Плачущие тени

Глава 20. "Нестыковки"

В ее жизни все изменилось. Отныне она любила, не стесняясь. По вторникам и четвергам Саша Велюров заезжал за ней на работу, и они вместе где-нибудь ужинали. Чаще всего в Западном микрорайоне, рядом с домом. Так было удобнее, Наталья Петровна беспокоилась за Платона. В выходные, ближе к обеду, Саша появлялся в их квартире и они вместе что-нибудь готовили. Или смотрели старое кино на диване.     

         Платон крайне болезненно воспринял появление нового человека в жизни матери. Ему казались омерзительными долгая болтовня по сотовому телефону, веселый смех и легкий флирт.  Все попытки образовавшейся пары наладить контакт не приводили к успеху.

         В международный женский день Саша предложил выехать на природу всем вместе. Поэтому накануне кухня Натальи Петровны благоухала приправами и свежими травами для маринада.

— Снимем небольшой домик на базе в Мелиховской, шашлыки пожарим! Мои друзья из прокуратуры тоже едут! Будет весело! — разделывая мясо в кухне у Натальи Петровны, говорил Саша Платону. — Тебе, как будущему юристу, надо заводить полезные знакомства! А еще я тебя научу мясо жарить по особому рецепту, на гриле. Пальчики оближешь!

— Мама! Но почему я не могу просто остаться дома? — с тревогой и недовольством рассматривал дно пустой чашки сын. — Эти ваши разговоры за столом на юридические темы, они кого угодно с ума сведут!

— Не можешь, потому что я хочу видеть тебя рядом! — нетерпеливо взмахнула рукой Наталья Петровна и тут же порывисто обняла сына за плечи. — Ты мой сын, к тому же, без пяти минут студент юридического факультета! Тебе надо общаться с юристами! Это необходимо для будущей карьеры!

— А если в моей жизни что-то изменится? Если я не доберу баллов? — хмурясь, спросил сын. — Что тогда?

— Тогда подключусь я! — строго оборвал ход его мыслей Саша. — И вместе мы их доберем! Иначе и быть не может!

         Наталья Петровна просияла. Она еще никогда не была так счастлива от того, что рядом находились два самых любимых мужчины в ее жизни. За последние дни она очень изменилась. Позволив себе любить, она расцвела. Это внутреннее преображение сказалось и на внешности. Бледность ушла, темные круги под глазами исчезли. Наталья Петровна искрилась счастьем и красотой.

— Платоша, ну разве ты не хочешь в будущем иметь достойное место? В нашей сфере для тебя всегда найдется работа! И делать-то ничего не надо, просто учись!

         Платон понуро покачал головой и поднялся из-за стола.

— Я буду у себя в комнате, — пробурчал он и вышел из кухни.     

— И что с ним делать? Ума не приложу… — сникла Наталья Петровна. — Я думала, он уже взрослый и спокойно воспримет твое появление. А получается, мы его раздражаем.

— Ему нужно время, чтобы привыкнуть. Я не вижу здесь никакой проблемы, — бодро продолжая резать мясо, отозвался Саша. — Завтра мы проведем день втроем, возможно, мне удастся найти к нему подход.

— Я тоже буду стараться. Только мне не нравится, что его раздражает напоминание о будущей профессии. Иногда мне кажется, что он идет в юристы без особого энтузиазма.

— Ната! Не дави на него! Ты же, как наседка, вокруг вертишься! Дай ему вдохнуть свободной грудью! Удерживай, отпуская. Знаешь такое выражение?

— А если…я отпущу его, и он не вернется? — бледнея от своей догадки, спросила она.

— Что значит, не вернется? — озадаченно повернулся к ней Саша.

— Если он не захочет поступать на юридический? Или, еще хуже, к отцу уедет? Как я тогда жить буду?

— Тогда, милая моя, — раскрывая ей свои широкие объятия, заулыбался Саша, — мы с тобой заведем собаку и будем много путешествовать.

— Собаку? — прижимаясь к его широкой груди, жалобно переспросила Наталья Петровна.

— Ну, да. Собаку. Ты не любишь собак?

— Люблю, конечно. Но…собака не заменит мне сына!

— Конечно, не заменит! Но нам куда-то надо будет девать твою идею опекать ближнего! — стараясь не перемазать ее грязными руками, во всю хохотал Саша.

         Когда он ушел, была глубокая ночь. Наталья Петровна с наслаждением приняла душ, переоделась для сна и улеглась в свою постель. Она уже думала немного почитать что-нибудь из прозы и включила ночник, когда на пороге комнаты прорисовался силуэт Платона.

— Сынок! Ты что затаился? — приподнявшись на локте, сняла очки и отодвинула электронную книгу в сторону Наталья Петровна.

— Я его терпеть не могу. — Плотно сжав губы, произнес Платон.

— Кого? — испуганно села на постели она. — А ну-ка, иди сюда, сядь рядом.

— Твоего Александра Константиновича! — присев на край разложенного дивана, пояснил сын.



Юлия Бузакина

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться