Письма, Согретые Солнцем

1


Пролог
Письмо от Джеймса Уотерса для Эшли Диксон
1940-е годы,США

Эшли, я опаздываю. Отправлюсь лишь через несколько дней. Всё из-за плохих погодных условий. По крайней мере, надеюсь на их улучшение. Но непогода не так пугает меня, как одно странное происшествие, случившееся со мной на одной из станций. Один человек собирался выходить из поезда. Я заметил: старик весьма плохо себя чувствовал. Поезд остановился. И пассажир также замедлил ход. Казалось, этот человек вот-вот потеряет сознание. Тогда я поинтересовался у него, не нужна ли ему помощь. Он только покачал головой, а затем почти моментально схватился за сердце. Я спросил, не нужен ли ему врач. Он наотрез отказался. Лишь попросил достать лекарство. Из своего чемодана. Знаешь, Эшли, когда утром куда-нибудь собираешься, как-то не задумываешься о том, что вечером совершенно чужому человеку в вагоне поезда срочно потребуется медицинская помощь. Вероятно, стоит об этом задуматься. Всерьез. Но рассказываю дальше. Я достал таблетки. Старик скупо поблагодарил меня (на большее просто не осталось сил), и вскоре, невольно чертыхнувшись, выпорхнул на одной из следующих станций. Навстречу колкому леденящему ветру. Больше того человека я не видел. Двери поезда закрылись.
До приезда к тебе оставалось всего ничего (если бы не внезапный снегопад, из-за которого, как мне стало недавно известно, отменили все рейсы на ближайшие дни). Но вернемся, Эшли, к происшествию. С этими блаженными мыслями о нашей скорой встрече я прошествовал в вагон, удобно устроился (как мне показалось), но не тут-то было. Мои ноги впились в забытый чемодан только что покинувшего поезд пассажира. Казалось, совсем недавно я с беспокойством передавал ему лекарство, а отдать чемодан как раз и забыл. 
Как же так? Но факт остается фактом: он у меня. Я не любитель просматривать чужие вещи, но кто знает, ЧТО было на уме этого человека? Вдруг он специально оставил свой багаж? Умышленно? Инсценировал резкое ухудшение здоровья? Что могло находиться внутри? Что угодно. Например, бомба. Но, к моему глубочайшему удивлению, внутри покоились очки, часы, обычная ручка и книга. «Финансист» Драйзера. Коллекционное карманное издание. Старик-интеллектуал, знающий толк в раритетах. Может быть, он хотел его кому-то подарить? Кто знает. В любом случае, теперь это издание досталось мне. Не бежать же мне было за этим человеком? В самом-то деле. Знаешь, Эшли, так всё это странно. Полупустой чемодан, но в нём томик Драйзера. Никакой одежды. Или туалетных принадлежностей. Ничего. Будем надеяться, что это странно-случайное происшествие не принесет нам бед. Никаких. В конце концов, какие несчастья может привнести в судьбы людей безобидный том Теодора Драйзера?  
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
6 марта, 1990 год
Франция, Париж
Письмо от Шарлотты Шевальер для Бастиана Леграна

Я прождала вас целый час, но вы, расчетливый мой друг, так и не соизволили явиться. Уж не знаю, окажете ли вы милость объяснить причину столь вопиюще неподобающего поступка, не делающего вам никакой чести. Совершенно. Мое девичье, но не по годам сметливое, воображение рисует мне тысячи причин усомниться в ваших способностях. Вы лжец. Надеюсь, и сами догадываетесь об этом, «месье-не-приду-вовремя?». Мне претит ваше донельзя показное самодовольство, так свойственное молодым актерам скучных театральных постановок. Наигранные представления с оттенком фальши, смешанные с волной небывалого лицемерия. Только вы, вероятно, позабыли, что к миру искусства никакого отношения никогда и не имели. Да и юнцом, кажется, были в прошлой жизни. Или позапрошлой? Впрочем, без разницы. Наша сделка не состоялась. План не сработал. По вашей вине. Желали того вы или нет, но это так. Больше не смею отнимать ваше ничтожно-драгоценное время. Я все сделаю сама. Отныне вы мне не советчик. Решительные действия не терпят медлительных и нерасторопных людей. Вроде вас. Уж поверьте, Бульвары Монмартра ничего не потеряют, если ваша лживая неугодная натура перестанет ступать по ним своими мелкими коварными шажками. Совсем наоборот, останутся в выигрыше. Прощайте, Легран.
Письмо от Бастиана Леграна для Шарлотты Шевальер
7 марта, 1990 год
Париж, Франция

Ваш верный слуга передал мне это длинное, полное ненависти послание. Мадемуазель, какой высокопарный тон! Неужели за месяцы нашей, прошу заметить, слаженной работы, я заслужил лишь одни упреки? Осмелюсь напомнить вам, дорогая моя Шарлотта, что без моей помощи вы не провернете ни одной сделки. Вашему милому личику сердитость не идет, как ни старайтесь. Обстоятельства складываются так, что мне потребуется уехать в Лион. На несколько дней. Надеюсь, вы пришлете мне подробный план нашей следующей операции. Буду ждать. С огромным нетерпением. Уж тоже мне поверьте. Не могу не поинтересоваться: у вас, Шевальер, какие-то свои личные счёты с театралами? Так нелестно о них отзываться… И к миру искусства мы-таки имеем отношение. Но я понимаю, что вы имели в виду. Увы, Творцами нам не стать. Если только заново родиться. Увы. Увы. Кстати, не забывайте, Шевальер, что мой процент от последней сделки так вами до сих пор и не отдан. Ах да, не так уж и далеко я отошел от юношеских лет.
Письмо от Шарлотты Шевальер для Бастиана Леграна
10 марта, 1990 год  
Париж, Франция

Легран, а вы в своем репертуаре. Как и всегда. Исчезаете, Бог знает насколько и куда, предлагаете мне решать все возникающие вопросы и проблемы в одиночку, а теперь, как ни в чем не бывало, еще и напоминаете о своих мифических процентах? Считайте их закономерной платой за свое безрассудство. Если бы меня не объединяли с вами удачно завершенные операции, клянусь, ваше ответное письмо я уже давно бы выбросила. Даже не попытавшись вскрыть конверт. Видимо, говорить «Прощай» нам действительно еще рановато. Но все может измениться. В любой момент. Опять же, по вашей вине. Хорошего отдыха (или чем вы там занимаетесь) в Лионе, беглец. Главный босс, Себастьян, еще не давал никаких указаний насчет дальнейших наших действий. Дам знать, как только что-то прояснится. Куда уж я без вас.
Письмо от Босса Себастьяна для Шарлотты Шевальер
11 марта, 1990 год
Местоположение засекречено

Кодовое слово — Макгрегор. В аэропорту тебя и Леграна будет ожидать черный Шевроле. Мои люди продиктуют адрес. Сумма, как обычно, пополам.
***
Тем временем в Нью-Йорке
1990 год
Статья в газете «Нью-Йорк-Таймс»
ПОДРОСТКИ НЕ ВЕРНУЛИСЬ ИЗ ШКОЛЫ 
ЗАГАДОЧНОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Что это: чей-то злой скрытый умысел или несчастливая случайность? Полиция делает всё возможное, чтобы пролить свет на всю эту загадочную темную историю. Расследование началось.
Как сообщает Департамент полиции города: в последний раз подростков, которых зовут Флинн Кёртис, Салли Кингстон и Ребекка Сандерс, видели ровно неделю назад. Все трое, как обычно, сели после уроков в школьный автобус. По словам водителя, все вышли на своих остановках. Но до мест назначения, своих домов, никто из них так и не добрался. Как сообщает Департамент полиции города: одноклассники, друзья, родители, родственники, соседи уже были опрошены Расследование продолжается… Фотографии пропавших подростков расклеены по всему городу. Если кто-то узнает эти лица, убедительно просим немедленно связаться с полицией.
***
Письмо №1 от Саманты Блэквуд для Джека Макгрегора 
15 марта, 1990 год
Штат Аляска, город Анкоридж, США

Привет, мой неизвестный друг.
Сегодня в школе наша учительница миссис Вудс принесла нам целую стопку конвертов. Нет, не так. Слишком уныло и жалко. Подумаешь, наверное, что мы и конвертов-то в жизни никогда не видели. Она продиктовала нам адреса всех ребят нашего возраста из базы твоей школы в Калифорнии. Из всего длинного списка я сразу выбрала тебя. Почему? Хорошая у тебя фамилия. Макгрегор. Джек Макгрегор. Может быть: мне стало интересно, как может выглядеть человек с такой респектабельной фамилией в свои столь юные годы? Вполне возможно.



Джули Ричардс

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться