Плачущие тени

Глава 27. "Конкурс вакансий"

Юридический факультет гудел. Наталья Петровна быстро бежала по коридору, прижимая к груди объемную светлую сумку и улыбалась самой себе. Ей было чему радоваться - Саша заберет ее в обед с работы, они вместе приготовят что-нибудь у него в квартире и до самого вечера будут вместе. Платон вернется только через три дня, поэтому можно просто расслабиться и наслаждаться покоем.

          На носу был конкурс вакансий, но теперь Наталью Петровну это не волновало. Даже если профессор Войков окажется впереди (а по-другому и быть не может), оставят ее. Она же штатный сотрудник, а он совместитель. И Бог с ним, с этим профессионализмом. К чему лишние нервные переживания? Да, она не Войков. И никогда не станет таковой. Но она выгодна. Как разменная монета. И ей выгодно быть таковой в свете поступления Платона на юридический факультет. А там, будь что будет. 

— Наталья Петровна! — подскочила к ней Марьяна в самых дверях кафедры.

— Марьяша, вы меня напугали! Нельзя так, честное слово! — фыркнула и прошла в кабинет заведующая.

— Наталья Петровна! — не отступала лаборантка. — Профессор Войков умер, Наталья Петровна!

— Как…умер? — сглотнула она. — У нас же завтра конкурс… Он не мог умереть…он же…легенда!

— От обширного инфаркта. У себя дома. Он один жил… Не смог перенести все эти проблемы с нагрузкой. У него кроме уголовного права не было ничего. А когда узнал, что студенты из-за него акцию протеста устроили и что зачинщиков отчислили без права восстановления, сердце не выдержало, — без остановки тараторила Марьяша, хлопая огромными, полными страха глазами.

— Какой кошмар…— прошептала Наталья Петровна и тихо опустилась на стул. Конечно, конкурс вакансий, это мерзкое новшество, унижающее человеческое достоинство многих заслуженных преподавателей. Особенно, таких, как профессор Войков. Но смерть! Смерть казалась какой-то нелепой насмешкой на фоне этого. Вот тебе и разменные монеты…

         Студенты встретили Наталью Петровну гробовым молчанием. За всю лекцию никто не шелохнулся и не произнес ни слова. Конспекты почти никем не открывались. И в конце пары никто не задавал ей вопросов. Все пятьдесят с хвостиком человек просто молча встали и ушли, будто негласно обвиняя ее в смерти профессора Войкова, которого очень любили.

         Расстроенная и подавленная, Наталья Петровна вернулась на кафедру. Там грустно глотал горячий кофе Сергей Владимирович.

— Наталья Петровна! — оживился он. — Как поживаете?

— Все было бы хорошо, если бы не новость о смерти Войкова, — тяжело вздохнув, села напротив Сергея Владимировича Наталья Петровна. — Я вот только одного не пойму: неужели все эти изменения стоят человеческой жизни? Да, мы профессионалы, мы любим свое дело, факультет, но…неужели я действительно виновата в его смерти?

— Да причем здесь это! — чуть не подавился кофе Сергей Владимирович. — Вы просто неудачно оказались на его пути, вот и все! На вашем месте мог, кто угодно быть! У вас должность заведующей отняли, так и что? Вы же из-за этого не умираете?

— У меня есть родственники, близкие люди… Те, ради кого стоит идти вперед. А у него кроме уголовного права ничего не было. Видимо, это и сыграло решающую роль. Только окружающие будут винить меня, понимаете? И не важно, что я случайно оказалась с ним в одной упряжке, не дотягивая до его уровня! Я же не виновата, что факультету выгоднее держать штатника!      

— Отставить панику! Все будет в порядке! — перебил ее заместитель декана. — Идемте лучше в деканат, надо обсудить подробности предстоящих похорон.

 

         Декан была подавлена не меньше Натальи Петровны. Как же много ответственности легло на плечи этой мужественной немолодой женщины! Седых волос за эти два месяца только прибавилось, да и морщин тоже.

– Наталья Петровна! Хорошо, что вы подошли. Сергей Владимирович, прикройте дверь, — поспешила она навстречу заведующей.

— Мне очень жаль, что так вышло. Я…я не хотела, чтобы из-за меня человек погиб от сердечного приступа! — прижав руки к груди, забормотала Наталья Петровна. На глаза набежали слезы и покатились по щекам.

— Да о чем вы говорите! — разражено фыркнула декан факультета. — Не берите на себя лишнего! Того, что произошло, не исправить. У каждого свой срок пребывания в этом мире! Видимо, у профессора Войкова время истекло! И, честно говоря, у меня уже нет сил на сентиментальные отступления. У меня вообще такое ощущение, что я больше не могу чувствовать, так много режущих по живому решений приходится принимать.

— Да, извините меня…— выдохнула заведующая и принялась судорожно шарить в поисках бумажных салфеток. Сергей Владимирович молча протянул ей свой платок. Она с благодарностью закивала и вытерла слезы.

— У профессора Войкова не было родственников. Поэтому все хлопоты, связанные с похоронами, возьмет на себя юридический факультет.



Юлия Бузакина

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться