Плачущие тени

Глава 26. "Море"

      Ялта встретила их ласковым солнцем. Приветливые лица администраторов отеля недалеко от Массандровского пляжа на улице Дражинского, синее ледяное море и теплый весенний ветерок - все это настраивало на романтический лад. Наталья Петровна еще никогда не чувствовала себя счастливее и желаннее. Южная погода позволила сменить туфли на легкие плетеные белоснежные босоножки на танкетке, цвет лимонного сорбета очень выгодно освежал ее лицо, и под руку с Сашей Велюровым чинно прогуливалась очень симпатичная молодая женщина, а не измученная жизнью заведующая кафедрой. От ее веселого смеха и счастливо горящих глаз любой мужчина терял самообладание, а Саша и подавно окунулся в омут их взаимного притяжения с головой. Освободившись от гнета проблем в лице сына и факультета, Наталья Петровна обрела себя. Им с Сашей в эти три дня было так хорошо и уютно в номере, что они почти нигде не успели побывать - лишь посетили Массандровский парк, этот питомник южных растений, да вечером долго гуляли по ялтинской набережной, восхищаясь местными красотами и свежим морским воздухом.

— Ну, скажи, Ната, тебе нравится здесь? — крепко прижимая ее к себе в свете фонарей на набережной, спрашивал Саша.

— Безумно! — звонко целуя  его в губы, восклицала она. — Кажется, вся моя прежняя жизнь - сплошное темное пятно в сравнении с днями, проведенными здесь с тобой. И как я раньше могла быть такой бесчувственной? Я же ненавидела все, Саша! Все, что хоть как-то было связано с чувствами, вызывало у меня презрение! А теперь, теперь я такая счастливая!

         В ответ он покрыл ее лицо и руки поцелуями, и она, обхватив его за шею, смеялась заливистым смехом. 

         В последний вечер перед отъездом они ужинали в одном из ресторанов на белоснежной террасе. Подавали морепродукты, сухое вино и коньяк.

— Знаешь, — неторопливо наливая в бокал вино, посмотрел на нее Саша, — я ведь не просто так тебя в Ялту позвал.

— А для чего тогда? — подняла глаза она. Легкая тень тревоги мелькнула на лице.

— Нам предстоит ротация кадров, Ната. Много негатива там поднакопилось, да и знаешь, эти подводные камни в нашей службе, они иногда не доводят до добра.

— Какие камни? — моментально побледнела Наталья Петровна. Она-то очень хорошо была осведомлена о различных подводных камнях в уголовно-правовой специализации.

— Не получится у меня в заместители прокурора попасть. Слишком много политических вопросов встает на пути, а связи позволяют удерживаться только временно. В общем, меня на несколько лет отправляют на службу в Воронеж.

— Куда? — нервно сглотнула Наталья Петровна. И побледнела еще сильнее. В голове начали роиться беспокойные мысли о будущем Платона на юридическом факультете, о кафедре, о собственном рабочем месте. Аппетит пропал. Она с трудом отпила глоток вина и уставилась в тарелку с сочными морепродуктами. — И как скоро ты планируешь переехать?

 — Думаю, через месяц уже буду там.

— Ох, — она обхватила голову руками.

— Ната, я могу рассчитывать на твою поддержку? — внимательно, будто

выжигая взглядом, посмотрел он на нее.

— В…каком смысле? — подняла голову она.

— Ты поедешь со мной?

— Но…я…а как же Платон? Я так близка к своей цели! Еще пара месяцев, и если план не даст сбой, Платона зачислят к нам на факультет. А если я поеду за тобой, то все может сорваться. Это же мой сын, Саша! — чуть не плача, без остановки говорила она.

— Я…я понимаю тебя! Очень хорошо понимаю! — растерявшись, схватил ее за руки он. — Просто в один день может случиться так, что у меня не будет другого выбора, кроме как отправиться в Воронеж.  И я больше всего на свете не хочу тебя потерять!

— Я тоже… тоже этого не хочу! Я так сильно тебя люблю! И этот выбор

между вами двумя, он просто невыносим! Понимаешь?!

— Любишь меня?.. Ты не говорила этого раньше, — растерянно посмотрел на нее Саша.

— Разве? Я ни разу не говорила этого вслух? Я так много раз повторяла это про себя и не решилась сказать тебе самого главного? — сжала пальцы  его рук Наталья Петровна.

— Нет. Ты говорила, что тебе хорошо рядом со мной. Но про любовь ни слова…

Они неотрывно смотрели в глаза друг другу. Чего только не промелькнуло в душе у Натальи Петровны за те мгновения. И счастье от того, что Саша здесь, рядом. И горечь скорой разлуки. Страх за Платона.

— А знаешь… — поднося ее руки к губам, задумчиво произнес Саша. — Я не могу заставлять тебя страдать, делая выбор между мной и будущим Платона. Я постараюсь продержаться в службе еще немного. По-крайней мере, до тех пор, пока у твоего сына все не сложится на факультете.

— Спасибо, — дрожа от накативших на нее переживаний, почти прошептала Наталья Петровна. И закрыла глаза, когда его губы коснулись ее пальцев.



Юлия Бузакина

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться