Пирамида

Font size: - +

Глава 2

## 2

Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.


В этот раз я поняла, что мое восприятие изменилось: я будто чувствовала теплые потоки в воздухе. Они обвивали мою руку, обтекали тело, словно кокон. Самое странное началось, когда я решила произвести гигиену тела. Внутри каюты оказался санблок. Небольшой, с хорошей эргономикой, прямо как в буклетах для продажи билетов на лайнерах высокого класса. На обычном корабле, особенно для дальних перелетов, такой роскоши я никогда не видела. Уровень рунитов поражал: такое расточительство пространства, особенно для заложника... Хотя меня назвали гостьей, но я чувствовала давление, которое сжимало со всех сторон.
— Может, они — непростая команда?! — Глянула на свое запястье и вспомнила о доступе к информации. — Пора уже найти хоть что-то, чтобы прекратить накручивать себя домыслами.
— Система, хочу прочитать информацию об этом корабле, — я громко проговорила фразу куда-то в потолок каюты, надеясь, что угадаю с командой с первого раза. Не хотелось просидеть здесь весь цикл в попытке понять принцип подключения. Давать повод для насмешек над человеческой глупостью было не в моих интересах.
Система молчала. Я же села на кровать и вытянула запястье, рассматривая рисунок, из-за которого мне стало так плохо вчера. Теплые потоки медленно оглаживали кожу с вязью, и мне пришла мысль попробовать надавить на него. Может, мне стало дурно из-за внедрения инородного предмета?!
Рисунок слегка менялся, медленно перетекая в другой узор. Как только подушечка моего пальца коснулась странных чернил, браслет моментально ожил, потек быстрее.
— Хочу увидеть информационный архив, — проговорила в рисунок и представила нечто похожее на электронные файлы.
Узор забежал так быстро, что разобрать изменения уже было невозможно, но все равно ничего не происходило.
— Это издевательство какое... — пробубнила себе под нос и закрыла глаза рукой с узором. И сразу же в голове водопадом пошли слова, цифры, образы — весь информационный архив. Теперь у меня была другая проблема — как вычленить нужное. — История, — громко произнесла, и тот час же перед глазами всплыли три файла: на двух их них символы были не понятны. — Да, Эль, специально для тебя файлы продублируют на универсальном земном, — прошипела себе под нос, понимая насколько все плохо. Слова про «необразованную Элию» задели, но были правдой — языков я не знала, уповая на лингвабот, но лишь потому, что не никогда и не планировала покидать Пояс. Максимум чего я смогла бы добиться, так это повышения до майора оперативной группы патруля. Выше уже никто бы не пустил. 
К рунитам я точно не собиралась.
Откинувшись на стенку кровати, я подобрала ноги и положила голову на колени. Отцу или Джону, моему брату, наверняка сообщили, что я погибла при исполнении. Теперь они получат крохи из страховки и запишут файл с моим трехмерным изображением на Стену Плача, ко всем тем бедолагам, чьи тела забрал космос и не вернул домой. От этих мыслей на меня накатила апатия, окутала ядовитым туманом и стала медленно переваривать. С этой небольшой кровати, запертая в каюте пришельцев, участь моя казалась предрешенной, а что хуже — управляемой чужой волей. Неужели это судьба?
Дверь в каюту открылась и вошел Фай, неся в руках два высоких термоса.
— Я пришел угостить тебя нашим горячим напитком и показать книжный архив.
— Я слишком грубо вошла в систему? — А что мне оставалось думать?! Рю вряд ли бы попросил кого-либо помочь мне, злорадно наслаждаясь последующими проблемами. Я так и видела его ухмылку и мысли «Капитан Арве, я дал вам доступ. Чем же вы недовольны?»
Фай улыбнулся и махнул термосом, будто отмахивался от моих глупостей. Он снова был без камуфляжа из узора.
— Рю попросил помочь. На этот раз он проявил вежливость. Не сердись на него, Элия Арве.
— Можно просто Эль, — тихо ответила я и удивилась, что сказала свое сокращенное имя. Призыв «не сердиться» меня немного рассмешил: как можно не обижаться на своего тюремщика?! Но Фай будто не видел ничего плохого в сложившейся ситуации. Может, у них нет понятия семьи? Дома? Я сжала губы. Как же все сложно! 
Он посмотрел на меня удивленно, а потом сел рядом и заглянул в глаза.
— Ты даришь мне свое имя?
В вопросе крылся подвох. Я чувствовала это.
— Я называю свое короткое имя. У нас принято при общении знакомых обращаться по короткому имени. У вас не так?
Фай протянул мне термос и показал на своем, как его открыть, потом сделал небольшой глоток и по-детски завалился на кровать, прикрывая глаза.
— У нас все обращаются по званию, либо по первому имени. Второе имя мы дарим лишь возлюбленным. Его знает только семья.
«Значит, семья у них есть».
— Фай — это звание?
Он сделал второй глоток.
— Нет, это первое имя. У нас нет званий, мы выше этого.
— Можешь пояснить, что значит «выше этого». — Я решила выуживать информацию любым способом, ведь среди рунитов я проведу неизвестное количество времени.
Фай почесал за ухом и по-детски мило нахмурился. 
— Это значит, что мы принадлежим Дому. А Дом — это самые старые семьи.
— Как цари? — Я хорошо помнила историю Земли.
Фай улыбнулся и кивнул на мой манер, а потом сделал еще глоток из своего термоса.
— Выпей со мной. Этот напиток хорошо влияет на нервную систему.
Я выпила и закашлялась. Напиток оказался действительно хорош для нервной системы, настолько, что к нему надо было требовать закуску. Вкус был сладковатый, приятный, но жидкость обжигала, как очень крепкий алкоголь. 
— Сколько там градусов? — Я недовольно посмотрела на Фая, который наслаждался моими реакциями. Эмоциональный маньяк какой-то, хотя сколько они находятся в космосе?! Вряд ли у любого разумного существа выработается иммунитет к черной бездушной бездне вне корпуса корабля. Поэтому любое развлечение помогает не впадать в «сон». Я не раз видела, как сознание пилотов и патрульных «засыпало» из-за долгих полетов, и они становились полностью отрешенными. Возможно, Фай, по натуре живой и эмоциональный, боялся погрузиться в «сон» и старался подпитаться от меня живыми эмоциями.
— Достаточно, чтобы твоей нервной системе стало хорошо, — замолчал на мгновение, но добавил, — Эль.
— Моя нервная система не привыкла к такому. Я не люблю алкоголь. — Я тоже сделала паузу и добавила: — Фай.
Так мы и перешли на «ты». Это могло быть огромной ошибкой с моей стороны, ведь я ничегошеньки не знала о них, а сближаясь, нарушала неведомую границу. Но Фай похоже был не против. 
— Тогда я принесу тебе наш пуэр. Он тоже бодрит, а ты мне расскажешь, что любят пить земляне.
Я хотела поправить его, что не землянка. Что жить на Земле — это привилегия, но меня перебил жесткий голос Рю.
— Ты ничего никому не принесешь, а-ни. Кто позволил тебе так себя вести с «добычей»?
Я думала Фай снова улыбнется, но увидела новое выражение на его открытом лице. Это была злость. Он сузил глаза, и его четко очерченные губы сжались в тонкую линию.
— Сколько мне лет, Рю, что ты выговариваешь мне, как несмышленому кодо? Я вполне сам могу разобраться с тем, что могу, а что не могу делать. Ты мне для этого не нужен. — Фай встал и обратился ко мне: — Эль, я принесу тебе наш второй напиток.
Мой ответ ему был не нужен, он и так понял по моим испуганным глазам, что я боюсь влезать в этот разговор.
Рю выпустил его молча, но как только переборки закрылись, сразу накинулся на меня.
— Когда вы перешли на имена?
— Сегодня, — но сразу поправилась, — сейчас.
— Капитан Арве, если вы пытаетесь расположить к себе моего брата, то вы ошиблись с целью. Решение о вашей дальнейшей судьбе принимает не он.
Мой Обскур так и не показывал своего настоящего облика, прячась за рисунком из рун, тем самым давая мне понять мое истинное положение здесь. Но зачем так рьяно запрещать брату видеться со мной? Какая разница, какими надеждами я себя тешу, если Фай мне все равно не сможет помочь? Или он что-то не договаривает?
Я решила закинуть пробный камень.
— Я общаюсь с вашим братом не из-за возможной выгоды, которую вы мне приписываете. Он мне интересен и я хотела бы узнать о вашей культуре больше, но об этом вы и так знаете.
Рю развернулся ко мне всем корпусом и хранил тишину. Камуфляж великолепно прятал любые эмоции, которые я могла бы прочитать по глазам, но я все равно чувствовала, что он... обиделся. Что-то было такое в его интонации, что заставляло меня сомневаться в его безэмоциональном поведении. 
— Фай наиграется и потеряет интерес, не рассчитывайте, что сможете назвать его да-чи. И вряд ли вы приобретете знания от него. Лучше читайте архив.
Точно, мой Обскур был обижен. Вряд ли его задел интерес к его брату, скорее он не хотел делить внимание Фая с «добычей». 
— Тогда прошу вас показать мне, как им пользоваться.
Я пошла ва-банк, раз хочет изолировать меня, пусть тогда и постарается. Рю на мое предложение моргнул. Именно так, молча стоял, смотрел на меня и моргнул после моих слов. Неужели он удивлен, что кто-то не справился с таким простым действием. Подозреваю, что корабли землян были намного технологичнее наших астероидянких, но у меня хорошая память — достаточно одного раза показать или сказать, и я смогу повторить процесс.
Рю не проронил ни слова, но все-таки подошел и сел рядом, точно на то же место, где сидел до этого Фай.
Я подумала про кошачьих. Они ревностно относились к своей территории. Руниты тоже напоминали мне больших хищных кошек.
Мой Обскур не заметил моей глупой полулыбки. Даже строгие и холодные ноты в голосе Рю почему-то не пугали меня, как должны были бы. Мне было противоестественно спокойно, будто я оказалась дома. В каком-то особом, хорошем месте, где не было изматывающих дней на выживание.
— Показываю один раз.
Я подавила смешок. Он сейчас меньше всего походил на воинственного пришельца.
— Надо активировать браслет теплом пальцев. — Рю провел указательным пальцем по похожему браслету на своей руке. — Потом представьте, что нужно. Выберите из появившихся образов и получите слепок. Наш бог машины силен.
Бог машины? Наверное, это ИскИн. Все было просто и одновременно сложно: такую систему не обманешь и ни взломаешь. Только полный личный контакт.
— Попробуйте сами.
— Спасибо. Моя первая попытка оказывается была верной, но я совсем не учла того, что не читаю вашу письменность, а как пользоваться переводчиком не знаю.
Клянусь, мой Обскур скрипнул зубами.
— Вам не нужен переводчик, капитан Арве. Я обновил ваш лингвабот.
Я удивленно подняла брови — слишком много возни с обычной заложницей.
— Поэтому просто представьте то, про что хотите прочитать.
— А вот и пуэр, — Фай вошел в каюту с боксом и остановился, глядя на Рю напряженным взглядом. Тот плавно поднялся и не отводил взгляд от брата.
— Ты меня удивляешь, а-ни. Я вижу другой окрас для твоей строгости. Прости, что не увидел оттенков сразу.
Либо мой Обскур наврал, либо даже обновление словарных программ мне не помогает. Но Рю понял брата очень хорошо, потому что весь ощетинился.
— Ты забываешься. Я никогда не опозорю Дом недостойным выбором!
— Даже, если это будет сай? — Фай упрямо выводил брата из равновесия, но теперь я услышала знакомое слово и сглотнула — они говорили про меня?! Не опозорит недостойным выбором? То есть выбором меня?
Я понимала, что запутываюсь во всем, вязну намертво в чуждом образе мыслей и не могу ничего разобрать правильно. Одни слабые домыслы. Но даже намек на то, что я являюсь позорным выбором болезненно уколол самолюбие. И вроде мне должно быть все равно, но, видимо, мои эмоции сыграли злую шутку и я начала симпатизировать Рю.
— Даже так, — резким тоном ответил старший рунит и ушел, не посмотрев на меня.
— Не слушай его слов, Эль, он каменный вождь.
Нет, определенно что-то не то было с моим словарем. Я примерно угадывала смысл, но я была не в той ситуации, чтобы догадываться и домысливать. Один неверный вывод, и я могу лишиться жизни.
— Фай, я не уверена, что имею право обижаться на кого-то из вас. Вы спасли меня от смерти. Восстановили здоровье (про укрепленный скелет я промолчала). Проявляете заботу, хотя мои соотечествинники бросили меня.
На последней фразу Фай отвел глаза. Мои самые худшие догадки начинали всплывать одна за одной. Соотечественники скорей всего и понятия не имеют, где я. Никто не связывался с моим подразделением. Забота и внимание — причина кроется в этом загадочном слове «сай», как и то, почему мне помогли сверхмеры и улучшили физику тела. Но это все мне нужно подтвердить, а не сидеть и накручивать себя. 
— Мы чтем Слово и не можем бросить живое создание в беде. — Фай понял мой незаданный вопрос и продолжил: — Но наше общество имеет строгую иерархию, поэтому есть правила, которые нужно соблюдать. 
«Поэтому мы отдадим тебя алулиму».
— Ты скучаешь по дому?
Я дернулась, как от пощечины. Это была не просто тоска, ведь там, на Астероидах, осталась вся моя жизнь. Да, она была простой и тяжелой, но она была полностью моя и ничья больше! А теперь... Теперь случилось то, чего я так боялась все эти года — я осталась совершенно одна. Воздух застрял в легких и я закашлилась. Фай быстро всунул мне в руки чай и приказал пить. Напиток обжег небо, но не сильно, стек вязко по гортани вниз и подарил горьковатую сладость рецепторам. А еще он напомнил мне наш домашний чай, который мы пили только по выходным. Растили его сами, в специально купленной за приличные деньги оранжерейном контейнере. Старый семейный риутал, который остался как память о матери.
— Я привязана к своей семье, мне тяжело без нее. 
Фай поджал губы и тихо проговорил:
— Эль, запомни — я никогда тебе этого не говорил! Но ты можешь сбежать, если достигнешь определенной позиции при алулиме. Жрицам позволено многое.
— Жрицам?
Рунит резко встал и нервно оглядел каюту.
— Забудь, — потом посмотрел на меня нервно, будто испугавшись того, что я могу схватить его за руку и отошел от меня. — Прости.
Переборки в мою каюту защелкнулись, и я осталась одна с боксом еды на кровати.



Рина Карисума

Edited: 21.11.2018

Add to Library


Complain