Пирамида

Font size: - +

Глава 10

— Ты сам виноват, — сказал Маленький принц. — Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно, ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил...

— Да, конечно, — сказал Лис.

— Но ты будешь плакать!

— Да, конечно.

— Значит тебе от этого плохо.

— Нет, — возразил Лис, — мне хорошо...


 

Я не могла заснуть, поэтому идея посмотреть визор не показалось мне такой уж плохой. К управлению информационными системами привычка укоренилась еще на корабле Иннику, и я подошла к стене около входной двери, дотронувшись ладонью к гладкой панели, которая моментально ожила. Синие, голубые линии разошлись тонкими нитями вокруг руки, черные окружности же служили кнопками управления. Я ткнула наугад. Музыкальный канал.

Огромный экран на соседней стене моментально включился и запестрели яркими красками невообразимо красивых платьев. Молодые девушки танцевали плавно, мягко, напевая и вплетая слова в необыкновенную мелодию. Музыкой на Астероидах называли нечто похожее на дрель и басы, ускоренный в два раза, чтобы сердце бухало в висках. Под нее редко танцевали, больше напивались дешевой синтетической субстанцией, называемой «сома». Ничего общего с насыщенным каранум, который открыл для меня совершенно другой мир вкусов. На Сехруме сохранилось все самое лучшее, что было на Земле столетия назад.

 

Я легла на большую кровать и погрузилась в мелодичные переходы, а также танец неизвестных мне акварианок.

— Похоже на Эдем, что оторопь берет. — Я любила эту старую фразу, которую понимала только я и наш старый сосед по боксу, что еще застал время, когда в личных вещах позволяли держать бумажные книги. Стоили они как новенький фильтр для воды и по праву считались роскошью, но Старик накопил на целых три книги: «Сирены Титана», «Дюна» и «Мы». Вот оттуда я и нахваталась изживших себя словечек, да странной тяги к познанию мира.

Какой толк от самопознания, если ты живешь на куске камня в открытом космосе, а жизнь тебе сохраняет не божественное провидение и великий замысел, а такие рукотворный человеческий рационализм и наука?! Вот и я так думала, пока не попала на корабль загадочных рунитов-акварианцев. Теперь же прочитанные книги я вспоминала с любовью.

— «Самыми постоянными законами Вселенной остаются случай и ошибка», — я с расстановкой проговорила цитату из «Дюны» и хмыкнула, радуясь, что еще не все выветрилось из памяти.

«Какое интересное мышление», — зашелестело в голове.

От испуга воздух застрял в горле. Голос в моей голове был настолько четкий и уверенный, что становилось страшно от понимания чужого присутствия.

Я быстро оглядела спальню. Никого.

— Кто здесь? Кто в моей комнате? — повысив голос, грозно спросила в пустое пространство.

«Как быстро ты присвоила чужое», — смешливым тоном снова пронеслось в моей голове.

Пора было звать на помощь. И я уже поднялась с кровати, чтобы побежать к Рю, но голос остановил меня:

«Тебе же объяснили, что в этой комнате живет разумный симбиот».

— Не разумный, а чувствующий эмоции, — резко ответила я и зажала рот рукой. Ругаться с растением — это похоже на помутнение рассудка.

«Разумный», — грубо поправило то самое растение. «То, что Рю Тхан меня не слышит, это не значит, что я не умею общаться. Я, может быть, не нахожу его интересным собеседником».

Каспум фыркнул. Внутри моей черепной коробки.

Я закрыла лицо руками и медленно задышала. Контроль был сильной чертой Элии Арве. А сейчас мне очень был нужен холодный разум и спокойствие.

— Хорошо, — хлопнула в итоге по коленям ладонями и посмотрела на стену, покрытую нежными лепестками. — Значит, я интересный собеседник?

«Более чем». — Листочки немного вытянулись ко мне, будто направляя мысль прямо на меня.

— Потому что инопланетянка?

«Потому что сай».

Опять это слово. По правде говоря, меня трясло от него, как от ядерного взрыва. Сейчас я уже примерно представляла весь масштаб ответственности и моей проблемы после активации пирамиды при встрече с алулимом. Но, видимо, я что-то упустила. Что-то очень важное.

— Я должна говорить вслух, чтобы ты услышал меня?

«Да, сай».

— Тогда, пожалуйста, скажи мне, чем сай так важна для Сехрума? Ведь акварианцы спокойно жили до меня.

«Выживали, сай, а не жили. Жить без достаточного количества воды очень тяжело. Но теперь боги подарили акварианцам прекрасную жертву во имя Жизни. Твоя смерть подарит жизнь тысячам. Разве это не великая миссия и не великая цель для такого слабого тела?»

Я молчала, уставившись на стену из листьев, которые теперь не казались нежными и прекрасными. Ядовитый и опасный — вот, что теперь мне думалось.

— Меня планируют убить в Зиккурате?

«Нет. Никто не причинит тебе вреда. Ты сама растворишься в Каплях. Боги призовут тебя, отдав твою кровь Сехруму».

Слишком высокопарная речь для растения, но суть я уловила — божественная жертва. И в этом была такая ужасная ирония: спастись от смерти, чтобы умереть под светом других звезд. Теперь странная фраза Иннику про помощь уже не казалась такой непонятной, наоборот, получалось, что она единственная собиралась мне помочь.

А Рю...

«Нам нельзя».

Слова разбитыми осколками доверия вошли в сердце. Он просто не хотел привязываться, чтобы было легче отдать меня алулиму. Его Дом в обмен на мою жизнь — правильный и прагматичный выбор лидера, который понимает суть выживания.



Рина Карисума

Edited: 21.11.2018

Add to Library


Complain