Писатели ~снаружи и изнутри~

Размер шрифта: - +

151 и 152 выпуски

Выпуск 151
- Автор, мы тут. Что ты хотела?
Я поднимаюсь со стула и обхожу вокруг Станислава и Андели, окидывая их оценивающим взглядом. Станислав недовольно складывает руки на груди. 
- Ну что ты смотришь на нас, как на моделей? 
- Да вот... Думаю про вас написать. 
- Думаешь? - уточняет Андели. 
- Скажем так, я поняла, что хочу про вас написать. А, учитывая то, как долго у меня книги отлёживаются и порой бросаются, то осознание "хочу"...
- ...это почти гарантия, - заканчивает за меня Станислав. 
- Но есть несколько проблем. Точнее, незаконченных книг. И одна из них, "Рождество 2.0" напрямую связана с вами. Тематически. Пока не отредактирую, свободно вас писать не смогу. 
- Значит, книга про русский миротворческий корпус всё-таки будет? - довольно улыбается Станислав. - Надо ребят порадовать. У них же там сольные страницы будут. А что сподвигло? 
- Император из книги "Мертв и невредим" Регины Райль. Это рэпер и главный герой. И его мозговыносящие отношения с жизнью и героиней. На меня это произвело такое впечатление, что я принялась искать у себя нечто подобное. И вы с дилеммой «любить или убить» подошли просто идеально. 
- Правильнее «доверять или умереть», - поправляет меня Андели. - Любовная линия там на третьем месте. А вот расследование...
- Оно будет, мягко говоря, проблемным. 
- Слушай, а где найти этого Импа? Надо ему спасибо сказать. Огромное. 
Я показываю рукой влево. 
- А... нет. Сюда, - показываю направо. - Только я хочу предупредить, он... Впрочем, сейчас он исправляется.


Выпуск 152
Интервью со Станиславом Кирием, главой оперативной группы русского корпуса 
Небольшая студия. Два высоких барных стула. На одном из них располагаюсь я в белой рубашке, накинутой поверх брюк и жилетке. 
- Добрый день, дорогие друзья. Сегодня у нас довольно необычный формат. Интервью с героем. И я уже вижу Станислава Кирия, который идёт сюда. 
- Привет, - появившийся Станислав пожимает мне руку, и садиться на стул рядом. – Рада тебя видеть. 
- Взаимно. О чём будем говорить? 
- Содружество, миротворческие корпуса в общем и русский корпус в частности. 
- Как раз по моей части. 
- Тогда первый вопрос. Что такое миротворческие корпуса и чем они занимаются? 
- Всего в Содружестве пять миротворческих корпусов: русский, туамитянский, сарнайский, нимайский и йоратами. Они курируют независимых исследователей и через них занимаются изучением новых миров, контролируют деятельность иномирцев в своём мире и наблюдают за своими в других мирах, отлавливают потерявшихся и возвращают обратно, проводят расследования и участвуют в качестве посредников в урегулировании конфликтов и снятии напряжённости. 
- *задумчиво*. У меня сразу два вопроса. Если вы занимаетесь исследованиями, чем вы отличаетесь от Научного совета Содружества? И если вы тоже занимаетесь расследованиями, что вас отличает от Совета Безопасности? 
- *смотрит с хитрым прищуром* Каверзные вопросы. *спокойно продолжает* Масштабом мы отличаемся от того, и от другого. Научный совет и институты при нём собирают выжимки по всем наукам от физики до лингвистики и занимаются вселенскими вопросами вроде Бога или бессмертия. С корпусами всё проще: мы работаем на архив и наша основная наука – политическая и экономическая география, обновления и внесение данных по мирам, менталитету, особенностям… 
- Почему тогда независимых исследователей называют искателями приключений? 
- Потому что нельзя взять задание у частного лица и не вляпаться. 
- И не у частного тоже, - с намёком смотрю на него я. – А Совет Безопасности? 
- СБ занимается охраной Велльталля, Совета Содружества и его основ, чёрными рынками и организованной преступностью огромных масштабов, в том числе и внутри органов Содружества. 
- Насчёт основ Содружества я бы поспорила. Очень сильно поспорила. 
- Ну так миров больше трёхсот, а Совет не резиновый! Помимо этого, если что-то случается, и Совет видит, что это по его части, то дело переходит ему. А если, на первый взгляд, ничего необычного, то дело сбрасывают корпусам. 
От количества нахлынувшей информации мне становится не по себе, я тянусь к тропическому смузи и отпиваю глоток. Станислав предпочитает кофе. 
- Сколько человек работает в русском корпусе? 
- Около ста, но я могу и ошибаться. 
- Мне казалось, вас меньше. 
- А ты думаешь, мы только на Велльталле работаем? Считай сама: оперативная группа, несколько свободных агентов, гермесы, уборщики, охрана, архив, приёмная. И это только в столице. И ещё на Земле. Как, по-твоему, мы иномирцев отслеживаем? Плюс ребята в других мирах. 
- Это уже больше ста, - хитро замечаю я. 
- А я и не спорю, - с хитрым блеском в глазах разводит руками он. 
- Как в русский корпус попали иностранцы? 
- Случайно узнали про существование других миров и мы их завербовали. 
- Другие варианты есть? 
- Есть. Вам могут стереть память или заменить воспоминания. Но это обычно в крайних и очень агрессивных случаях. 
- Не знала, что у вас есть такая технология. 
- Она есть у всех корпусов. 
- Ваши отношения с другими корпусами, разведками и силовыми структурами. 
- С бинарцами мы не поладили ещё на заре Содружества. Они были довольно прохладными вплоть до расследования Алексея и Лианси. Сейчас мы сотрудничаем. С СБ мы не связываемся без особой необходимости. А с другими корпусами мы не разлей вода. Мы постоянно общаемся, лучше всего друг друга понимаем и собираем совещания раз в месяц. 
- Как ты попал в русский корпус? 
- Через дверь. 
От неожиданности меня прорывает на смех. 
- А если серьёзно? 
Взгляд Станислава заметно мрачнеет и он тянет с ответом. 
- Меня поставили перед фактом: есть другие миры, вот русский корпус и оперативная группа, будешь работать здесь. 
Мы сверлим друг друга взглядами, и я не просто чувствую, я знаю, что он многого не договаривает. 
- А до этого ты работал…? 
- … в ФСБ. 
Смузи допит и Станислав протягивает мне раф и кусочек торта. 
- Ты неважно выглядишь, - опытным взглядом замечает он. 
- Мне надо задать тебе ещё пару вопросов, - я отправляю вилкой в рот огромный кусок торта. – Давай закончим. 
- И ты в таком состоянии «Фестиваль огней» писала шесть лет? 
- Угу, - я пью раф. 
- А сейчас чем занимаешься? 
- Сном. В смысле название книжки: «Это же сон!» 
- Я не спрашиваю, когда ты возьмёшься за «Максимум». 
- И правильно делаешь. 
На поясе у него что-то сигналит и он достаёт передатчик. 
- Извини. Мне пора. Приятно было пообщаться. 
- И мне.



Галина Штолле

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться