Письмо кумиру

Размер шрифта: - +

ПОЕЗДКА

- Дело есть, - сказала Альбина и присела на краешек дивана. – И окно, что ли открой! Дышать невозможно! – Она подошла к дальней стене и, держась на носочках, отодвинула тяжелую штору и потянулась к задвижке на форточке, но беспокойный и опечаленный Макс положил гитару на табуретку и окликнул ее:

- Не смей!

Лера никогда не беспокоила навязчивыми визитами в момент сочинения музыки и редко требовала пойти с ней в кино или театр, если у него настроения не было.

- Ну сколько можно жить, как затворник! Кончились гастроли, и кончилась жизнь?

- Я работаю, - возмутился Макс.

- Ага, работает он… Что ж, держи… Повестку…

Альбина бросила Максу в ноги  листок бумаги с официальным приглашением. Черные иностранные буквы, жирные, курсивные, в скобочках и подчеркнутые… Макс читал, перечитывал, смотрел на Альбину, на мерцающую электрическими огнями люстру, на покрытую черным налетом дощечку паркета, на потертую ножку шкафа, снова на Альбину, которая с неким удивлением смотрела на него и ждала ответ. Рассчитывала получить положительный. После того, как Виктор Петрович официально вызвал утром в кабинет и жестом бледной руки указал на дверь. И ей, Альбине, первоклассному менеджеру и директору, и ему, Максу, в один миг посмевшему выпустить диск с обещанной песней самостоятельно и успешно продать скромный тираж на сольном концерте в клубе.

И Макс радовался, как ребенок. Шумным, грохочущим и сотрясающим низкие потолки аплодисментам, красному свету, не вызывающему тошнотворный запах.

- Они мои! – прыгал Макс в гримерке после концерта. - Четыреста человек. И все мои! Мои! Не его, призрака, а мои! Понимаешь…

- Понимаю, понимаю, - кивала в ответ Альбина, а сама думала, что говорить утром Виктору Петровичу.

Медиа-магнат за чашечкой кофе, принесенного ему полногрудой секретаршей за пятнадцать минут до начала рабочего дня, обожал почитывать новости на порталах музыка.ру и рок-ответ.ру. А в рядах плотно стоящих друг к другу причесанных мальчиков и растрепанных девочек, в тесном зальчике, Альбина мельком приметила и сутулого фотографа в черной бейсболке, явно пришедшего на концерт по поручению редактора музыка.ру. И светловолосого обзорника с рок-ответ.ру. И как узнали о выступлении начинающего музыканта?

 «Надежда современной музыки … У Максима Осипова мышление прежде всего музыканта и голосовые данные первоклассного вокалиста. Некоторые песни спеты на отличном русском, некоторые, на хорошем английском…», - писали на музыка.ру.

«За два часа полноценной программы сложилось ощущение, что первые десять минут ты у себя на родине страдаешь под лирический текст, а к концу обретаешь способность к перемещению и телепортируешься куда-то на британские острова или на юг Франции. Туда, где летом на лучших фестивалях звучат самые яркие хиты. И автор у всех песен один – Максим Осипов. Словом, и к успешным хитам певицы Джилы Максим Осипов приложил руку… Слушать всем…».

 Виктор Петрович закрыл ноутбук и взглядом требовал от Альбины объяснений. И она стояла перед ним на полусогнутых ногах, пребывая то ли в трансе, то ли в замешательстве. Одиночка Макс подставил и себя, и ее. А друг Валерка содрал с гитары эмблемы Паркера Джонса и помог ему… Устроил знакомство с управляющим клуба.

- Он ни строчки больше не споет в этом городе, - пригрозил Виктор Петрович. – Это я тебе гарантирую.

- Публика не допустит...

- Публика ничего не решает.

- Музыка.ру и рок-ответ.ру заинтересовались … А это успех на независимой сцене. 

- Завтра о пошлых журнальчиках никто и не вспомнит!

- Песни Максима забыть не возможно.

- Это песни Джилы будут жить всегда.

- Хотите сказать те, которые написал для вашей подопечной Макс?

- Молчать! – Виктор Петрович стукнул кулаком по крышке стола. – Письмо с отказами не получали еще?

- С какой стати?

Альбина вышла из тени книжного шкафа и обрела свободу, решимость.  Виктор Петрович глянул на позолоченные кубки, на тарелки с яблочком, на грамоты в стеклянных рамочках и усмехнулся.

Только на Альбину завистливая ухмылочка не подействовала. Макс не просто подставил ее, Макс уделал влиятельного человека в выглаженной рубашке. Макс задел человека с белоснежной улыбкой.

 У Виктора Петровича не дрожали скулы, не растекались по лицу капельки пота, но сидел он сосредоточенно и смотрел на панельную стену, а не на нее, на Альбину, ту, которая посмела поцарапать каблуком натертый до блеска ламинат и заполнить кабинет не ароматом ванили, а ароматом слез, боли и дерзкого огонька. Огонька, энергию от которого смогли ощутить четыреста три человека. Макс не включил в число поклонников журналистов с музыкальных порталов. Макс был занят сочинением нового хита. Успешное выступление вдохновляло его. 

-  Вашим заказчикам, кажется «Стройэнерго» и «Даблплюс», за прежний гонорар я предложил выступление Джилы…



Мария

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться