Письма, Согретые Солнцем

3

Но тогда я лишь спросила:
— Желаешь воевать?
Глупый вопрос. Без сомнений. Можно подумать, я страдаю отсутствием слуха. Может быть, меня больше волновало не то, что Фрэнк бросит учебу, а то, что он бросит... меня? Господи. И о чём я снова думала? Я и Фрэнк — друзья. Точка. Фрэнк, казалось, весь светился от счастья. От преисполнявшей его гордости. От собственного принятого решения. Тогда он невозмутимо ответил:
— Всегда мечтал отдать долг родной стране. Но реальность окажется иной. Сначала меня ждет военно-тренировочный лагерь, а уже после — я отправлюсь в Европу. В эпицентр военных действий.
— Бросишь Принстон и отправишься навстречу гибели? Прости. Я вовсе не это имела в виду...

Фрэнк слегка смутился, словно о чём-то всерьез задумался. Но только лишь на сотую долю секунды. Его голос снова уверенно и звонко отчеканил:
— Никуда этот Принстон от меня не денется. Смогу продолжить образование, если в том окажется потребность. Будет желание. Если я сам того пожелаю.
Насчет того, что Принстон от Фрэнка никуда не денется, что ж, в этом я не сомневалась. Нисколько. Но...

— Молли, не я выбрал Принстон, а Принстон выбрал меня. Скажем так. Точнее, ты ведь знаешь, мой отец причастен ко всему этому. Я благодарен ему за поддержку и участие в моей жизни, но все это не может продолжаться вечно. Не может и всё. Я должен научиться отвечать за свою жизнь. Сам. Должен. Я не хочу жить по указке своего богатенького отца, Молли. Даже если она — золотая. Его деньги и богатства для меня — пустой звук. Его состояние... Я не претендую на него. И совсем другого желаю от жизни. Чего-то большего, чем просто солидный счет в банке. Не всё в этой жизни можно измерить деньгами. Слишком многое не купишь. Например, любовь...
 



Джули Ричардс

Отредактировано: 06.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться