Пираты Консервной бухты

Размер шрифта: - +

Пираты Консервной бухты

Поверхность воды отражала небо и прибрежные кусты ивняка почти без искажений. Недаром говорят – «водная гладь». Ветерок, что поднимал волны с утра, к полудню стих и над рекой установился жаркий летний штиль.

‒ Сашка! Сашка-а-а!

Русый мальчишка, чьи волосы еще не выпалило рыжее солнце, неподвижно стоял у самой кромки воды и неотрывно смотрел на реку. Могло показаться, что он высматривает что-то в глубине омута под нависшим дубом, но, если приглядеться, очень заметна отстранённость во взгляде. Задумался.

«И как теперь под парусом идти? Шили, шили, а он и не пригодится! Вот не зря я шесты вчера из орешника сварганил. Не вёсла, конечно, но главное, чтобы до дна доставали.»

Блики гуляли по его нехарактерно бледному для этой поры лицу, слепили до слёзной рези в глазах, но он не мог заставить себя закрыть их хоть на мгновение. Александр был задумчив и неподвижен, как памятник его тёзке на Пушкинской площади.

Из-за плеча в поле зрения Саши вплыла загоревшая физия его друга.

‒ Сашко, ты что, опять на морозе? ‒ шепотом произнёс Колька, с показной озабоченностью вглядываясь в застывшие приятельские глаза.

‒ Не ори мне в ухо. Атаман думу думает. ‒ всё так же, не отрывая взгляда от воды, бесцветным голосом произнёс Сашка.

‒ Чего тут думать, отплывать надо! ‒ Колька положил ладони на плечи товарища и затряс его, как будто тот ‒ ствол груши, чья крона усыпана спелыми плодами. ‒ Уж полдень близится, а мы на берегу!

‒ Без паруса пойдем. В ту сторону еще ладно, назад ‒ против течения. Волоком потащим, на веревках. ‒ Сашка одной головой проследил за умыкнувшей в кусты бронзовой спиной.

‒ Ну что ты там застрял? Помогай эту дуру выволочить! ‒ раздался надсадный хрип из зарослей.

Самодельный плот заскользил, как на салазках, по густой траве. Металлические пустотелые поплавки зашуршали по песку и легко вошли в воду.

‒ Держится, видал? Держится! ‒ Колька хлопнул друга по спине, ‒ Теперь надо и с пассажиром опробовать. Я первый пойду. Веревку крепче держи, а то уплыву без тебя!

Он ухмыльнулся и, подпрыгнув, приземлился на дощатый настил.

‒ Да тут сотню матросов перевезти можно, шхуна даже не просела! ‒ Колька притопнул ногой для надежности проверки.

‒ Мачту подними, а то не судно ‒ позорище одно! Плоскодонка мелководная.

‒ Не дрейфь, салага! Сядем усе! Ты имя себе уже придумал?

Сашка привязал веревку к вбитому в песок столбику и выпрямился.

‒ Какое еще имя?

‒ Ну, пиратское! Мы же пираты! Значит и имена должны быть… Вот тебе я уже придумал. Будешь ‒ Алехандро Альварес!

‒ Я тебе что ‒ звезда бразильского мыла? ‒ покосился на своего «крестителя» Сашка и, не отрываясь от укладки боеприпасов в виде засохших комков глины в деревянный ящик на борту, ухмыльнулся: ‒ Я тебе тоже придумал. Николя Писини, по кличке Черная голова! Ну, как?

‒ А почему Черная голова? ‒ Колька застыл и даже парус перестал к гику привязывать.

‒ Значит Писини тебя вполне устраивает?

‒ Ну итальянское такое имечко, что-то даже благородное.

Сашка прыснул, и впервые за день на его серьёзном лице расползлась озорная улыбка. Колька развернулся к товарищу с неведомо откуда взявшимся деревянным мечом, сколоченным из перекрещенных досок. Кромки были оструганы, имитируя спуски.

‒ Разрешите сделать из вас бифштекс, благородный сэр?

Сашка, как завороженный, следил за плавными, но неумелыми движениями «клинка», за выпадами в его сторону.

‒ Только если у вас найдется оружие и для меня, сеньор.

‒ А то! Держи! ‒ второй деревянный меч полетел по дуге ‒ только лови, ‒ Я что, зря весь вечер провозился? Во какие мозоли.

‒ И рукоятку под пальцы обточил. Молоток, вырастешь – кувалдой будешь! Где такие планки хорошие достал?

‒ Ой, да мало ли по городу заборов? Мы же пираты! Защищайся!

Мечи столкнулись с глухим стуком, суровые взгляды исподлобья пересеклись, не давая надежды на снисхождение.

‒ Вот вы где, а я вас искала!

По заросшей тропке крутого берега спускалась девочка в голубом платьице. Каштановые кудри сокращались и растягивались словно пружинки, когда она оступалась и пыталась удержать равновесие. Света! Оба мальчика, не сговариваясь, спрятали своё оружие за спины и украдкой уронили его в траву.

‒ У вас уже всё готово! Красота какая! А где вы эти поплавки взяли?

‒ Да на свалке чего только не найдешь! ‒ отмахнулся Колька, сделал шаг вперед и, встав на одно колено, приложил ладонь к груди: ‒ Мадам, разрешите представиться! Алехандро и Николя ‒ благородные пираты! Как на счёт сплавать с нами за сокровищами?

‒ А у вас может, и карта есть? ‒ в озорных зеленых глазах загорелся живой интерес.

‒ Вы нас обижаете! Алехандро, подайте тубус.



Влад Глинин

Отредактировано: 27.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться