Письмо Деду Морозу

Размер шрифта: - +

Письмо Деду Морозу

Дата написания: 2016 год,

на конкурс для Лит-Эра.

Жанр: современный любовный роман, короткая форма (рассказ).

Посвящаю: Елене Миллер. Спасибо за поддержку и помощь!

 

Письмо Деду Морозу

 

 

***

31 декабря. Очередное 31 декабря.

Странный рок, или же... вся судьба моя в целом. Чертовы новогодние ночи. Никогда они не приносили мне ничего доброго. Счастье, веселье, задор, надежды?

 

Разве что... надежды. Пустые, горькие, несбыточные мечты и надежды. Даже в Деда Мороза я никогда не верила. Сколько себя помню, всегда знала, что это - ни кто иной, как переодетый какой-нибудь дядька, или, и того хуже: тетенька (из-за дефицита первого).

Потому и желания ему не загадывала. Ничего не просила. У него не просила. А вот у судьбы...

Да толку?

Кукиш с маслом - вот удел и вершина всех моих грез и прилежаний.

Когда-то я с ума сходила по кукле Барби, потом - конструктор, затем - "радуга" (если кто ее помнит). Тамагочи. И что? Что в итоге? Ни какой не Дед Мороз. И никакого чуда. Упорный труд моих родителей - и спустя время (длительное, порой не один год) желание сбывалось. Но потом я подросла - и стала мечтать о чем-то ином, о чем-то большем. О  том, что ни отец, ни мать уже, как бы того не хотели, никак не смогли бы купить. Мальчики; искренние, трепетные чувства. Парень из соседнего двора. Одноклассник. Радио-диджей. Известный музыкант (тот еще выбор для первой, пылкой... безответной любви не на один год, правда?) А дальше снова страсть: одноклассник; знакомый; старый друг. Целая череда грез - и всё впустую: одно-единственное желание, что я из года в год, как больная, загадывала под бой курантов, и что так упорно не сбывалось - любовь. Взаимная любовь. И напиши я когда-нибудь письмо Деду Морозу, то, наверняка, и туда б его впихнула.

 

Но это было глупо. Понимаю, по-детски глупо и наивно.

Выросла. Встала. Отряхнулась и пошла...

Хотя все еще на падающие звезды нет-нет да проскочит тихий шепот души. Тихий, мудрый, просящий уже не (недалекой) любви, а простого "обыденного счастья", и вместе с ним - душевного покоя.

 

***

Вот и опять бреду по улицам пустынного декабря. Тоскливо, гадко на сердце. За спиной - одиночество, на плечах - печаль, в голове - ветер. Опять одна. Опять... никому не нужна.

А главное, нет даже ничего во мне, что могло бы хоть у кого-то вызвать то ли восторг, то ли ту же жалость: Бог не дал ни таланта, ни даже везения. Ничего, что могло бы зацепить моего "потенциального" принца и заставить слезть с пышногривого, паршивого коня. Ноль. Я - ноль. Пустое место...

Хоть поскользнись и ногу сломай! А то уж совсем невзрачная. Вокруг полное безучастие, ко мне. Мир трепещет в предвкушении волшебства ночи, взрывается весельем, дружеским запалом, любовной игрой обмена подарками. А я, словно те снежинки, которых  вроде как все ждали, но уже и не замечают, переключив свое внимание и воодушевление на другие вещи, более приземленные, материальные, более весомые, полезные "чудеса".

 

Присесть на забор и позорно шмыгнуть носом.

Я даже ногу не в состоянии сломать: нарочно ничего не получится. Только если этого не хотеть - вот тогда, пожалуйста. Но сейчас слишком прекрасно и непростительно щедро людям извне подарить мне хоть какое-то участие. Родители. Опять вечер с родителями... Хотя, чего я дуюсь? Не так уж плохо. У кого-то и того нет.

 

Шумный вздох. Взгляд около. Знакомая улица. Знакомые ощущения - обреченности и больного одиночества. Год. Господи, уже прошел целый год с того дня, момента, как мы расстались. А из-за чего? Смешно и горько  вспоминать.

Петарды. Как же я ненавижу петарды! Они меня пугают. Какой умник придумал их, а потом еще и допустил в массы? Сколько на моей памяти нехороших случаев, вплоть до ожогов. Да и сама однажды чуть глухой не осталась (хотя, чего чуть? минут десять так точно ею была). И вот они вновь вершат мою судьбу. Вершат - то еще слово. Сами мы всё перекромсали.  Помню, я так взбесилась из-за этих петард, начала орать на Него. До слез, до истерики, до животного страха. А Он словно глухой. Словно слепой. Словно...

Слово за слово - и я уже бегу домой...

Порваны фотографии (им). Высказано всё, что давно накипело (обоими).

31 декабря. Часы бьют двенадцать. А на душе - пожар. Вокруг - руины...

Жестокая, мерзкая, непростительная речь. Его речь:

- Пошла отсюда, чтоб глаза мои тебя больше не видели, никогда! Чтобы новый год... я начал с чистого листа!

 

Так мы и разъехались. Так мы и расстались.



Резниченко (Гудайтис) Ольга Dexo

Отредактировано: 12.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться