Письмо в никуда. Электронно-почтовый роман

Размер шрифта: - +

15

Просыпаться ужасно не хотелось. Но кто-то усиленно тряс меня за плечо. Впрочем, что это я! Катька, кто же еще.

– Вставай, соня, – мурлыкала женушка. – Вставай, скоро полдень!

– Ну и что, – попытался я лечь на другой бок. – Выходной же… И вообще, у меня еще целый отгул впереди!

Но Катьку мои возражения не убедили. Она просто-напросто сдернула с меня одеяло. Я попытался, свернувшись калачиком, полежать без него, но было уже неуютно. Пришлось вставать.

После вчерашнего слегка мутило. Все-таки посидели мы хорошо.

– Ты как себя чувствуешь? – спросил я у Катьки.

– Я-то хорошо, – ответила супруга. – Я ведь в вашем соревновании не участвовала.

– В каком соревновании? – не понял я.

– Кто больше выпьет.

– А-а… – вяло протянул я. – Пивка бы…

– Ну сходи, – смилостивилась Катюха. – Заодно и продуктов купишь.

 

Пива я взял побольше, чтобы не бегать лишний раз. Катька, конечно, покачала головой, но ничего не сказала. Причем одну бутылку она «увела» у меня сразу, открыла и приложилась прямо из горлышка. Ага, не учавствовала она в соревновании! Строит из себя…

Впрочем, я на Катьку ничуть не обиделся, поскольку она у меня все равно замечательная. К тому же, я тоже высосал уже бутылочку, и настроение сделалось весьма благодушным.

Мы вместе с Катюхой соорудили легкий завтрак (по времени, даже обед), быстренько его смолотили, и Катька сказала:

– А теперь – за дело!

– За какое еще дело? – испугался я. Вот уж что-либо делать сегодня я никак не хотел.

– Как за какое?! – возмутилась Катька. – Забыл? Фильм смотреть и умные мысли высказывать!

Я облегченно вздохнул. Смотреть фильм – это сейчас было именно то, что надо. Насчет умных мыслей сложнее.

Мы взяли с Катькой по бутылочке пива, раздвинули в зале диван и, улегшись рядышком как голубочки, уставились в экран телевизора. Потягивая пиво, я вяло следил за событиями фильма. Студент из Сан-Франциско Квин изобретал антигравитационное устройство, а вместо этого получил способ путешествовать в параллельные миры. Вместе с ним «скользить» по иным измерениям решились подруга Квина – Вейн и профессор математики Артуро. Вдобавок, они случайно прихватили с собой темнокожего певца Рембрандта…

Что ж, я люблю, в общем-то, фантастику, но как все в этом фильме казалось шаблонным: изобретатель, пара-тройка друзей, случайный «пострадавший»! Приключения, вызванные последствием изобретения… Притянутый за уши сюжет, несколько глупых шуток на уровне «показанного пальца»… И чем так заинтересовалась Катька?

Нет, с бодуна подобные фильмы смотрятся неплохо, спорить не буду – не надо думать, напрягаться. Но почему Катюха захотела, чтобы я его обязательно посмотрел?

А вот «отважная четверка» оказалась на параллельной Земле, в своем же Сан-Франциско, только при советском строе. Именно на этом моменте я вчера у Сани и вырубил фильм. Ага, оказывается после войны в Корее Штаты оказались завоеваны Советским Союзом и теперь у них советская военная диктатура. Вот откуда и солдаты в советской форме, и плакаты с серпом и молотом, и памятник Ленину в парке, и даже… доллары красного цвета с портретом Хрущева! Такой, то есть, альтернативный ход истории. И вот ребята эти «скользят» и «скользят» из одного мира в другой и все время оказываются в том же Сан-Франциско, только в разных исторических реалиях.

Вывод: история – штука неоднозначная, ответвлений у нее – бесчисленное множество и, следовательно, столько же одновременно существующих, но невидимых друг другу миров, отличающихся между собой порой совсем незначительно, а иногда – очень и очень. Вот и в этом фильме – то мир, абсолютно похожий на «оригинал» во всем, но у Квина оказывается живым отец – в том, «настоящем» мире погибший в автомобильной катастрофе, а вот мир – заваленный снегом и льдом из-за ядерной зимы, еще в одном мире не изобрели атомную бомбу…

В общем, идея фильма – явно не откровение. Подобные сюжеты встречались мне не раз и в литературе, да вроде бы и в кино. Ничего необычного. Хотя, в общем-то, даже интересно пофантазировать, а что было бы, например, не произойди в семнадцатом году в России революция. Может, и впрямь сейчас какой-нибудь Николай III правил и меня орденом награждал…

Я подпрыгнул. Я понял, что хотела сказать мне Катька! Господи, да ведь письма Люси – из того, параллельного мира, из альтернативной России, из Великой Российской Империи, где я – капитан космического корабля, слетавший на Марс!..

Я уставился на Катьку, а она торжествующе улыбалась, по моему виду поняв, что я «догнал» ее мысли.

– Но так не бывает, – сказал я хриплым голосом. – Это кино, фантастика!

– Это – да, – ткнула Катька в экран пальцем. – А это? – показала она на сложенный вчетверо листок, лежащий на столе.

 

Фильм был немедленно забыт. Мы снова и снова перечитывали с Катькой письма от загадочной Люси, все больше убеждаясь, как хорошо они укладываются в новую – совершенно дикую, нереальную, фантастическую – схему.

– Смотри, что получается! – вдохновенно размахивала руками раскрасневшаяся, с горящими от восторга глазами Катька. – Ты в том мире – космонавт! Герой, знаменитость! Тебя лично, собственной рукой награждает Государь Император! И в тебя влюбляется эта девчонка, Люси. Да в тебя там, наверное, все девчонки влюблены! Но этой повезло больше всех – она каким-то образом узнала твой электронный адрес, написала тебе и… получила ответ! И между вами завязалась переписка с элементами легкого флирта… Погоди! – Катюха неожиданно нахмурилась. – А как же я? Вот я так и знала: тебе дай только волю! Стоило какой-то девчонке-соплюшке написать – и уже роман на стороне!



Андрей Буторин

Отредактировано: 19.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться