Пирог

Font size: - +

Пирог

Еще серело за окном, но ей не спалось. Опять эти сны! Уже который день приходили они - слишком яркие, бурные: обрывки работы, домашних проблем и воображаемых приключений. Всего лишь сны..., но утром она подскакивала от них наэлектризованная, чувствуя, как бьет энергия через край, словно выпита не одна чашка крепкого кофе.

  

  Шелестел дождь, и тучи уговаривали солнышко поспать подольше. Она взглянула на часы - только шесть. Воскресенье. Кто встает в выходной в такую рань? Это даже неприлично. Но сон прошел. "Ладно, все равно мужу пирог обещала, пойду, займусь тестом, а там глядишь, и захочу спать снова". Она накинула халат и на цыпочках вышла из спальни.

  

  В доме стояла блаженная тишина. Лишь холодильник чуть слышно урчал. Время от времени где-то проносились по лужам ранние автомобилисты. На окне зеленели растения, пышным цветом зонтиков раскинулся укроп. Он благополучно перезимовал на кухонном подоконнике, и на поверку оказался вечнозеленым...

  

  "Умываться не буду, - решила она, - а вдруг опять заснется...". На кухонном столе раскинулась с вечера распахнутая толстая тетрадь с рецептом, подмасленная и за много лет уже сама пахнущая пирогами и пергаментом. На такой если и запишется что, так только гусиным пером. Выплыла на стол из шкафчика пухлая, припорошенная пачка муки. Ей компанию составило желтое масло и сахар, яйца, дрожжи и подогретое молоко. В голове забренчала песенка: "Я сочиняю роман... роман..." Нет, не годится. Тесто месить - нужно настроение особое, и такие песенки тут не к месту. Лучше народное что-нибудь. И мысли только светлые.

  

  Горкой белого снега рассыпалась из сита в глубокую миску мука, как из облака слетая вниз и выстраивая пирамидку. "Пусть все, кто пирог этот съест, будут здоровы. Божественно здоровы. Идеально здоровы. Пусть будет каждому счастье и радость, и настроение хорошее", - приговаривала хозяйка по привычке, и рассеивался из головы ворох других, ненужных слов, оставляя - "радость и счастье, любовь и здоровье...".

  Завертелась ложка по кругу, вмешивая в сдобное, бежевое тесто "красоту, здоровье, любовь, спокойствие, совершенство", закручивая в частички муки и пенящихся дрожжей мантру Ом и Хар, пропитывая сладкое молоко чуть слышимой, под нос напеваемой мелодией, в которую вплелась молитва.

  Ушло напряжение, и вся благость кулинарного ритуала, таинство приготовления теста наполняли молодую хозяйку и все вокруг нее. И ничего не существовало сейчас, только она и эта теплая, пока еще липнущая к рукам масса, которую так приятно мять и думать о хорошем. Другое позабыто.

  В обычной кухне на восьмом этаже, где-то посреди большого города творилось священнодействие. Просачивалась сама собой никем не наученная мудрость, уходящая корнями в древний род, в интуитивное поклонение богине-матери Макоши, Лакшми, Рее - много у нее имен... Это живущее в крови каждой женщины тайное знание бытовой магии. Обычное сотворение чуда.

  

  Ну, вот и готово. Она с удовольствием посмотрела на пышное, воздушное тесто и накрыла его чистым полотенцем. Пусть доходит.

  Веки потяжелели, и она зевнула. Хозяйка прошмыгнула в спальню и уютно устроилась под боком у мужа.

  

  * * *

  - Мастерица ты моя, - нахваливал муж, уплетая третий кусок пирога в обед. - Никто вкуснее не готовит!

  Рядом тянулись за новой порцией близняшки:

  - Мамочка! Мне первой! Нет, мне! Мне!

  - Вкусно, - улыбались родители. За семейным столом царили счастье, радость, спокойствие и любовь. Как всегда...



Галина Манукян

#3694 at Other
#672 at Curiosities
#256 at Personal development

Text includes: быт, мистерия, рецепт

Edited: 24.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: