Пирожки

Пирожки

«Олег хранит стихи Оксаны 
в подсобке в ящике для клемм 
чтобы читать в обед вздыхая 
да и жена тут не найдёт» - 

- Катерина Васильевна отвлеклась от чтения комментариев в своем блоге (сегодня был какой-то флэшмоб-междусобойчик, и все присылали ей смешные короткие стишки) и посмотрела на часы – оставалось всего десять минут до обеда. Но тут в дверь кабинета робко постучали. «Да-да, заходите!» - ободряющим голосом крикнула Катерина Васильевна, тихонечко про себя вздохнув – кофе и умопомрачительно вкусные пирожки с картошкой из соседней с их поликлиникой кулинарии определённо откладывались. 

Дверь немножко приоткрылась и в кабинет, стесняясь, протиснулся щупловатый высокий юноша в очках лет двадцати пяти на вид, со смешной негустой бородкой («Монгольский тип оволосения, - привычно подумала Катерина, - вот бедненький! Хотел, наверное, окладистую «бороду лесоруба» отрастить, как сейчас модно, но не выйдет…») и оранжевым рюкзаком. 

- Здравствуйте! Проходите сюда, садитесь. А что ж вы ребенка-то не привели? Вам для садика запись в карточку, наверное, нужна? 

- Здравствуйте, Катерина Васильевна! – молодой человек смущённо улыбнулся, неожиданно просияв обаятельнейшими ямочками на щеках. – Вы меня, наверно, не помните? Я Олег. 

(тут Катерина непроизвольно хихикнула и тут же сделала вид, что просто закашлялась) 

- Я не с ребёнком, просто на племянника талончик к детскому психологу взял. Я сам для себя к вам пришел на консультацию, можно? Мы к вам с отцом как-то приходили в одиннадцатом классе, насчет профориентации. Папа не хотел, чтоб я на филфак поступал, всё в строительный институт продавливал идти… 

Катерина действительно вспомнила этот забавный случай из практики. Она даже как-то описала его в своём блоге, заменив филолога-Олега на Альбину-балерину, а отца-строителя на маму-управляющую банком. Папа, бодрый еще мужчина строгой старой закалки, как оказалось, не столько боялся непонятной и непрактичной филологии, сколько переживал за совсем другую ориентацию сына, не профессиональную... Уж больно зависающий все время в интернете и вечно что-то пишущий субтильный Олег не отвечал его представлениям о том, как должен выглядеть и чем должен увлекаться нормальный пацан его возраста. 

Катерине Васильевне вроде бы тогда удалось успокоить Олежкиного папу, красочно объяснив, что нигде больше не найти так много красивых и умных девушек, как на филфаке. Поэтому скатиться там в неправильную ориентацию нет ну совершенно никаких шансов. 

- Да, конечно, Олег, прекрасно вас с папой помню! Ну как у вас всё сложилось? Удалось поступить, куда хотели? 

- Да, спасибо вам огромное! Я папу тогда по вашему совету на предэкзаменационную консультацию с собой позвал. Он посмотрел, какие там девочки в аудитории собрались, и сказал потом, что понял, каким сам был дураком, что сюда учиться в своё время не пошёл, ведь отлично же сочинения в школе всегда писал. Правда, я все равно отчислился после третьего курса… Но это были отличные три года! 

- Рада за вас, Олег! Ну а сейчас-то вас что ко мне привело? Еще раз тесты на профориентацию пройти хотите? – улыбнулась Катерина Васильевна. 
- Ну что вы, - усмехнулся в ответ Олег, - я своё призвание давно нашёл. Собственно, вот… Я вам хотел подарить! 

Он торопливо достал из оранжевого рюкзака и протянул ей увесистую темно-зелёную книжку с золотистой вязью славянского орнамента на обложке и яркой картинкой по центру. Катерина Васильевна близоруко прищурилась: ого, а ведь этого румяного златоволосого богатыря с хипповской тесёмочкой на лбу и льнущую к нему всеми аппетитными формами селянку в полупрозрачной вышитой рубахе она уже видела сегодня на рекламном постере в вагоне метро! Золотыми «славянскими» буквами на обложке было написано «Никита Афанасьев. Путь к Ярилину холму. Книга первая». 

- Это мой псевдоним, ну, понимаете – «Никита Афанасьев» - «Афанасий Никитин» наоборот, такая отсылка… Я книги пишу в жанре эро-славянского фэнтези. Это первая часть моего цикла про Блудояра, тиражом сто тысяч экземпляров вышла недавно. 

- Блудо.. кого? Ой, простите, Олег, это же очень круто! Спасибо! Обязательно почитаю. 

- О, ну Блудояр – это имя героя. Что-то вроде «увлеченный путешественник» по-современному. Раньше слово «блуд», «блудить» и «бл|онн|д» (с юсом малым) не были ругательными, это только с христианством переиначили. И в этом моя фишка: одновременно имя еще и несёт в себе коннотацию «на блуд ярый», там его любовные приключения тоже описываются… Он такой древнеславянский Индиана Джонс у меня получился, критики говорят. 

- Так вы заехали, чтобы вашу книгу мне подарить? Как мило, правда… Мне бывшие пациенты цветы дарили, конфеты, а вот эро-славянскую фэнтези – в первый раз! – Катерина украдкой посмотрела на часы: призрак кофе и пирожков с картошкой отлетал всё дальше... 

- Ох, простите, я увлекся что-то… Я ваш блог всегда читаю, очень восхищаюсь, как вы пишете! И помню, как вы мне тогда помогли. Вот и подумал, может, сейчас тоже что-то посоветуете… У меня продажи пошли очень хорошие, реклама активная. И меня на этой волне в один женский журнал позвали колонку постоянную у них вести. Первое задание – текст к восьмому марта. Гонорар – за одну колонку как за два месяца работы над книгой! 

Но я только одним своим стилем умею писать, оказывается, а для колонки это не годится. Вы почитайте фрагмент, сами увидите… Может, есть какие-то способы по-другому начать сочинять? Какие-нибудь психологические приемы? 

Катерина открыла наугад зелёный томик и прочла: 

«Милонега жарко обожгла стоявшего у околицы Блудояра озорным взглядом русальих смагардовых очей и снова скромно потупилась. Глянула сызнова искоса из-под стрельчатых ресниц, промолвила тягуче: 
- Здрав буди, Блудояре! А не восшествуешь ли ко мне в горницу, испросить совета твоего мудрого хочу… Прислал мне муж с торга тканей шелковых да оксамитовых с птицами райскими да лилиями заморскими. А я баба тёмная и не знаю, из какой сарафан шить, а из какой исподнее – как бы не осоромиться! Ты, Блудояре, сведущ в диковинах заморских, помоги выбрать? 
Милонега поправила коромысло и так изогнулась сильным пышным станом, обтянув сарафаном налитые упругие перси, что чресла его охватил ярилин огонь…» 

- Да, такое в женских журналах не печатают, пожалуй… – согласилась Катерина, непроизвольно поёжившись. 

- Я отослал им текст о том, что Восьмое Марта – бесовская европейская затея. А исконная русская традиция была праздновать по весне, через три седмицы после Ярилина дня, праздник богини Лады. Все замужние женщины в этот день, нарядившись красиво, старались напечь пирогов послаще, расстегайчиков с мясом, кулебяк всяких слоёных - и угощали ими мужчин своего селения. И если у какой-то хозяюшки пироги невкусные выходили или наряд был самый неказистый, муж её мог из дома выгнать обратно к отцу-матери, чтоб готовить научили, или вообще насовсем… Но мне из редакции текст вернули с припиской, что это не их формат, да и стиль бы посовременнее… 

- А что, правда такая традиция была? – поразилась Катерина Васильевна, пытаясь не акцентироваться на расстегайчиках. В голове у неё крутилось: 

Олег принёс Зухре тюльпанчик 
с надеждою на расстегай 
но вместо кухонного рабства 
в кафе увёл её Вадим 

- Да всё равно ведь никто из читателей про традиции ничего не знает… Ну не у славян была, а у аборигенов австралийских. И совсем наоборот – плохих мужей, не добывших в лесу опоссума, из дома выгоняли… Да какая разница! – беспечно махнул рукой Олег. – Вы мне лучше посоветуйте, Катерина Васильевна, как мне под другим углом на тексты взглянуть… Вы всегда так лихо умеете проблему с ног на голову переворачивать и нестандартный выход находите! 

Катерина Васильевна хотела было сказать, что это не к ней надо, а к литературному коучу, например, а она детский психолог, но тут у неё мелькнула идея: 

- Олег, а вы попробуйте про все, что вас зацепит, сочинять стишки-пирожки! Вот пришли вы, например, ко мне на прием, а потом садитесь и пишите…хмм…что-то типа такого: 

просил я у врача лекарство 
от скуки, тлена и хандры 
а врач расплакался и молча 
в пробирки чистый спирт налил 

- Ух ты, Катерина Васильевна, а это интересный метод! Так у меня, наверное, должен шаблон в голове сломаться, да? Глядишь, и для колонки что-то подберется. Спасибо вам большое! Я попробую! 

Юный писатель наконец вежливо попрощался с Катериной Васильевной и, воодушевленный, убежал, гугля на ходу в смартфоне матчасть про написание стишков-пирожков. 

Первый пирожок Олег сочинил сразу, как только вышел на улицу и угодил кроссовком в огромную грязную лужу, в которой красиво отражалось мартовское небо с быстро бегущими облаками: 

Люблю тебя, Зухра, как любит 
Рай побежденный Люцифер, 
Нежней, чем дохлую лошадку – 
Бодлер. 

«А, чёрт, это же не пирожок, а порошок! - тут же одернул сам себя не зря изучивший матчасть автор. – Ну тогда пусть вот так…».

И пирожки запеклись один за другим: 

река времен в своем стремленьи 
уносит Лейлу и Зухру 
одна лишь Наденька осталась 
и греет сыну молоко 

к бермудам черным я подтяжки 
надел и думал что хорош 
но щелкнула хлыстом Изольда 
сказав "чур фюрер – это я!» 

с работы отпросился раньше 
день Валентинов отмечать 
Теперь сижу в пустой квартире
чай таракану в блюдце лью 

продайте мне опять симкарту 
нет две а лучше даже три 
и я создам еще три фейка 
которых нет в твоем чс 
…………………………………. 
Да. Кажется, у читательниц популярного женского журнала все-таки были шансы получить интересную колонку.



Валентина Казакова

#13094 в Разное
#2541 в Юмор

В тексте есть: пирожки, психология, юмор

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться