Пират императрицы

Font size: - +

Пират императрицы - 31

Пират императрицы - 31

Ренсинк Татьяна

***
Абсолютная тишина воцарилась на борту корабля. Передав право нести вахту у каюты капитана своему напарнику, Иван отдалился в угол, где сел и стал делать вид, что спит. Он следил через чуть приоткрытые глаза за каждым движением моряка, прислушивался к каждому скрипу судна. 

Долго казалось всё спокойным. Когда же появилась медленно приближающаяся тень, Иван затаил дыхание. Его рука медленно опустилась к рукоятке мушкетона сбоку да замерла. Некто приближался всё быстрее и быстрее, налетев вскоре не один, а с напарником на дежурившего.

Только успели вонзить в живот матроса нож, Иван вскочил, выстрелив одному в ногу. В тот же момент его кто-то сзади со всей силы ударил по голове. Пав от потери равновесия, Иван на миг застыл, притаившись. Он видел, как из капитанской каюты очень быстро некто выбежал, а следом за ним и тот, кто ждал рядом.

Не растерявшись, Иван выстрелил снова в одного из них да поднялся. Тот, кто покинул каюту капитана скрылся из вида, но сверху сразу были слышны крики и выстрелы. Надежда, что этот единственный человек будет схвачен, росла, как и тревога.

Вбежав в каюту, Иван кинулся к лежащему на полу капитану:

-Кап, Вы живы? - встряхнул он его и приподнял голову.

-Мои письма... Амфора, - прохрипел капитан, и Иван заметил, что тот придерживает на животе кровоточащую рану.

К счастью в тот момент вбежали в каюту ещё несколько взволнованных матросов и сам лекарь. Оставив капитана в надёжных руках, Иван поспешил на палубу. С невероятным разочарованием он увидел, как команда стреляла в воду за бортом, и громко засмеялся:

-Вот она — свобода!

Вскоре начало светать, а следов того, кто похитил амфору с письмами у капитана да бросился с ними за борт, - не было. 

-Надеюсь, вы смогли этого подлеца пристрелить. Хотя бы один из вас! - вышел на палубу готовый к новому дню капитан. 

Бледный, но подтянутый, словно рана его не беспокоит, он стоял перед командой, а в глазах горела ярость, не ведомая до сих пор да смешанная с потерей доверия каждому. Запомнив этот взгляд, весь день Иван сохранял беспокойство. В голове не укладывалось, что могло оказаться именно так, как все уверены. 

Он сомневался, что Василию удалось самому освободиться из-под стражи, освободить своих напарников да скрыться с украденным. Теми же сомнениями мучился и капитан, и его приближённые, но никто не обсуждал это с командой.

Каков план строил капитан, Иван не знал, но был отпущен с рекомендательным письмом да поручением от государыни спешить в Париж, как она и просила, к послу Ивану Матвеевичу Симолину. Вместе с ним отправили и Богдана. Удаляясь от корабля, от порта, друзья молчали.

Когда же на нанятых лошадях они проезжали мимо собора Нотр-Дам-де-Кале, Иван остановился:

-Я должен убедиться... Уверен, из той пристройки есть вход и в сам собор... Если то общество Тау-креста прячется именно здесь, не может быть сомнений.

-В чём? - усмехнулся Богдан. - Думаешь, Василий сидит и ждёт, когда ты его отыщешь?

Иван промолчал. Он слез с коня, оставив того с Богданом, да вошёл в собор. Умиротворяющая тишина царила в зале. Несколько человек сидело на скамьях перед алтарём и тихо молилось. Кто-то вставал и медленно уходил, погружённый всё ещё мыслями в свой зов к Богу, и только Иван изучающе оглядывался вокруг внимательным взглядом. 

Стоя возле исповедальни, Иван взглянул и на вышедшую оттуда женщину. Вытирая кружевным платочком слёзы, она будто ничего и никого не замечала. Не теряя времени, Иван скрылся за дверцею исповедальни, и священник на другой стороне, которого плохо было видно из-за мелкой решётки в стене, что-то вопросил на французском.

Иван достал пистоль из сапога и тут же наставил его через решётку на священника:

-Где Василий?

Воцарилось молчание. Было слышно лишь дыхание разволновавшегося священника.

-Париж... Симолин, - еле слышно вымолвил священник на чистом русском языке, и Иван поспешил покинуть собор...
 



Tatjana Rensink

Edited: 16.05.2017

Add to Library


Complain