Пират императрицы

Font size: - +

Пират императрицы - 17

Пират императрицы - 17

Ренсинк Татьяна

***
Настя верно дождалась назначенного часа, когда, как уговорилась с фрейлиной Татьяной, могла бы ей помочь бежать с любимым. Она пришла к Татьяне в спальню и увидела, что та, уже переодетая в простое служебное платье, сидит на краю постели и о чём-то думает. 

-Я здесь, - вымолвила нерешительно Настя.

-Зря всё может, - усмехнулась с грустью Татьяна. - Виталина нас слышала вчера, знаешь?

-Нет, - удивилась Настя.

-Она не расскажет государыни ничего, даже платье дала своё вот, - указала Татьяна на сарафан на себе. - Да что-то не так.

-Что же? - Настя не могла понять, что заставляет любящих сомневаться в чувствах или решениях, когда те - на благо любви, на шанс стать счастливыми.

Сидевшая перед нею фрейлина переживала очень сильно то же самое. Она сомневалась то ли в себе, то в силе её с милым человеком любви:

-Насть,... останься со мной?

-А как же побег? Как же встреча с капитаном,... медальон? - не смела сделать и шага Настя.

-Всё зря, - пожала плечами Татьяна и усмехнулась. - Знаешь, Виталина мне один вопрос задала, а я ответить не смогла... Она спросила... Барышня, а что Вас ждёт с тем капитаном? Где Вы останетесь тогда?

-И что с того? - улыбнулась Настя, но чувствовала, что не сможет разбудить в ней воли бороться за счастье. - Главное ведь с кем ты, а не где.

-Насть, - засмеялась Татьяна, а объяснять больше не стала.

Будто убедилась в своих чувствах, будто поняла всё происходящее с нею. Она поднялась, наполнившись откуда-то появившейся энергией, и скинула плащ. Переодевшись в своё платье фрейлины, Татьяна встала к окну и потянулась руками к небу:

-Здесь я! Здесь моё место, понимаешь?

-Нет, - попятилась Настя.

-Передай, прошу, государыне, что медальон останется при мне, - повернулась Татьяна, сияя улыбкой свободы.

Настя не стала перечить или пытаться что сказать, оставляя все переживания себе. Она выполнила просьбу Татьяны. Императрице передали про решение её, и явившийся в то время капитан, услышав донесение, без слов развернулся да ушёл.

С великим сожалением смотрела ему вслед государыня, после чего встала к окну и наблюдала, как он, в сопровождении ожидающих его двух всадников, умчался верхом так быстро, словно и не был здесь никогда.

С чувством разрывающейся души стояла в коридоре у окна и Настя. Она так же провожала их взглядом. Она так же прослезилась... Будто прощалась с дорогим, самым нужным на свете, что дарит отраду душе да веру в чудеса жизни, - со счастьем мечтать...

-Теперь понимаешь, Катюш, - вздохнула Императрица, рассказав о произошедшем своей фрейлине, когда осталась вечером с нею наедине и они были заняты вышиванием. - Вот почему стараюсь, чтобы задумывались вы, кого любить, думали глубже. Конечно, каждый остаётся при своём мнении, но ранить души других...

-Понимаю, Ваше Величество, - с печалью о своём вздохнула Екатерина. - Я могу лишь восхищаться Вашей столь страстной любовью к истине дел и чувств.

-Не теряйся, моя милая, - улыбнулась Императрица. - Коль мил тебе Воронцов, то выбор правильный делаешь, а я уж поддержу.

Чуть подслушав беседу Императрицы с Екатериной, Настя медленно отошла от двери. Она поплелась по тёмному коридору, и казалось, что темнота эта сжимает всё тело, не позволяя дышать,... мечтать...

Я любила печаль тех осенних дней,
Когда грела мечта, был в душе апрель,
Когда видела сны, где ждала тебя,
А оказалось всё зря...

Поклоняясь любви, все вокруг спешат,
Забывая любить, забывая страх,
А заметить, где истинная любовь,
Будто никому не дано.

Одиночество вновь подкралось в тиши:
«Ты грусти, плач, реви, только не молчи».
Вытирая слезу над свечой в ночи,
Отпускаю я мечты...



Tatjana Rensink

Edited: 16.05.2017

Add to Library


Complain