Письма из будущего

Размер шрифта: - +

Глава 6

    Меня разбудил глухой грохот. Распахнув легкие веки, я осмотрелась, в комнате, как обычно, было все спокойно. Шкала на экране никак не изменилась, но вокруг никого не было, что настораживало.

— Кирилл! — позвала я.

   Никто не отозвался, и я позвала его еще несколько раз, в надежде увидеть хоть кого-то из грейс. Я разволновалась, и линия на экране поползла вверх, тут же в помещении возник один из грейс и, приложив пальцы к моим вискам, погрузил меня в сон. Не знаю, сколько я проспала, но когда очнулась, возле меня уже сидел Кирилл.

— Как ты? — спросил он ласковым голосом.

— Хорошо. Меня разбудил какой-то шум, я звала тебя, а потом один из ваших ученых погрузил меня в сон, — я тяжело выдохнула, чувствуя себя беспомощной.

— Ты разволновалась, и у него не было другого выхода, — он нежно погладил меня по руке.

— Что это был за звук и где ты был?

— Непредвиденные обстоятельства. Японцы оказались самыми любознательными из всех, людей населяющих планету, — он с опаской посмотрел на экран, внизу которого появилось что-то похожее на уравнения.

— О чем ты? — я выжидающе посмотрела ему в глаза, не оставляя другого выбора, кроме как рассказать мне правду.

— Когда наша база закрепилась в солнечной системе параллельно Земле, сломалось несколько ваших запущенных спутников, люди быстро наладили мобильную и интернет связи, но вследствие определенных поломок, человечество лишилось возможности получать точную информацию из космоса со всех траекторий.

    Японцы, потерпев полгода, построили, как им казалось, сверхпрочный шатл, управляемый с Земли, что-то вроде разведчика. Он должен был добраться до  новой Луны, отснять все, что только сможет и зафиксировать любые колебания в зоне нового спутника.  Когда шатл приблизился к «Вестлу», сработала сила притяжения нашей базы, он ударился о защитные экраны и попросту разлетелся на куски. Нам пришлось срочно вылетать на кораблях в космос, чтобы собрать все осколки неудачного человеческого эксперимента. Так что, когда ты проснулась, я был слишком занят, чтобы прийти к тебе, а другие грейс предпочитают не вступать с тобой в контакт.

— Но зачем вам понадобилась собирать осколки? — недоумевала я.

— Чтобы починить его. Ни японцы, ни кто-либо другой не могут наблюдать за своими шатлами-разведчиками без спутников, через телескоп они мало что увидят, а, следовательно, им не известно, что их хитроумный план разлетелся на мелкие кусочки. Они подождут некоторое время и, когда он не вернется, отправят ещё один шатл, и так будет продолжать долгое время. Действия людей предсказуемы на сто процентов. Поэтому мы починим разведывальный аппарат, сотрем всю информацию, которую он успел отснять и записать, и отправим его обратно стерильным. Какой смысл продолжать попытки добыть информацию, если с объекта не считываются никакие данные?! По крайней мере, мы надеемся, что они так подумают.

— Логично, — согласилась я.

— Тебе придется несколько дней побыть без меня, так как я должен выполнить свою часть работы. Сейчас большинство грейс находятся на Земле и не смогут оказать нам должную помощь.

— Конечно, — согласилась я, хотя мне претила одна только мысль провести несколько дней без Кирилла.

— Не расстраивайся, — попросил он, уловив мой погрустневший взгляд, — вечером  я буду к тебе заходить. — Он поцеловал меня в губы, и на его лице появилась натянутая улыбка.

— По крайней мере, теперь я буду знать, когда наступает вечер, — констатировала я, заставив себя улыбнуться.

     Несколько дней, в коротких перерывах между сном, я смотрела возникающие у меня в голове фильмы и слушала навеянную музыку. Усталость от обездвиженности с каждым днем ощущалась все сильнее. Мне очень хотелось поскорее увидеть своего ребенка, но вместе с этим мне было страшно от того, что я не знала, каким он будет и смогу ли я с ним вернуться на Землю, или же нам предстояло оставаться какое-то время на «Вестле». Изо дня в день моя связь с ребенком становилась все сильнее, мне было сложно сказать, кто из нас от кого больше зависит. Теперь моя жизнь всецело принадлежала ему. Я не могла видеть, изменилась ли моя внешность за время беременности, но одно я знала точно, малыш полностью поменял мое восприятие действительности и отношение к миру.

     Неожиданно внутри меня что-то кольнуло и захотелось скрутиться в клубок! Осуществить это я была бессильна, так как пребывала в странном оцепенении. Поступила свежая порция боли, я напряглась всем телом, шкала на экране подпрыгнула вверх и загорелась точка, что повлекло за собой уже знакомый звук. Спустя несколько секунд вокруг меня стояло пятеро Верховных. В ушах звенело, а перед глазами появилось взволнованное лицо Кирилла.

— Кристина, не волнуйся, все будет хорошо. Сейчас мы достанем ребенка, — его голос доносился до моих ушей как далекое эхо и постепенно стих, в глазах поплыло, и я отключилась.

    Когда я очнулась, то чувствовала себя лучше обычного, голова стала яснее и я по привычке попробовала пошевелить рукой. Каково же было мое удивление, когда она сдвинулась с места, затем я нерешительно приподняла ногу. Больше не было никакой обездвиженности, и внутренне ликуя, я с усилием села на кровати.

— Не торопись, — раздался за моей спиной мягкий голос Кирилла.

 Я медленно оглянулась.

— Где наш ребенок? — спросила я взволнованным голосом.

— Верховные его обследуют, через некоторое время ты её увидишь.

— Её? — переспросила я. — Это девочка?

— Да, самая прекрасная в мире девочка-грейс! — глаза Кирилла на мгновение заблестели и тут же покрылись пеленой грусти.



Ольга Кравчук

Отредактировано: 05.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться