Письма из будущего

Размер шрифта: - +

Глава 4

Несколько дней я не находила себе места из-за невероятной информации, полученной от Кирилла, и неожиданной беременности. Я так долго этого ждала, что теперь никак не могла поверить, что это происходит в реальности. Когда прикладывала руки к животу, мне казалось, что я чувствую ребенка, который еще не может самостоятельно заявить о своем существовании. Тело ощущало перемены, и в сознании время от времени всплывал образ очень красивой девочки, которая протягивала ко мне крохотные ручонки с длинными пальчиками, при этом не говоря ни слова. Её умный глубокий взгляд передавал все скопившиеся в ней чувства: любовь, тоску и нежность.

    Каждый раз, закрывая глаза, я видела лицо Кирилла, такое любящее и заботливое. Я чувствовала манящий аромат его кожи, совершенно особенный и неповторимый, от чего сердце в груди начинало биться быстрее. Мне непреодолимо хотелось его увидеть, дотронуться до нежной прохладной кожи, чтобы он обнял меня и сказал, что все будет хорошо. Теперь уже не имело значения — человек он или нет, жизнь без него больше не имела смысла. Он подарил мне самое дорогое, что только способен дать мужчина: свою любовь и ребенка, о котором и не смела мечтать.

    Полдня я ходила туда-сюда, измеряя мелкими шагами зал. Медленно подойдя к окну, я отодвинула край тюли и увидела, как на подоконник сели два белых почтовых голубя, видимо приблудившихся из частного сектора. Они мило ворковали, а затем один из них начал жалостливо стучать клювом  в окно. «Какие же они красивые, интересно, как они здесь оказались? — спросила я сама себя».

    Неожиданно зазвонил телефон. «Боже мой, наверное, это мама, я совершенно забыла ей позвонить, — подумала я». В последние дни я так сильно была озабочена своими проблемами, что даже не вспоминала о маме, да и не было смысла ей звонить, я была так взволнована, что мне точно не удалось бы скрыть от неё свое подавленное настроение. На экране высветился номер мамы, и я сделала глубокий вдох, чтобы мой голос звучал как можно непринужденнее.

— Алло, Кристина? — раздался в трубке незнакомый мужской голос.

— Да, это я. А кто это? — спросила я, и мое сердце бешено заколотилось, а ладони моментально стали влажными.

— Меня зовут Евгений Александрович, я доктор скорой помощи, — представился мужчина.

— Что случилось? Откуда у вас телефон моей мамы? С ней все в порядке? — задавала я наперебой один за другим вопросы, в голове были десятки тревожных мыслей, от чего затылок свело спазмом.

— Вынужден сообщить печальную новость. Около десяти минут назад Ваша мать скончалась. Примите мои соболезнования, Вам необходимо подъехать в больницу, чтобы оформить некоторые документы, — сочувствующим тоном сказал он.

— Да, я поняла, — прошептала я и из моих глаз покатились крупные слезы, я была так потрясена, что даже не успела спросить, в какую больницу нужно приехать.

  Я чувствовала себя брошенной и бесполезной. Поставив свои проблемы и переживания на первый план, я совершенно забыла о человеке, для которого я была самым дорогим в мире, она никого так не любила, как меня. В тот момент, когда мама нуждалась в моей помощи, меня не было рядом, и от осознания этого в душе вдруг возникла пустота, которую теперь ничем не заполнить. Последний раз я ощущала подобное опустошение, когда не стало отца, с которым мы были очень близки. Глазами мутными от слёз,  снова посмотрела на окно — голубиная пара по-прежнему сидела на подоконнике… Я подошла к окну, голуби вспорхнули ввысь. Лишь теперь поняла, что это душа мамы приходила попрощаться. Наверное, теперь она снова рядом с отцом и, наконец, счастлива.

    Щелкнул замок во входной двери, и я по привычке быстро поднялась с дивана, не зная куда деться — вернулся Стас. Как же теперь объясниться с ним, чтобы не ранить?! Мысли разбрелись в разные стороны, но я не ощущала волнения и страха как раньше, наоборот, была абсолютно спокойна, словно это была уже не я. Стас вошел в прихожую и  послышался стук брошенной на пол сумки. Запах алкоголя не чувствовался и меня это обрадовало. Возможно, сегодня у нас получится впервые за долгое время спокойно поговорить.

— Кристина, я дома! — крикнул он с коридора.

Я медленно вышла из зала, не зная, как себя вести. Я ощущала себя нашкодившей кошкой, которая вот-вот получит по заслугам за свои проделки.

— Привет, как прошла поездка? — спросила я из вежливости.

В первый раз за последний год Стас пришел домой трезвым и это настораживало.

— Чего у тебя такое кислое выражение лица, ты не рада, что я вернулся? — сказал он и, разувшись, прошел в зал.

— Рада, просто я думала, ты вечером приедешь, и не успела ничего приготовить, — я зашла в комнату следом за ним и робко опустилась на диван.

— Я так устал, — пожаловался он и лег возле меня как когда-то, положив голову на мои колени.

    Дрожащей рукой я погладила его по голове, перебирая пальцами шелковистые волосы. Смотря на него, понимала, как он мне дорог, но уже ничего нельзя было изменить. Как известно, даже если склеить разбившийся сосуд, он уже никогда не станет прежним. Так и наши отношения исчерпали себя, дошли до финала. В жизни так всегда происходит: кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Как жаль, что он ещё не понимает, что нашей семьи больше нет. Он начал её разрушать из-за своего слабоволия, а я закончила начатое, поддавшись страсти, которую не смогла преодолеть. Теперь мы оба были заложниками сложившейся ситуации. Сейчас чётко ощутила, что не чувствую к Стасу больше ничего, кроме жалости. С Кириллом же меня связывает любовь, надежда и ребенок.

    Ресницы Стаса мелко задрожали,  и он открыл глаза.



Ольга Кравчук

Отредактировано: 05.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться