Письмо из прошлого

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8

Первое и второе января слились воедино, в один феерический сон наслаждения. Два дня они были вместе, смотрели фильмы на видеомагнитофоне, слушали музыку, ели мороженое и пили вино. И даже, несмотря на теплую погоду и на огромные хлопья снега, что искрились за окном, они ни разу не вышли на улицу. А третьего января он, проводив ее до дома, уехал к родителям на дачу всего на несколько дней, но эти дни показались ей бесконечно длинными и хмурыми.

Маша переступила порог своей квартиры, и снова погрузилась в тягостные серые будни, а новогодние ночи, проведенные с ним, теперь казались выдумкой ее воображения. Отец каждый день пил, то один, то с закадычными друзьями, то с Татьяной, которая тоже любила приложиться к бутылке. Маша почти не разговаривала с ними, стараясь избегать шумной компании, сидела в своей комнате на подоконнике и разглядывала прохожих – столько разных лиц, столько судеб…

Как ни старалась она себя отвлечь, мысли все равно возвращались к Максу. Она не знала точно, когда он вернется, когда решит прийти к ней, а потому прислушивалась к каждому шороху в подъезде, пытаясь узнать его шаги и даже Галю, забежавшую к ней в гости, впервые за последний месяц, она выпроводила, сославшись, что больна. Она не хотела уходить из дома даже на пять минут, не хотела и не могла пропустить его визит. И как это обычно бывает, он пришел, когда она почти отчаялась, а потому его шаги приняла за шаги пьяных гостей, что с самого утра толкались на их кухне.

Он зашел в ее комнату без стука, закрывая за собой дверь на шпингалет.

- Привет. Как дела?

Она удивленно вздрогнула, пожала плечами, села на кровати:

- Я скучала.

Он улыбнулся, снял куртку, бросил ее на кресло, разулся и подошел к ней. В комнате полумрак. Он стоит напротив нее в черном спортивном костюме, и она почти не видит его лица. Маша облизнула губы, поправила лямки тонкой майки, что сползли на плечи, откинула одеяло с оголенных ног.

Максим снял кофту, задышал прерывисто, вернулся к креслу, положил кофту поверх куртки, протянул руку к двери.

- Не включай свет. – Прошептала Маша.

- Хорошо, не буду. – Он отнял руку, обернулся. Лунный свет озарил его лицо – губы раскрыты, она слышит его шепот, но не разбирает слов – голова кружится от их дыхания.

Он подошел, сел рядом. Кровать скрипнула, пружины прогнулись, дотронулся пальцами до ее лица, провел по щеке и губам, Маша выдохнула. Поцелуй. Как она, оказывается, скучала по его губам. Ее губы – нежные и податливые, его – горячие от желания и страсти.

- Малышка моя. – Выдохнул он, прижимая ее к себе. – Девочка моя, я так скучал.

Его горячее дыхание обожгло шею, лицо, снова шею, невысокий холмик груди и живот. Маша, теряя рассудок, застонала, путая пальцами его волосы.

- Я так сильно люблю тебя. – Прошептала она на выдохе, когда он губами обхватил ее грудь. – Люблю, Макс!

- Я знаю, малышка, знаю. – Он уже стягивал с себя и с нее остатки одежды.

Она легла на спину, а он все продолжал покрывать каждый сантиметр ее тела поцелуями. Она громко всхлипнула, он накрыл ладонью её рот. На кухне смех гостей, бренчание гитары, голоса, голоса. А она тонет в синеве его глаз и слышит лишь его шепот.

– Тише, родная, тише. Сейчас тебе еще приятней будет.

Ее руки в его ладонях, на губах его поцелуй, в сердце одна на двоих любовь. Она верит и не верит своему счастью. А он нежный и она растворяется от его ласк. Гитарный аккорд взорвал пространство квартиры, ее стон – тишину комнаты.

Она, опьяневшая от любви, свесила ноги с кровати, укутавшись в простынь, он, не одеваясь, подошел к окну и открыл форточку. Курит и дым от сигареты туманит его лицо. Маша протянула руку, но он нахмурился – ей нельзя больше курить.

На кухне крики и ругань, хлопнула входная дверь, и они остаются одни. Отец ушел, и Макс, не одеваясь, идет и берет его гитару. Маша смеется, он надевает штаны и садится в кресло напротив нее. Она скользит взглядом по его торсу, и он улыбается ей. Пальцы по струнам и она закрывает глаза. Звуки гитары приводят в восторг, его чуть хрипловатый голос в истому, что захватывает в плен ее тело.

- Ты со мною забудь обо всем, эта ночь нам покажется сном. Я возьму тебя и прижму, как родную дочь. Нас окутает дым сигарет, ты уйдешь, как настанет рассвет, и следы на постели напомнят про счастливую ночь…

Он открыла глаза. Его взгляд по ее лицу, голос – с надрывом:

– И следы на постели напомнят про счастливую ночь.

 

Она счастлива. Январь оказался сказочным, щедрым на эмоции и события. Она встретила Новый год с любимым человеком, на Рождество он взял ее с собой на дачу к друзьям, где, не стесняясь удивленных взглядов, обнимал ее и целовал. И Маша верила ему, отчаянно и безоговорочно, и плевать, что в глубине души знала – счастье не бывает вечным. А в те редкие минуты, когда мрачные мысли поселялись в голове, она выбегала на улицу и быстро шла по истоптанной годами тропе, зная, что там, у шиномонтажа обязательно встретит его, и в его сильных и крепких объятиях ей сразу станет спокойно.



Ксения Лукина

Отредактировано: 02.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться