Пилот

Размер шрифта: - +

Глава 8. Первая миссия

― Ши, ты куда? ― Леций, шедший на обед из архива и задержавшийся у входа, заметил, как парень куда-то направляется, волоча за собой какие-то громоздкие ящики на небольшой платформе.
― А? ― тот почти мгновенно вынырнул из мыслей, смотря недоуменно, потом как-то неуверенно улыбнулся и сказал. ― Да вот, на миссию. Первую за последние одиннадцать лет.
― Оу… ― сразу поник Леций. Если корабль уходил на миссию, то как минимум на год-два, и если Ши включен в состав корабельной команды…
― Аарон, ― Ши улыбнулся, подходя к нему, ― Эти три года пролетят и не заметишь. Тем более ты уже входишь в тот возраст, когда можно начать тренировки, потому не думай, что заскучаешь. Не вечно же тебе пылью в архиве покрываться.
― Три года? ― слабо улыбнулся парень. ― Да, пролетят и не замечу… Какой рейс хоть?
― «Малыш Зоку» вернулся из доков, ― широко улыбнулся Ши, ― Помнишь, на днях пригнали лайнер на команду в девять человек?
― Грузчик?
― Ха! Как занизил в должности, наглец! ― Ши подскочил к нему ближе, с целью намылить шею, но Леций увернулся, сдавленно хихикая. ― Еще и смеётся, нет, ну что за мелочь! Помощник капитана я!
― А это тогда что? ― Леций указал на одиноко стоящие ящики. ― Твое белье?
― Ага, ― важно кивнул Ши, ― Запасных брюк штук сорок, рубашек белых двадцать, рубашек желтых десять, фуражек целая стопка…
― Все-все, я понял, ― хмыкнул в кулак Леций.
― Это цифлим, ― посерьезнел вдруг Ши. ― Товар для Лилии.
― Цифлим? Супер-передатчики из Ниаксиоля? Но… ― Леций замер, ― Это же контрабанда, Ши. Корона если узнает…
― Ой, да ну. Кто будет проверять обычный грузовой лайнер на контрабанду? Тем более цифлим — это еще не контрабанда. Бывал в первом квартале?
― Нет, кто меня туда пустит?
― Вот там у нас грузят то, что входит у Короны в списки «особо опасно, переловить, отнять». И кораблики там соответствующие. А передатчики, пф, плевое дело. Тем более, что мы везем не сами аппараты, которые, заметь, так и называются: цифлимовые передатчики, а их начинку — чистый цифлим, помещенный в капсулы. Там только вставить в любой аппарат и вуаля, ты уже настроен на волну Ниаксиоля плюс имеешь доступ в межгосударственную сеть.
― И ты так просто тащишь это на какой-то железяке?
― Тише ты, ― шикнул Ши, ― нашел о чем орать на весь коридор. У нас на складе еще семь никому не нужных коробок, Лилия в последний момент сократила заказ, так что о сохранности этих, ― парень кивнул на коробки, ― я не особо беспокоюсь. Тем более, что и так весьма аккуратен.
― Семь?!
― Аарон!
― Ладно-ладно, ― подросток стушевался, хотя Ши и видел, как он до сих пор пытается осознать только что услышанное. ― Я нем как рыба.
― Ага, ну что? До встречи через три года?
― Бывай, ― Леций развернулся, махая парню на прощание. Отчего-то, но настроение резко испортилось.
― Не скучай без меня!
― И не думал!
― Не забывай спать по ночам!
― А чем еще я могу заниматься?
― Удачи, Аарон!
― Я, Леций!

***

С тех пор как уехал Ши, раскрыв при этом Лецию глаза на то, что и их гильдия далеко не так невинна, как он думал до этого, подросток стал многое замечать. И что удивляло его больше всего, так это то, что взрослые совсем не таились. Они говорили про запрещенный законом товар также обыденно, как и об обычных поставках, веселились, рассказывая друг другу как удирали от королевских крейсеров или передавали груз. Тогда же Леций и стал замечать, что любимая фраза Бади: «у всего есть обратная сторона», относится и к «Черным Псам» также.

― Аарон, ты сейчас в архив? ― рядом материализовался сын одного из мастеров.
― Нет, я там все уже закончил, ― широко улыбнулся Леций.
― Зайди тогда к моему отцу.
― О’кей, ты подойдешь позже?

Кивок, и Леций, чуть виновато улыбнувшись, убежал в сторону мастерской.

Мастера ― отдельная каста, они специализируются на ремонтах и усовершенствованиях лайнеров, кораблей, крейсеров и других воздушных машин. Иметь в гильдии хотя бы одного уже престижно. Мастеров никогда не втягивают в войны, слишком рискованно ― обнаружить у себя на корабле сюрприз в самый критический момент никто не хотел.
А, так как у «Черных Псов» весь бизнес крутится именно возле транспорта, то хотя бы один мастер им был жизненно необходим. К счастью, Бади оказался достаточно удачливым, чтобы заманить «в гости» целую мастерскую, основной филиал которой был в Сокхе ― городе-верфи. Прошло уже много лет, они осели, прижились и стали неотъемлемой частью Псов, у двоих мастеров здесь же родились дети.

Одним из них был и Эд Рионер. И, хотя он уже давно миновал столетний рубеж и формально считался взрослым, фактически им не являлся. Из-за травмы лица и нервных окончаний он не мог стать полноценным мастером. 

На лице парня навечно застыла легкая улыбка-ухмылка, что иногда выглядело устрашающе, а ранее подвижные черты превратились в застывший воск, навсегда лишив его возможности передать хоть какую-то эмоцию через мимику. Из-за этой же травмы Эд не чувствовал окончания пальцев рук и ног, из-за чего работа мастера становилась невозможной: чтобы работать с техникой, нужно ее чувствовать. Но так как весь род парня до него специализировался именно на ремонте лайнеров, то и он сам ничего кроме этого не умел.

И Леций, как только закончилось его наказание в архиве, стал все свое свободное время проводить в мастерской, наблюдая за работой искусных рук, которые ваяли, чистили, разбирали и собирали снова. Его завораживала игра пальцев, их взаимодействие с машиной, которая словно живая реагировала на каждое движение в свою сторону.
И один из мастеров, сын которого по несчастному стечению обстоятельств стал калекой, заметил тягу к своему ремеслу у пасынка главы базы.

День за днем, тихо да потихоньку, Леция словно переучивали на мастера. Сначала разрешили заходить на территорию, куда никому, не принадлежащему к «касте» мастеров, было нельзя. Потом стали отвечать на его вопросы, рассказывать о том, как и что работает, подтверждая свои слова демонстрацией. А потом… как-то все понеслось само собой: мелкие поручения, домашние задания, практика. Леций, сам того не желая, будто бы заменял мастеру Рионеру его собственного сына.

Подросток чувствовал себя виноватым перед Эдом, ведь он видел, как тот горящими глазами наблюдает за работой отца. Как пытается помочь тем, чем может. Учится и совершенствуется в том, что может. А выполнять он мог, в большинстве своем, грубую и грязную работу. И с каждым днем Леций все больше восхищался твердостью характера Эда, результатом его работ и все чаще слышал, как мастер-учитель рассказывает ему о ловких пальчиках своего сына, который всегда был талантлив в работе с техникой. И от того по груди разливалась едкая горечь, от осознания того, насколько жизнь несправедлива.

***

― Грустишь, ― Эд опустился рядом с ним на ступени.
― Скорей скучаю…
― Ши.
― Он самый.

Парни замолчали.

― Как ты можешь так? День за днем, год за годом… ― Леций, начавший говорить весьма эмоционально, к концу сник. Язык не поворачивался говорить то, что было правдой.
― Принимать свои травмы становится легче, если на них не обращать внимания, ― договорил за него Эд, трогая свои щеки, лоб, веки и губы. ― Меня многие спрашивают об этом: Как я принимаю свою ущербность и день за днем живу с мыслью о том, что не стану мастером? Но если в мире есть магия, то наверняка есть и чудеса.
― Ты веришь в чудеса? ― с иронией спросил Леций, Эд посмотрел на него с улыбкой.
― Верю.
― Но…
― Чудес не бывает?
― Да, ― с горечью вспомнил Леций мечту о собственном чуде: мечту о родителях.
― Я проживаю уже вторую сотню лет, ― Эд пожал плечами, ― и понял, что чудес не бывает ровно до тех пор, пока ты веришь только в то, что видишь.
― Э?.. ― пришел в недоумение подросток.
― Пока ты жалеешь себя и растравляешь в сердце яд и горечь от несбывшихся надежд, то… ― Эд наклонил голову набок, вздыхая, ― лишь загонишь себя в такое состояние, когда приходишь в себя и видишь, как отец выдирает из твоих пальцев тонкое лезвие.
― Э…
― Ты можешь мне не верить, ― Эд поднялся, — но сложнее жить обращая внимание на «нет», чем на «да».

***

― Год! Ши нет уже целый год! ― Леций театрально закрыл глаза рукой, получая в ответ смешок от Бади и понимающий взгляд Эда.
― А тебе уже почти семнадцать, ― слабо улыбнулся Бади, заканчивая чистить картошку и передавая кастрюлю кухарке.
― Не говорите так, а то у меня возникает ложное ощущение, что прошло два года, а не один. Все же он улетел в декабре, когда мне было пятнадцать.
― А в данный момент уже ноябрь, когда тебе шестнадцать.
― Наставник!
― Молчи и чисти морковку, ― фыркнул тот, вытирая руки о белый передник.
― Но почему мы вообще занимаемся этим? Бади, ты же глава базы!
― И что?

Леций замер, смотря на наставника удивленно.

― Глава базы, Аарон, не значит «напыщенный белоручка», ― Бади подтащил к себе ведро лука и Эд с Лецием автоматически отодвинули свои табуреточки подальше, ― здесь больше ответственности, чем привилегий.
― Ответа на вопрос это мне не дает, ― буркнул юноша, срезая у морковки весь кончик. ― Тем более я видел на кухне овощечистку.
― Это овощерезка, Аарон, ― поправил его Эд, с явным удовольствием срезая со своих морковок тонкий-тонкий слой.
― Какая разница? ― Леций вздохнул, с тоской думая о проекциях энергощита в своей комнате.

***

― Куда мы? ― Леций, спросонья натянувший первое попавшееся под руку, плелся за наставником через каждые два шага зевая.
― Первый квартал.
― Что?!

Четыре внешних двора ― четыре квартала. 

Четвертый ― самый просторный, именно там происходят погрузка и разгрузка стандартного товара, который «Черные Псы» отправляют на обычных грузовых лайнерах, старых и потрепанных. Там же находиться ангар для стриксов и крейсеров.

Третий ― мастерская, взлетные и посадочные площадки, и более высокий уровень товара (все еще законного), и лайнеры, принадлежащие гильдии.

Второй ― ангары для личного транспорта, дорогие и ценные грузы (законные) и обычная контрабанда, которая была контрабандой просто потому, что была изготовлена в других странах, сама по себе будучи весьма безопасной и даже интересной.

Первый квартал ― место, где были только миссии «S» ранга, где был максимум опасности и минимум страховки, а за товаром гонялись как Корона, так и простые разбойники, желавшие разбогатеть за счет других. Кораблики, в целом, тоже соответствовали ситуации, одним своим видом вызывая зависть у всех пилотов от мала до велика… так сказать «элита».

Леций лишь раз видел, как оттуда вылетает корабль, и это зрелище навсегда осталось в его памяти. Ведь что может быть прекраснее, чем увидеть как расправляются широкие, металлические крылья и весь лайнер словно приподнимается, готовясь к взлету в небо? Что может быть более завораживающим, чем постепенно тускнеющий блеск стали, когда включается маскировка и о наличии во дворе лайнера говорит только тихий гул мотора да редкие электрические всполохи, пробегающие, как знал Леций, по всему корпусу (это включался энергощит)? Правильно, лучше этого может быть только участие в команде такого корабля.

― Бади, ― когда наставник открыл тяжелую, массивную дверь в первый внешний двор, Леций почувствовал как замерло, а потом учащенно забилось сердце. ― Что мне надо делать?
― Молчать и слушать, ― тихо бросил тот, исчезая в ночной темноте.

***

― Сколько их? ― тихий голос наставника, тусклый, приглушенный свет фонаря и то и дело попадающие под его блики люди. Спустя пару минут Леций понял, что дело явно связано с чем-то… этаким.
― Семеро. Вроде как прирученные, но кто этих тварей знает, ― хмыкнул чей-то голос из темноты.
― Приготовили стойла?
― Да, в подвале, закрытый ярус. Отделали все, как по-инструкции.
― Капитан, глава, ― в темноте раздался еще один голос, и Леций почувствовал, как усилился ветер, ― три минуты, посадка.
― Так точно, ― хмыкнул «капитан».

На долгие три минуты все затихло, лишь ветер с каждой секундой подвывал все громче, а свет фонаря то и дело прерывался. Вдруг Леций ощутил на плече тяжесть руки Бади и…

― Осветить площадку, накинуть купол, подготовить трап, ― короткие, отрывистые приказы.

Мгновенно вспыхнули посадочные огни, а девять магов, что стояли все это время во тьме, вдруг начали синхронно двигаться, словно сплетая одну большую сеть, забегал обслуживающий лайнер персонал… а вслед за этим для Леция вдруг пропало все.

Он просто чувствовал, как нечто несоразмерно большое с тихим гулом обдувает его своим горячим дыханием, словно приветствуя. Слышал, как довольно урчал постепенно гаснущий двигатель, видел, как дикие всполохи не то пламени, не то электричества, бегая по проявляющемуся корпусу, перекидывались на землю. А затем Лецию пришлось закрыть глаза, ибо поднятая лайнером пыль ослепляла, заставляла закашляться.

Огромный, широкий трап сразу же подкатили к горячему боку корабля, а затем люди почему-то бросились в рассыпную. Грузовой отсек медленно открылся, и всех стоящих вблизи обдало ледяным ветром, а ночную тишину разорвали звуки, даже отдаленно не похожие на все те, что Лецию доводилось слышать раньше.

Тем временем на, еще не сложившееся, крыло один за другим стали выходить члены корабельной команды, и один из них, в костюме первого пилота, тут же направился к Бади.

― К этим тварям больше одного не подпускать, они начинают беситься, ― пилот неосознанно передернул плечами. ― За эти четыре месяца я уже семь раз поклялся разорвать свой миссионный контракт и выкинуть этих (кивок в сторону открытого трюма) за борт прямо в полете.
― А говорил, что прирученные, ― Бади хмыкнул, смело шагая в сторону трапа и жестом подзывая за собой Леция.
― Если вас покусают, я не виноват, ― крикнул им вдогонку капитан лайнера, вслед за этим обращаясь к своему собрату по должности. ― Не завидую я тебе.

***

Страх и адреналин, казалось, разливались по телу вместо крови, особенно в тот момент, когда ступивший на шероховатую поверхность трапа Леций увидел длинные, глубокие полосы.

― Бади… ― голос предательски дрожал, но наставник уверенно поднимался в трюм. ― Великий Дарк, пощади…

На мгновение подняв глаза кверху, Леций продолжил путь, гадая, что же за тварей им привезли, что даже не видя их, он чувствует, как подкашиваются коленки? Отвесив себе мысленную оплеуху, юноша ускорил шаг, догоняя наставника. Тот стоял на «пороге», что-то разглядывая, и Леций тоже заглянул внутрь… впрочем, лучше бы не заглядывал.

Семь огромных, явно диких кошек опасно ощерились, издавая низкие гортанные звуки и глубоко, словно в мягкое масло, впустив когти в железный пол трюма. Одна из них, самая крупная даже встала так, чтобы цепь, припаянная прямо к стене, натянулась.

― Барлы, ― Бади тихо хмыкнул, плечом опираясь на косяк, ― магические существа Торила.
― Страшные, ― тихо ответил Леций, со страхом осматривая трюм лайнера.
― О да, особенно если разозлить, ― наставник хрустнул костяшками, вслед за этим начиная двигаться вперед. ― Поймать их непросто, приручить еще сложнее…
― Бади… ― Леций с едва скрываемым ужасом смотрел, как мужчина смело подходит к первой твари. Та тут же поднялась на ноги, и юноша поразился тому, насколько же барл огромен.

Но вот наставник азартно ухмыльнулся, наклоняясь вперед так, будто собирался скользнуть на пол. В следующее мгновение Леций видел, как сначала голова, а потом и все остальное тело наставника покрывается белой шерстью, как удлиняются руки, меняются кости, расплываются с детства знакомые черты…

― Обращение, ― попятившись, прошептал он, наблюдая за тем, как небольшой (по сравнению с остальными) барл-Бади скользит между этими тварями, одним движением челюстей раскалывая толстые, железные цепи.

Те, однако, не спешили выпрыгивать из трюма и сеять боль и хаос. Они осторожно, словно прощупывая сам воздух, вели носами, зевали (вгоняя Леция в полуобморочное состояние видом своих длинных клыков), били раздвоенными к кончику хвостами. И вообще были самими воплощениями спокойствия, если не считать, конечно, утробного рычания, которое не прекращалось ни на секунду.

Тут барл-Бади вырос рядом с ним, кивая сначала на этих кошек, а потом на трап. Леций отрицательно помотал головой, прижимаясь к проему и усердно пытаясь слиться с окружающей обстановкой. Наставник же, тяжело вздохнув (Великий Дарк, даже это выглядело страшно), вернул голову в человеческий вид, на выходе получив тело барла и лицо человека.

― Они восприимчивы к магам, потому тебе почти не о чем беспокоиться. Барлы и в правду приручены.

Вслед за этим вновь обратил голову в звериную и, широким лбом подталкивая Леция к первой твари, недовольно заурчал.

«Я сплю, ― тем временем убеждал себя юноша, ― я сплю, это не по-настоящему, бояться нечего… я сплю, сплю…»

Барлы тем временем улеглись обратно, склонив головы и наблюдая за человеком. А Леций подходил все ближе и ближе, от страха уже не чувствуя свое собственное тело. Мысли о том, что он все еще слишком молод, чтобы умирать, перекрещивались с мыслями о том, что если он выживет, то не заговорит с Бади ни под каким предлогом. 

***

Бади, степенной походкой вышедший из корабля, спустился по трапу и обратился человеком.

― А где детеныш? ― криво усмехнулся пилот лайнера, облокотившийся на высокий край площадки.
― Осваивает науку управления барлами, ― хмыкнул тот, разминая плечи.
― И не боишься же ты за него, ― покачал головой пилот-капитан. ― Один неверный шаг, и эти твари одним дыханием лишат его жизни.
― Аарон почти не обладает магией, для барлов он не предоставляет угрозы. Только интерес.
― Лучше бы наняли дрессуров из фано, как и в прошлый раз. Чем проводили бы эксперименты.
― Торстон, не заставляй меня разжевывать тебе банальные вещи, ― недовольно покосился на того Бади.
― Бади, ― возразил тот, ― будь это любой другой фано я б даже не думал об этом. Но Аарон тот, кто носит метку Черных Псов. И ты сам говорил, что ребенок одного из членов автоматически становится общим. И, хотя я никогда с детенышем не контактировал, все равно чувствую ответственность. Подумай о том, что будет, если там что-то пойдет не так. Мы же даже на помощь не сможем прийти.
― Ты так и не разучился лить воду, ― Бади передернул плечами, ― Аарон бесполезен как маг, это понимаешь даже ты. Но я хочу создать ему будущее в магическом мире. Я был там (кивок в сторону трюма), видел, как они лишь раз посмотрели в его сторону.
― А то ты хорошо знаешь барлов.
― Достаточно, чтобы точно понять, когда они приручены и не причинят вреда фано.
― Никогда тебя не пойму…
― А я и не прошу.

Пилот поморщился, бросая тревожный взгляд в сторону трюма. Тридцать два мага гильдии каменными статуями застыли там, где стояли. Они знали, что в такой работе самое главное: не спешить и дать время.



Лексана

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться