Письмо в никуда. Электронно-почтовый роман

Размер шрифта: - +

9

Я приготовился выслушать, что же думает обо всем этом моя разумная женушка, но Катя вдруг замерла, явно озаренная новой мыслью.

– Послушай, – неожиданно сказала она. – Ты же остался без обеда!

Меня, конечно, растрогало такое внимание со стороны Катьки, но о еде сейчас почему-то не хотелось и думать.

– Да ерунда, – отмахнулся я, – потом… Выкладывай свои соображения!

– Нет-нет-нет! – запротестовала Катюха. – Тебе обязательно нужно пообедать, да и я не прочь перекусить, так что давай, пошли!

– Куда пошли? – совсем растерялся я.

– Поедим где-нибудь, я ведь тебя не ждала так рано с работы, не приготовила ничего.

– И куда мы пойдем?

– В какое-нибудь кафе, – покрутила Катька растопыренными пальчиками. – В Интернет-кафе, например…

– Так ведь в Интернет-кафе как бы не едят, – с сомнением заметил я. Откровенно говоря, сам я в подобных заведениях не бывал, но где-то слышал, что это не совсем кафе, или даже совсем не кафе.

– Да и ладно! – совсем уж непонятно отреагировала Катька. – Интернет-то там точно есть?

– Есть-то он есть, но его нельзя съесть, – скаламбурил я.

– Тебе бы только о еде думать! – обвиняюще покачала головой супруга.

– Ну ты даешь… – выдохнул я, даже забыв обидеться.

 

Вообще-то в нашем городке не было Интернет-кафе, зато имелась парочка компьютерных клубов или, точнее, игротек для подростков, где, впрочем, предоставляли и доступ к Интернету. А именно это, как я уже догадался, и понадобилось зачем-то моей жене. Впрочем, я не сомневался, что такая блажь пришла ей в голову не просто так – «просто так» Катька вообще редко что делает. Я даже был более чем уверен, что Интернет понадобился Катюхе в связи с «нашим делом», или, как она его назвала, «электронно-почтовым романом». Вот только каким именно образом?

Я попытался это выяснить у жены, когда мы ускоренным шагом (я едва поспевал за целеустремленной Катькой) направлялись в сторону ближайшего клуба «Омега», но был отшит безапелляционным: «Не мешай, я думаю!»

– Везет… – попытался сострить я по-саниному. Но Катя даже не улыбнулась.

Весь путь до компьютерного клуба я размышлял, все больше и больше удивляясь, как преобразилась моя дражайшая половина. Ведь за последние полгода, которые она вынужденно проводила дома, занимаясь лишь готовкой, стиркой, уборкой и прочими «женскими» обязанностями, я привык воспринимать Катюху, словно некий хозяйственно-бытовой придаток, как прислугу, что ли, стыдно сказать… И вот, я просто поразился теперь, как в общем-то пустяк сумел вновь превратить ее не просто в красивую, но и в ужасно желанную женщину! Ее взгляд, осанка, походка – все теперь стало другим; потенциальная энергия, азарт, даже сексуальность, томившиеся в ней долгие месяцы, нашли вдруг неожиданный выход и выплескивались теперь с такой силой, что мне оставалось лишь молча обалдевать. Может, вот это – расследование всяких там загадок – и есть прирожденный Катькин талант? С ее-то чутьем и незаурядной логикой – немудрено! Что ж, очень кстати подвернулась эта Люси со своими письмами, по крайней мере, польза от них хотя бы уже в том, что Катька встряхнулась, да и я сумел по-новому взглянуть на жену. И мне, должен признаться, очень понравилось то, что я увидел.

 

Компьютерный клуб заполняло десятка три пацанов лет от восьми до восемнадцати, и большая их часть отчаянно стреляла, бомбила, жгла, резала, давила всевозможных монстров, чудовищ, злодеев, равно как и вполне добропорядочных граждан, бегающих, прыгающих, летающих и ползающих по экранам расставленных вдоль стен мониторов, в то время как меньшая часть восторженно наблюдала все это безумие, подвывая, повизгивая, и даже похрюкивая. Первая, большая половина, издавала, в общем, те же звуки, дополняемые разве что победными возгласами, воплями досады, криками боли, разочарования и надежды. Мне даже пару раз показалось, что некоторые возгласы не вполне приличествовали детской речи… Впрочем, может и впрямь показалось.

Разумеется, звуки, льющиеся из динамиков вперемешку со звуками реального мира, издаваемыми его юными представителями, превращали атмосферу клуба в нечто неповторимое, притягивающее своей необузданной, первобытной искренностью и вместе с тем отталкивающее неприкрытой, первобытной же агрессивностью и алогичностью. А может, я просто уже стар для этого.

Скучающий в дальнем углу молодой парень, ненамного отличающийся возрастом от своей клиентуры, но с глазами пресытившегося всем на свете старого солдата, заметив нас, чуть не упал со стула. Стало даже немного обидно – мы для него, видать, уже вымирающее поколение, хотя старше-то самого «пожилого» здешнего посетителя лет на десять отсилы. Впрочем, я тут же притушил свою обиду, вспомнив, что сам только что подумал именно так: «Я уже стар для этого».

Молодой человек тоже быстро справился с удивлением и деловито поинтересовался, пытаясь пересилить грохот взрывов и стоны раненых:



Андрей Буторин

Отредактировано: 19.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться