Питомец - Демон

Размер шрифта: - +

Глава 4_6

— Мама, что с тобой? — закричала Астарта, и подошла к ней ближе.

— Если не хочешь, чтобы и у тебя на шее появилась удавка, стой на месте и не дергайся! — безразличным тоном произнесла Михаэла.

— Что ты с ней делаешь?

— Ничего особенного, я просто благословила крестик на ее шее. Так обычно поступают, чтобы защитить от злых духов. Так сказать — создала оберег. Но так как он сейчас на шее того самого злого духа от которого должен оберегать, то он создает эффект ловушки. Используя свои демонические силы, твоя мама загоняет себя в могилу. — она кинула небрежный взгляд на Нааму — Чтобы выжить — будь паинькой, и не используй ее.

— Но зачем?

— Чтобы уберечь себя и окружающих от того, что твоя мамаша замыслила.

— Что?

— Она не просто пришла тебя забрать, а притащила за собой половину преисподней. Вон за окном целая туча нечисти летает, хуже, чем в ночь всех святых.

— Мама, зачем?

— Я хотела вернуть тебя домой — еле дыша, ответила Наама — ты же погибнешь в этом мире.

За окном активно двигались черные тени тех мелких демонов и злых духов, которых демоница притащила с собой. В окно влетела одна из них и, пройдя сквозь стекло, ударилась об божественный щит и вылетела обратно. Затем влетели еще две тени, они тоже попытались вмешаться в ритуал порабощения их госпожи, но божественная сила не пускала. Михаэла ощущала на себе каждый удар, но стойко переносила боль с каменным лицом. Перед сильным противником нельзя показывать слабости, так учила ее мама, так она поступала и сейчас.

— Угомони их, иначе я и тебя заточу в теле бесполезного животного — все таким же равнодушным тоном произнесла юная экзорцистка, обращаясь к старшей демонице.

— Ты не посмеешь! — кричала Астарта, помогая матери снять цепочку, которая до крови впивалась ей в руки.

— С вашим великим Астаротом, очень даже посмела, и с вами справлюсь.

— Михаэла, не перегибай… — встрял в разговор Астарот.

— Ты даже вспомнил, как меня зовут? Неужели так дорожишь этими дамочками?

— Нет, просто убив Нааму, ты накличешь на себя гнев не одного, а тысячи демонов, даже я не смогу уберечь тебя от гибели.

— Уберечь меня? Ты же просто желаешь поглотить мою душу и забрать силу, не более… Пойдешь против своих же собратьев? Только ради душонки одной смертной?

Астарот молчал. Он пристально всматривался в уставшие черты лица Михаэлы и не знал, чем именно вызвана такая ее реакция. До этого, как бы сильно он не дразнил ее, или Астарта не мешалась под ногами, эта сильная девушка не делала глупостей. Каждый ее шаг был обдуманным и верным. А сейчас?

— Я сделаю то, о чем ты просишь, — хриплым голосом промолвила Наама, — только попусти поводок.

Михаэла выставила руку, втягивая обратно часть благословения, которое перед этим вложила в подвеску. Наама почувствовала облегчение и начала судорожно втягивать воздух, которого до этого катастрофически не хватало. Астарта, стоя на коленях рядом с мамой уже не пыталась снять поводок, а просто обнимала свою родительницу.

Когда же старшая демоница немного отдышалась, она встала на ноги и выпрямилась. Теперь ее вид так и кричал о величии и силе, которые прятались за измученными, но все еще красивыми, чертами. Она прикрыла глаза, ментально обращаясь к своим подопечным, и через мгновение темные тени, мелькавшие за окном, исчезли. Теперь держать щит надобности не было, и Михаэла, с только ей понятным облегчением, сняла защиту.

— А теперь можно и поговорить — сказала девушка и присела на диван.

Присесть своим гостям она не предлагала, считая их не достойными этого. Астарта уже стояла рядом с Наамой и пристально всматривалась в хозяйку квартиры.

— Ты хочешь забрать свою дочь домой?

— Да. — без лишних обвинений ответила Наама.

— Хочешь ли ты вернуться домой? — обратилась она к Астарте.

В ответ юная демоница потупила взгляд в стол и молчала. С одной стороны упёртость демона держала ее около Астарота, которого она, по-прежнему, желала заполучить в мужья. А с другой — то, что из-за этого пострадала ее мать — давило чувством вины. И выбрать, что-то одно она не могла вот так просто и быстро.

— Ваши семейные разборки меня не касаются, и не должны задевать обычных людей. Хоть вы и демоны, и обычная человечность вам чужда, я считаю не приемлемым втягивать окружающих в то, что их не касается. Удавка, которую я тебе повесила, останется там, где и была, снимать я ее не буду.

— Но…

Суровый взгляд девушки говорил о том, что сейчас пререкаться им нет смысла — могут поплатиться головой.

— Как ты уже видела, защититься от твоих шавок я могу, — Михаэла конечно преувеличивала свои возможности, но пасовать перед серьезным противником не имела права — и держу тебя на коротком поводке тоже не ради смеха или бахвальства, а чтобы обезопасить себя. Ведь теперь в тебе слишком много гнева и ненависти направленных на меня.

Наама молча выслушивала речь юной экзорцистки и понимала, что теперь она абсолютно бессильна. Девочка права — она пришла за дочерью, обвиняя во всем экзорцистку, которую хотела наказать и отдать ее душу и силу Люциферу. А вместо этого попалась в ловушку, из которой пока не могла выбраться. Гнев, который ее захлестывал с головой, лишь изредка отступал, чтобы дать шанс здраво оценить ситуацию. И результат этих измышлений демоницу не радовал абсолютно. Она в полной власти этой девчонки, и ничем себе помочь не может.

— Вы можете уйти, здесь вы мне не нужны! — закончила Михаэла свой монолог.

— Но я не могу тебя оставить наедине с моим мужем! — попыталась возразить Астарта, но мать ее одернула.



Кайри Стоун

Отредактировано: 23.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться