Письмо на деревню бабушке

Размер шрифта: - +

Письмо на деревню бабушке

     Никогда не знаешь, какой сюрприз преподнесет судьба. Особенно когда этой судьбой рулит папа, чей зашкаливающий уровень честности правил посрамил бы и знаменитого онегинского дядю.
      — Марго, нам нужно серьезно поговорить.
      Маргарита чинно сложила шкодливые руки на коленях и приготовилась внимать очередной нотации на тему своего неподобающего поведения и бла-бла-бла. Папа метнул на нее мрачный взгляд, ясно давая понять, что не поверил в моментальное перерождение дочери под благотворным влиянием угрюмых стен его кабинета, откуда укоризненно взирали такие же угрюмые предки. Правда, Марго не раз ловила их на том, что, когда папа смотрит в другую сторону, даже они корчат рожи и втихую сморкаются куда-то за угол своей золоченой рамы.
      — Ты опять развлекала маглов фокусами? — грозно воззрился на Маргариту отец. Та заерзала: это был папин пунктик. Он являлся ярым поклонником всего западного, в частности, британского. Оттуда он и подцепил это чудное словечко „маглы“ и, как он сам их именовал, идеи сегрегации. — Марго, ты впустую растрачиваешь способности. Колдовать на потеху кучке простаков — где это видано?
      Маргарита сделала попытку изобразить румянец стыда и полнейшего раскаяния, однако без зеркала этот трюк ей редко когда удавался, и отец только сильнее сдвинул брови, наблюдая за бестолково заметавшимися по лицу дочери неправдоподобно алыми пятнами.
      — А ведь хотел тебя еще в одиннадцать лет отправить в приличную закрытую школу для волшебников! Всё твои мать с бабушкой — жалко, жалко ребенка одного в чужую страну почти на весь год! А теперь этот ребенок развлекает маглов во дворе танцующими пошлый брейк-данс червяками!
      — А если бы они танцевали вальс, было бы не пошло? — спросила Маргарита, удостоившись еще одного гневного взора.
      — Да… — задумчиво протянул отец, оглядываясь на постные физиономии пращуров. Дедушка поспешно спрятал за спину недокуренную трубку (потомок крайне осуждал вредные привычки портретов покойных предков) и грозно выпучил глаза на недостойную правнучку. — Тебе определенно не повредит немного английской дисциплины. Я уже написал в Хогвартс. Тебя согласны принять. Программы, конечно, отличаются, но ничего… нагонишь. Там умеют заставлять трудиться.
      — Старая добрая порка розгами или тростью? — осведомилась Маргарита. — Впрочем, леди там вроде бы испокон веков лупили резиновыми тапками. Можно сказать, гуманненько.
      — И тебе бы это совершенно не повредило, — проворчал папа и украдкой погрозил кулаком бабушкиному портрету, который вместо того, чтобы педагогично сверлить Марго испепеляющим взглядом и стучать об пол избушки костяной ногой, попытался улизнуть в соседнюю раму к дедушке. Застуканная с поличным, бабуля заметалась и, нырнув на полотно, где запорожцы писали письмо турецкому султану, прикинулась лихим усатым казаком.
      — Папочка, честное слово, больше не повторится! — со всей возможной искренностью воскликнула Маргарита, наверное, в сотый раз, но сегодня это не прокатило.
      — Разумеется, не повторится, — сказал отец и хлопнул на стол перед Марго какой-то свиток. — Тут письмо… для тебя.
      — Письмо? Погоди секунду, сейчас проверю почту, — дочь полезла было в свой смартфон, но папа снова настойчиво ткнул пальцем в желтоватый рулончик:
      — Вот это письмо, Марго. Да, и свой телефон вместе с планшетом можешь оставить дома. Там, куда ты поедешь учиться, это тебе все равно не пригодится.
      Ошалевшая Маргарита покорно развернула странный — даже и не бумажный, а как будто пергаментный свиток, и не без труда прочла первую строчку:
      „HOGWARTS SCHOOL of WITCHCRAFT and WIZARDRY…“
      — Что-о-о? — пергамент выскользнул из пальцев Марго. — Папа, так ты что — серьезно?!
      — Конечно. Первого сентября мы доставим тебя в Лондон на вокзал. У тебя еще есть месяц, чтобы улучшить твой английский. Он у тебя, сама знаешь, хромает… на обе ноги.
      — Что за оскорбительные намеки? — возмущенно гаркнула бабушка с картины, отдирая накладные усы. — Полное отсутствие такта — говорить про хромых при человеке с неограниченными возможностями и костяной ногой!
      Маргарита зашмыгала носом, но и это не разжалобило рассвирепевшего родителя:
      — Ничего, ничего, тебе пойдет на пользу немного настоящей дисциплины, не говоря уж об европейском образовании. Сам Гарри Поттер, к твоему сведению, Хогвартс заканчивал!
      — Какой еще Поттер? — всхлипнула Марго, заранее оплакивая разлуку с планшетом.
      — Вот, ты даже и этого не знаешь! Историю современной магии у нас преподают из рук вон плохо…
      — Зато я знаю, в каком году было ледовое побоище…
      — Ну я же запретил всем в доме даже упоминать тот позор, когда наши канадцам продули!
      — Господи, папа, я про битву на Чудском озере… Она в тринадцатом веке была.
      — Кому нужна битва маглов в тринадцатом веке, когда ты не слышала ни про одну из Магических войн и даже не знаешь, что Гарри Поттер сразил величайшего темного мага современности!
      Папа сунул Марго под нос заставку на собственном телефоне, и дочь без особого интереса взглянула на темноволосого очкастого юношу со шрамом на лбу.
      — В семнадцать лет! В семнадцать, ты слышишь, он одержал верх над самым опасным темным волшебником всех времен, включая твой тринадцатый век! А ты дрессируешь тараканов и пристраиваешь помойных кошек, транслируя жалостливые картинки всем прохожим!
      — Ну, значит, у меня есть еще года три-четыре, чтобы срочно победить какого-нибудь Дарта Вейдера, если он у нас заведется, — пробурчала Маргарита и снова враждебно покосилась на давнее фото, украшавшее отцовский мобильник. — Его что, „Опель“ в детстве сбил?
      — Что за ерунда у тебя в голове, Марго? Причем, тут „Опель“?
      — Так у него на лбу его значок.
      Отец закатил глаза:
      — Да, все еще хуже, чем я думал. Хоть краткую историю прочти, что ли, чтобы не позориться.
 



Janny

Отредактировано: 02.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться