Пираты Великого Новгорода. Пресветлый демон Биармии. Книга 5

Размер шрифта: - +

Глава 18. Не тронь! Не подходи!

 

А в это время, когда Синица баламутил новгородские воды, Москва, пославшая его за чудо-оберегом, отбивалась от моровых мертвяков. Воздух столицы окрасился всеми цветами беды, а на окраине посадов и вовсе почернел от копоти. Мирные будни потерялись в рваных тенях переполоха, и скрываясь за ними Мухолов наконец разнюхал, где от него спряталась Молочница. Сперва он нашёл её мужа и отца и вот теперь, вооружённый истребляющим огнём, загнал её саму и дочь её Аглаю в тупик заборов заднего двора...

В Москве уже больше трёх месяцев не было дождя. Совершенно. Причём тучи набухали ажно с конца лета. Ходили кругами, ворочались свинцовыми клубами, бурели от дождевой тяжести и опускались так низко, что, казалось, вот-вот порвутся, зацепившись о кресты колоколен, но так и не дали ни капли. При этом роса не выпадала ни утром, ни вечером. Кроме того, неестественно быстро мелели реки, усыхали в лесах дикие ключи, хирели родники. Вода убывала также в городских колодцах. Её уже не то что скотине, но и самим людям напиться не хватало. Цедили из источников ночью и днём, не давая воде ни на четверть ведра обновиться, и в конце концов так выбрали её, что черпали вместе с камнями и глиной, но даже такой были рады, обмазывая растрескавшиеся губы.

Впрочем, грязная жижа слаба против жажды. Выкатывались глаза у москвитян, вываливались на плечи языки. Вдобавок без чистой воды ни рук, ни чела не омыть, не затопить баньку, не выхлестать хворобу из тела пропаренным веничком. И начались болезни. А с ними и чёрный мор пробился в город, как его ни сторожили. Сходу прибрал несколько слободок с запада, а через них полез к самому центру.

Мухолов, повидавший чумных напастей в Европе, не стал ждать, как оно повернётся в Москве, а принял бой с Чёрными балахонами сразу, едва те постучались. И в том бою Молочница, у которой он всего секунду ранее жизнь отнять собирался, сама оружие ему подносила. Зацепить моровую язву хотя бы мизинцем казалось ей страшнее, чем упасть со свёрнутой головой, поэтому она безропотно тёрлась у ног Мухолова, а он рубил мертвяков на части, жёг их масляным огнём, зная, что с бабой этой языкастой всегда закончить успеет.

Но если бы податливость женщин в самом деле означала их покорность!.. Молочница улучила момент и сбежала. Ничего не объясняя супругу, она ещё до наступления утра навьючила коров и перетащила на них всё своё семейство к одинокому отцу в Заречье. Мухолов же закончил ночь тем, что дотла спалил свою холостяцкую берлогу. На улице он остался голый, зато с кистенём, и за рубаху убил первого же посадского крестьянина, что по-соседски примчался на помощь. С ним он порешал и крестьянского сына лет восемнадцати, которому также «посчастливилось» увидать его «сердце»...

О том, как действовать дальше, указания «сверху» были Мухолову не нужны. Он и на тайном Совете разрешений не спрашивал, а лишь поставил нанимателя в известность. У него уже готов был план по отражению угрозы, и одобрение Князя ему требовалось только для того, чтобы подтереть им нос Фомы Ильича, ревниво сующийся всюду.

Из числа особо фанатичных блюстителей правил, которым всегда недалеко до массовых убийц, он набрал чистильщиков, дал им багры, дал им факелы и дал развернуться. Те взялись за дело с холодной головой и по примеру наёмника семи королей довольно быстро перебили всех странников с гниющими носами под широкими капюшонами чёрного цвета. С обращёнными мертвяками тоже мороки не имели: цепляли их рогатинами да баграми и, как нечто обыденное, предавали огню. Куда труднее было выявлять по городу тех, на ком странники успели оставить моровую печать, и кто носил в себе чёрную язву скрытно, хоть и знал, что уже гибелен для рода людского.

Чистильщики с такими обходились без жалости. Не цацкались, допросов не чинили и не искали ни улик, ни зацепок, а просто хватали на улице всякого, кого могли заподозрить, подозревая при этом каждого, кто зазевался. Праздное шатание во время чумы расценивалось ими как безрассудство, а безрассудство – как признак морового отмирания ума. Таких они ловили и сжигали живьём, запалив от устрашающе огромных факелов там, где попадутся.

Посадские и городские, завидев команду «санитаров», разбегались с криками и улепётывали по домам, бросая и колодцы, и вёдра. Чистильщикам, однако, всё равно находилось, кого зацепить. Для профилактики. Так в мученических криках большого числа невиновных захлебнулся прежний жизненный уклад.

Город опустел. Ветер свободно гулял меж домами, едко шипела крапива. Двери теперь не оставляли открытыми для случайного гостя, а запирали на три кованых замка. Избегая опасных контактов, в церкви не ходили, и никакие заверения Митрополита в целебной силе поцелованных икон не могли людей вытащить на службу. На ярмарку не ходили по той же причине. Хоронились дома, за тремя замками сочиняя защитные обряды от моровой язвы по запретным бабкиным рецептам...

* * *

Появление Василька было для Кристен сродни встрече Земли с метеоритом, от которого погибла вся фауна. Сказать про неё «ошеломлена» было бы мало. Всю её холодную сущность будто обдало кипятком, и, не имея кожи, не имея потовых желёз, она вдруг ощутила, как покрылась испариной. «Битте, ла́ссес а́йне лю́ге зайн»[5], — произнесла она. Вернее – думала, что произнесла, а на самом деле ни рта не раскрыла, ни даже не пошевелила языком.
——————
[5] Bitte lass es eine Lüge sein. — Пожалуйста, прошу, пусть это будет ложью. (нем.)
——————
И в том, что происходящее может быть неправдой, она тоже ошиблась. До сего момента ей казалось, что она пребывает во сне, что это всего лишь наваждение после окаянных гаданий, дьявольский соблазн и тоской навеянные грёзы, которые в миг исчезнут с первым криком петуха, и она проснётся, как и засыпала, в руках Василька под широким балдахином!.. Проснулась. Тайком ущипнула себя. И невесомая ткань её тела, чувствительная даже к прикосновению теней, и глаза, открытые на ширину необозримых мечтаний, сказали ей, что свои ночи под балдахином она уже провела, и что в тепле объятий любимого ей уже никогда не понежится.



Сергей Осмоловский

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться