Плач серого неба

Font size: - +

Глава 40

ГЛАВА 40,

в которой я не верю своим глазам,
а огонь решает все проблемы

 

Первым вошел, конечно же, Шаас. Ящер, прошу простить мне невольный каламбур, ужом скользнул в дверь, стремительно и уверенно обогнав не только наши слова, но и сами мысли. Тяжелая створка лениво потянулась на петлях, двинулась в сторону, и изнутри немедленно раздалось пронзительное шипение. Я дернулся от неожиданности, и лишь два долгих мгновения спустя стало ясно, что мы слышали вовсе не агонию телохранителя Хидейка, но нечто иное, что живым, пожалуй, не было изначально – какой-то механический визг пополам с тихим щелканьем, слишком ритмичным для любого порождения природы.

– Пар свистит, – буркнул Карл и, не теряя более ни вдоха, последовал за Шаасом. Тут опомнился и я.

...Шаг в жаркую мокрую тьму. От неожиданного удушья рот сам собой, словно рыбья пасть на берегу, захватал раскаленный пар. Обжег горло, набрал полную грудь, закашлялся – и тут же тяжелая ладонь ударила в грудь, да так, что я одним долгим полувздохом-полувсхлипом растерял все накопления, получив взамен нехитрое откровение: короткие и частые вдохи работали куда лучше. Голова немедленно закружилась, но паника стремительно уходила. Я благодарно кивнул цвергольду и задвигался, пытаясь восстановить дыхание и оглядеться одновременно.

Большая часть здания оказалась под землей. Мы стояли на тесном балкончике из толстых арматурин, у подножия которого плескался и рвался клочьями об арматуру густой суп из горячего пара, на волнах которого то и дело виднелись багровые барашки-всполохи, да сверкали косяки юрких искр, целые выводки которых выбрасывало что-то исполинское и огненное, большей частью сокрытое туманом.

Где-то – занывшая голова не сразу вспомнила определение «слева», – зародился и стремительно вырос уже знакомый, но все такой же страшный стон, в котором смешались простудное сопение и бульканье кипящего котла. Там, в полыхающем полумраке, исполинскими тенями колыхались изломанные силуэты неизвестных агрегатов. Что-то мерно двигалось вверх-вниз, ритмично стуча, что-то со скрипом вертелось, а две высоких трубы – хотя и не чета тем, что уходили ввысь, сквозь крышу, – изрыгали жирные облачные клубы прямо в помещение.

– Вентиляторам, по ходу, каюк, – громко прохрипел мне в ухо Карл, – воздух не идет! Видать, водой охлаждают.

– Что охлаждают? – я почти сорвался на крик, когда попытался повторить шепот цвергольда, но обожженное горло не дало повысить голос.

– Всё! – пропыхтел алхимик и потыкал пальцем в разные стороны, – и паровики, и котел, и формы! О! Пошел!

В огненном омуте под нами что-то завыло. Под сводами цеха заметались громкие трескучие щелчки, захлебнулись собственным эхом и потонули в жирном масляном гуле. Медленно, вальяжно, по кричащим от натуги тросам начал подъем на вершину мира король всех котлов этого мира, и на его челе сверкал венец потеков расплескавшегося металла.

Пока он метр за метром уплывал наверх, я вдруг увидел, как кто-то спускается вниз! Там, на стене справа, виднелся другой балкон, гораздо ниже нашего. И дверь за ним – родная сестра той, что привела нас сюда, – была распахнута настежь. По тонкой лесенке от нее на балкон мелко и осторожно перебирала тонкими ногами щуплая фигурка, облаченная в ослепительный, неуместно белый в этом прибежище сажи и дыма, костюм. Белым было все – даже голова пришельца, и я сперва подумал, что это какое-то хитрое защитное облачение, но ошибся. Кроме защитных очков – конечно же в белой оправе – его лицо обрамляли только длинная, без единой прожилки белая борода и того же цвета волосы, то ли заплетенные в свободные косы, то ли разделенные на пряди. Старик пока не видел нас... или здорово притворялся.

Мелкими шажками он пересек балкон и навалился животом на перила. При этом столько его туловища оказалось снаружи, что я невольно представил, как белое пятнышко кренится, отрывается от перил и падает в неизвестность. Но все обошлось. Потирая руки, старик разогнулся и принялся оживленно ими размахивать. Сквозь редкие прорехи в заводском шуме до нас долетали лоскуты его голоса, но разобрать слова было решительно невозможно.

– С кем он говорит? – скорее угадал, нежели услышал я Лемору. Девчонка по-паучьи раскорячилась и застыла в метра над входом, уцепившись за ржавые крепления, уходившие под своды цеха.

– Понятия не имею, – пробормотал я и до боли напряг глаза, но тщетно.

Ларра сбросила рюкзак и принялась в нем копаться. Что-то глухо зазвенело. Хидейк хотел было поднести руку к глазам, но в тесноте не рассчитал и пребольно врезал локтем мне в бок. От неожиданности я зашипел не хуже Шааса. Альв виновато улыбнулся, вновь попытался поднять руку и мгновение спустя уже напряженно щурился на огненный хаос.

– Брокк, – его голос напомнил мне звон натянутой гитарной струны, – а посмотрите-ка вон туда, – концом посоха он указал куда-то за спину старика. Мои глаза заныли, напряженно ухватывая направление, и пару слезинок спустя показалось, что я увидел...

– Так это же... – не в силах поверить или продолжить ошеломленно пробормотал я.

– Вот и мне так кажется, – остроглазый альв снял цилиндр и провел рукой по мокрым от пота волосам. – Поиски окончены. Это – принц Тродд.

Седовласый одушевленный на втором балконе вдруг прекратил размахивать руками. Он вновь сунулся за край, но на сей раз тот, что смотрел на противоположную нам стену, и что-то повелительно проорал.

Котел достиг вершины и громко лязгнул о порог. Неумолимый трос не останавливался, тянул за собой. Гигант накренился, и потекла золотистая струя жидкого огня. Заскрипели, заворочались невидимые механизмы. Что-то задвигалось у противоположной стены, и я почувствовал, как от ужаса стянуло кожу на голове – среди мерно плясавших в багровом мраке теней одна вдруг показалась живой.



Максим Михайлов

#56 at Detective / Thriller
#5362 at Fantasy

Text includes: нуар, стимпанк

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: