Пират императрицы

Font size: - +

Пират императрицы - 24

Пират императрицы - 24

Ренсинк Татьяна

***
Ангел вопияше Благодатней: 
Чистая Дево, радуйся, и паки реку: 
Радуйся! Твой Сын воскресе тридневен от гроба
И мертвыя воздвигнувый: людие веселитеся. 

Пасха красная, Пасха, Господня Пасха!
Пасха всечестная нам возсия! Пасха!
Радостию друг друга обимем! О Пасха!
Избавление скорби, ибо из гроба днесь 
Яко от чертога возсияв Христос, 
Жены радости исполни, глаголя:
Проповедите апостолом.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, 
И ныне и присно и во веки веков. 
Аминь.*

Следующим днём Иван рано собрался к празднеству Пасхи. Слуга помог переодеться в богатое придворное одеяние, расшитое серебряными нитями, да пудреный парик с хвостом позади, что был затянут черным бантом. 

-Прям князь какой, - засмеялся Иван, взглянув на себя в зеркало.

Молчаливый слуга лишь поклонился да оставил его одного. 

Не ожидая более, Иван решил отправиться сразу во фрейлинский коридор. Вчера он был здесь, когда дождался позднего вечера в своей спальне, но увидеть или узнать что о Насте не представилось возможности: никто не выходил, царила полнейшая тишина. Решив, что утром разузнает о Насте, Иван вернулся в спальню, где и погрузился в короткий сон. 

Теперь же, посетив вновь фрейлинский коридор, он подошёл к двери, где когда-то, как помнил, была комната фрейлины Екатерины да её служанки Насти. Постучав туда, Иван не дождался ответа...

-Вымерли все что ли? - пробубнил он под нос, как голос мужчины позади заставил застыть на месте:

-В церкви все...

Иван повернулся, гордо взирая на Храповицкого, и тот представился, пригласив идти вместе во дворцовую церковь.

Там всё уже было готово к празднеству. Хор распевал пасхальные песни, народу становилось всё больше. Дворцовая площадь наполнялась изящными экипажами, приглашая пройти в поражающий своим великолепием дворец, который многие видели раем.

Во время службы, во время церемонии целования руки государыни Иван стоял чуть в стороне и старался узнать хоть одну из фрейлин. Он узнал лишь Татьяну, что некогда отказалась бежать с его капитаном. Она тогда была фрейлиной. Находится ли она сейчас в том же статусе, Иван пока не понимал, но Татьяна оказалась пока единственной персоной, кого он знал.

Когда все прошли в залу, где великокняжеская семья пришла поздравить Императрицу, Иван тихонько отозвал Татьяну в коридор, взяв её при том за предплечье.

-Вы с ума сошли, - поразилась та, видя знакомые черты, но не узнавая. - Кто Вы?

-Поздравления от моего капитана, - поклонился Иван и взглянул с насмешливой улыбкой.

Татьяна сразу переменилась в лице, состроив сначала из себя гордую особу, но после сдалась. Сию неловкость Иван прочувствовал, но его не интересовали её дальнейшие переживания.

-Где Настя? - сразу вопросил он.

-Какая Настя? - удивилась Татьяна.

-Хорошо, - усмехнулся Иван. - Где фрейлина Екатерина?

-Ах, - вспомнила Татьяна и ещё больше заволновалась. - Сенявина что ли?... Так она... Катенька не так давно оставила вдовцом мужа своего, Воронцова... Чахотка сгубила... Двое детей малолетних остались.

-Что? - отступил Иван, шокированный данным известием и наполняющийся ещё большим страхом. - А Настя?

-Я не знаю, - пожала она плечами. - Она крепостная Сенявиных, а более не ведаю.

-Сможете узнать? - с надеждой смотрел Иван, и Татьяна видела его искреннее переживание:

-Я поспрашиваю и сообщу.

-Надеюсь, скоро... Буду ждать, - сказал Иван, отступая, чтобы уйти, и тут Татьяна вопросила, не скрывая, насколько сильно её волнение:

-А капитан?

-Жив и здоров, - улыбнулся он да отправился в зал к остальным...


* - из пасхальных церковных песнопений.



Tatjana Rensink

Edited: 16.05.2017

Add to Library


Complain