Писатели ~снаружи и изнутри~

Первые десять миниатюр

Часть 1

- У тебя талант...

- Какой?

- Находить неженские темы для сюжетов! Вот объясни мне, какого чёрта тебе не сидится в лавстори?

- Там скучно.

- А спасать мир, конечно, интереснее!?

- Намного.

- Ну, хорошо. А в войну ты зачем полезла?

- Потому что это самый действенный и многогранный конфликт в сюжете. Представляешь, сколько всего можно накрутить, особенно, если не быть на на чьей-то стороне? Шпионы, интриги...

- Расследования... Всё. Пойду напьюсь и напишу с горя любовный роман.

 

Часть 2

- У меня для тебя новость.

- Какая?

- Я пишу любовный роман.

- Я думала, ты пошутил.

- Я тоже так думал. Первые несколько минут.

- А оставшиеся минуты чем занимался?

- Придумывал сюжет.

- Ты... ты серьёзно?

- Более чем.

- А температуры у тебя нет?

- Хочешь лично проверить? И предвосхищая твой следующий вопрос: я трезв. Что-то не так?

- Просто ... мужчина и любовный роман выглядят как-то странно.

- Кто бы говорил! У тебя герои из войн и интриг не вылезают.

- Мужчинам не интересны любовные истории.

- Ты плохо знаешь мужчин!

- Женщин ты знаешь не лучше!

- Давай проверим!?

 

Часть 3

- А у меня, между прочим, есть идея любовного романа.

- *не веря* Неужели?

- *с гордостью* Да! Он называется "Butterfly201".

- *c интересом* А ты уверена, что это название любовного романа? Звучит как пароль от моего почтового ящика.

- Конечно! Я же его придумала!

- Зная то, что ты обычно придумываешь, звучит как-то неубедительно. А как же "Твои объятия", "Пламя страсти", "Инь и Янь", в конце концов?

- Стебёшься или прикалываешься?

- Ну, хорошо. Допустим, я верю. Какое там начало?

- Серые тона. Ливень. Дорога. Один из парней склоняется над девушкой, только что сбитой машиной. ...

- Стоп! Стоп! Стоп! Стоп! Ты уверена, что это начало любовного романа? Авария и сбитая девушка... Детективом попахивает. А как же: "В этот день ничто не предвещало крутых изменений в жизни Мариты и ветер играл, лаская её волосы" или вот: "Сердце моё замерло от трепета, когда в гостиную зашёл молодой человек"?

- Стёб над любовными романами как неосвоенная тема для творчества? Тебя понесло...

- Я так понимаю, одному из них придётся в итоге оправдываться, что за рулём был не он, а его друг, который его и подставит. Но это, детектив... Ты ведь не скажешь читателю до последнего, что и как там было, и ему придётся метаться в догадках.

- *расстроенно* Я так не играю. Ты меня раскусил.

- Зато у тебя весьма интригующее название. Объяснишь на досуге, что оно значит? Кстати, я в своей лавстори героиню с тебя списываю.

- Да?

- Угу. Такую снежную королеву, с завидным упрямством не замечающую взглядов в свою сторону, надо ещё поискать.

- Каких взглядов? Ты о чём?

- О чём я и говорил.

 

Часть 4

- О чём сегодня поговорим?

- О жизненности произведения.

- Судя по тону, тебя кто-то достал и хочется всё выплеснуть.

- Вот именно! Я считаю, что надо отличать жизненность истории от садизма его автора. Или от того, что называется "страшной сказкой".

- И в чём разница?

- В жизненной истории смерть персонажа диктует сюжет и обстоятельства. А в сказке автор хочет убить его, чтобы показать "жизненность истории", не замечая, что во всём остальном там полная лажа.

- Ты прямо Станиславским стала с его "Не верю!".

- Ну, а разве нет?

- А я и не говорил, что ты неправа. Я тебя слушаю. Внимательно.

- Или вот ты замечал, что в большинстве историй из детства был плохой конец? И все спокойно к этому относились.

- Тогда нам не заглумили голову этими хэппи эндами.

- Тогда жизнь и так была хороша настолько, что в создаваемой иллюзии хотелось добавить трагизма.

- Трагические уроки обычно усваивают лучше.

- Но это не повод перебить всех к чёртовой матери!

- Ты вообще неисправимый оптимист и ратуешь за хэппи энды настолько, что о плохом финале надо предупреждать заранее, иначе ты головомойку устроишь.

- Это в том случае, если смерть персонажа внезапна и намёков на подобное в тексте не было. Как-то спокойнее читать о смерти перса, если к этому готов. Вот Сьюзан Коллинз за смерть Прим я бы убила. До сих пор ей этого простить не могу. А хорошие концы хороши тем, что дают надежду.

- Ты бы её убила вообще за всю третью книгу. Поговорим об утопиях/антиутопиях?

 

Часть 5

- " И вот почему как редактор так сразу мужчина? можно подумать женщины читать не умеют, и умного не посоверуют". Автор, которого она защищает, завис на вопросе про конструктивную критику.

- Опечатка прямо по Фрейду. Посо-веровать женщины действительно могут, но вот посоветовать вряд ли. Кинь ссылку на эпичный баттл и скажи, под каким ником ты там.

- А то ты сам не найдёшь. *кидает ссылку*

- Твой любимый автор! Какая неожиданность! Я смотрю, в деле его троллинга ты достигла небывалых высот. А теперь даже пишешь от лица мужчины.

- Ну, что поделать, если она непробиваемая? Надо же об кого-то точить свои когти?

- Какая ты злая...

- А ты пообщайся с этой духовно богатой дурочкой, я на тебя посмотрю.

- Ваш диагноз, коллега?

- Она вообще ни воспринимает никакую критику. Она её даже не дочитывает. И говорит, что критиковать - всё равно, что чинить ноут кувалдой.

- А промывать мозги читателям своим незамутнённым бредом, конечно, лучше.



Галина Штолле

Отредактировано: 23.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться