Плач серого неба

Font size: - +

Глава 41

ГЛАВА 41,

в которой ярко проявляется сила чувств

 

В зале для проповедей было пусто и тихо. Казалось лишь, что в темном углу, где уже который день росла и подрагивала необъятная туша, стоит большущая кадушка с тестом и время от времени тихо вздыхает. Хротлину было страшно. Хотя вряд ли бы кто смог назвать такую его жизнь жизнью, появление на заводе чужаков его здорово разозлило. Он хотел уничтожить их, хотя хозяин не позволял, и теперь орку – хотя от орка в нем уже ничего не осталось – было очень и очень страшно. Хозяин возвращался.

Лязгает дверь подземного коридора, и три тени, как плавники акул, врезаются в полумрак, полосуют его на аморфные лоскуты. Мечутся под куполом громкие голоса.

– ...Понимаешь, законы Творца – вещь довольно хрупкая. Для тех, кто понимает их душой, они ясны, понятны и однозначны. Но когда ты начинаешь думать головой, включаешь логику, соображаешь, как они могут облегчить тебе жизнь – тут же находится множество лазеек.

– Но тогда ведь, получается, ты идешь против них!

– Умница. Но при этом ты настолько уверен, что чтишь заповеди до последней буквы, что начинаешь мнить себя настоящим праведником. Так и Хротлин – он знал, что грехи придется искупить. Знал, что должен раскаяться. Но жажда свободы оказалась сильнее. И наш добрый друг подошел к делу логично, в чем я ему с удовольствием помог. Он делал все, что хотел, зная, что настанет миг – и я помогу ему сполна за все заплатить. Он даже убедил себя, что сумеет в нужный момент раскаяться.

– Но отец, разве это искупление? Он же натворит еще больших бед.

– Вот только сам он уверен в обратном. Пойми, сынок, когда дело доходит до личной выгоды, одушевленный всеми силами старается подогнать реальность под себя. Это в его природе. А я всегда рад укрепить его в нужных мыслях. И никто не в обиде – он получает вожделенную свободу и прощается с опостылевшей совестью, я же получаю его самого.

Мальчишка стоит и переваривает услышанное. По его лицу ходят кругами восхищение и обожание. Старик на миг замолкает, внимательно оглядывает помещение, как ни в чем не бывало кивает притаившемуся Хротлину и начинает говорить коротко и деловито.

– Так, Гиста с нами больше нет, значит, тебе придется его заменить.

– Что… мне?! – мальчишка оглядывается в последней надежде, что отец говорил о Сиахе.

– Тебе. Там, куда мы едем, дорога будет не всегда. И значит нам придется взять ее с собой.

– Что… как, отец, не успеваю…

– Я все объясню позже, не бойся. Сейчас главное – оставить как можно меньше им. Сиах, готовь Хротлина. А ты, сынок, заправляй машину и тащи в нее вот эти железки.

Он указывает на один из ящиков. Они, давно открытые, уже давно стоят у стены, но Астан до сих пор в них не заглядывал. Наслаждался разговорами с отцом, его голосом, шутками… даже наставлениями. Впитывал речи, смутно понимая, что душой постигает больше, чем головой.

В ящике лежат металлические пластины, похожие на детскую головоломку из кусочков. Много пластин.

– Отец… я их не подниму.

– Поднимешь.

– Мне не хватит сил! – Перечить отцу не хочется, но еще меньше хочется его подвести. Пока не поздно, пусть он…

– Я никому это не доверю. Используй Воздух.

– Как? Я же не маг.

– Конечно, не маг. Маги – жалкие ничтожества. Ты – кое-что большее. Ты – мой сын.

Как будто все звуки в мире взяли и исчезли. Остался только вопрос.

– Ты любишь меня, сынок?

И волна, волна неизрасходованной любви, волна, которая поднялась с приходом отца и никогда больше не схлынет, поднимается в душе.

– Да, папа.

– Тогда перенеси эти железки в машину, и поедем скорее.

С яростным и радостным воем мечется под куполом оскверненного храма ветер. С лязгом рвутся из ящика сразу все железные кусочки, щепят немилосердно крепкую древесину и дружно ссыпаются в кузов огромного, полускрытого ящиками мобиля.

– Какой же ты у меня молодец, – отцовская улыбка доверху полна счастья, – а теперь подкинь угля.

Широким жестом он сметает с верстака посуду и перегонный куб. Весело смеется стеклянное крошево, переплетаются цветастыми струйками реактивы.

– Что ж, подготовим нашим преследователям достойную встречу – и в путь, – старик быстро подходит к бывшей келье отца Жосара и зовет в темноту:

– Пора! Снова пора!



Максим Михайлов

#56 at Detective / Thriller
#5375 at Fantasy

Text includes: нуар, стимпанк

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: