Письмо маме

Размер шрифта: - +

Письмо для мамы

                    «Здравствуй, мам

    Знаешь, я давно хотела написать это письмо, но долго не могла решиться. И долго – это не пара месяцев, это несколько лет. Сейчас я чувствую в себе силы сказать то, что столько времени копилось в моей душе, выплеснуть эмоции на бумагу, поделиться ими с тобой.

    Ты сделала мне очень больно, мам, в то время, когда я ждала от тебя любви и поддержки, хотела секретничать и делиться чувствами, я получала только крики и удары. Знаешь, мне до сих пор тяжело вспоминать о своём детстве. Хочется, чтобы оно было другим. Я раньше не могла спокойно вспомнить счастливые моменты того времени, ведь их погребали под собой отдельные эпизоды, которые заставляют ныть застарелые шрамы. Ребёнок беззащитен перед своими родителями, поэтому их поступки наносят самый большой ущерб. Ты была сильнее, ты была взрослее, ты была моей мамой. И всё детство я задавалась вопросом «Почему?». За что ты так меня ненавидишь?

    Конечно, я не могу сказать, что каждый день тогда был для меня адом, иногда были передышки. Пусть у нас не было денег, но мы никогда не голодали, даже из простых продуктов ты могла приготовить что-то интересное и вкусное. Этот навык с годами не пропал, я и сейчас не знаю еды лучше, чем твоя. А помнишь, мы даже мороженное сами делали? Да, когда у нас была корова, мы и масло своё взбивали, и творог варили – и я помню эти моменты, как светлые, потому что несмотря на то, что это было в то время признаком отсутствия денег, мы занимались этим вдвоём и разговаривали, и смеялись. Я помню, как ты сама шила мне вещи, и девчонки в школе завидовали, потому что они были очень красивыми, а мои наряды на новогодних ёлках всегда были самыми интересными и запоминающимися. В такие моменты я чувствовала, что ты всё же любишь меня.

   Но среди этих тёплых моментов калейдоскопом проносятся другие, чёрные и холодные. И стереть я их не могу, как бы не хотела, потому что они - часть меня. Ты не знаешь, но от той боли, не только физической, но и моральной, мне хотелось избавиться. Настолько сильно, что, проводя дни в пустом доме с запретом куда-либо выйти, я не раз брала в руки нож. Тогда я хотела умереть. Благо, с детства была рассудительной и дальше лёгких уколов дело не зашло. Сейчас, видя столько информации о том, что дети выбирают путь самоубийства, я прихожу в ужас, потому что когда-то была на их месте, но неизменно делала другой выбор. Я хотела жить, как бы сложно мне это не давалось. И я благодарю Бога, что тогда у меня были друзья, которые давали возможность забыть о том, что творилось дома, сделать необходимый глоток воздуха.

    Только спустя много лет, когда я уже выросла, а ты смогла изменить своё отношение ко мне, я избавилась от чувства вины за то, что я вообще появилась у тебя, и поняла, почему ты поступала так со мной. Почему я терпела те побои и унижения.

   Не помню в честь чего было то застолье, но я услышала то, что раньше скрывалось: бабушка сказала, что ты хотела избавиться от ребенка, но тебе не позволили это сделать. Тогда, в восемнадцать лет, ты желала для себя другого будущего, жизнь только начиналась, ты наконец уехала от родителей, поступила в институт, стала встречаться с парнем. А тут такая неожиданность… И папа сразу сделал тебе предложение.

    Да, не о такой свадьбе ты когда-то мечтала. В богом забытом посёлке, где вырос твой будущий муж, когда до администрации, в которой вас расписали, пришлось идти в белом длинном платье, фате и резиновых сапогах. Для тебя такой умной и честолюбивой, красивой молодой девушки, которая всю жизнь провела в городе, это оказалось кошмаром. А после пришлось учиться жить в деревне, куда нельзя было нормально ни приехать, ни уехать, ведь именно там молодой семье дали половину небольшого дома, которая была меньше, чем моя сегодняшняя однокомнатная квартира. Пришлось учиться выращивать овощи, содержать птиц, доить корову, да и ещё много всего. Я не знаю, как тебе тогда было тяжело и плохо, но то, что своё раздражение ты решила срывать на собственной дочери – это я не могу принять. Могу понять почему, но не принять.

    Потребовалось колоссальное усилие, чтобы тебя понять, ещё больше времени и сил, чтобы простить. Пришлось избавляться от установки жить ради подтверждения чужих ожиданий, научиться думать в первую очередь о себе. Я помню, как, лет семь назад, ты плакала и просила у меня прощения, говорила, что не понимаешь, как могла поступать так ужасно со своей принцессой, которую любишь. Мне пришлось тебя успокаивать, говорить, что со мной всё нормально, я с этим справилась и тебе пора отпустить прошлое. Но, на самом деле, в тот вечер мне было очень тяжело, потому что хотелось отвернуться от тебя, отгородиться, припомнить все былое и обвинить в несчастливом детстве. В тот вечер я впервые попыталась написать это письмо и не смогла. Потому что там были только боль, ненависть и обиды, а мне хотелось почувствовать что-то хорошее.

    И сегодня я наконец могу сказать, что смогла отпустить те чувства, которые разъедали меня изнутри и мешали просто разговаривать с тобой, не воспринимая каждое слово в штыки. Получилось, потому что я сделала это для себя. Надеюсь, что и ты смогла примириться со своими поступками и простить саму себя за них. Ведь ты действительно уже не та, какой была двадцать лет назад, ты стала мудрее.

    И лишь одно остаётся неизменным: ты моя мама. И я тебя люблю.»



Сапфира

#8643 в Проза

В тексте есть: письмо

Отредактировано: 23.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться