Пламенные сердца. Противостояние

Размер шрифта: - +

Глава 19.

Элин проснулась от того, что сильно замерзла. Ледяные капельки росы покрывали ее тело и одежду, заставляя трястись от холода. Костер давно погас, забрав с собой последнее тепло.

Сестры мирно дремали, по-прежнему обнимая друг друга, а их тихое сопение нарушало мертвую тишину раннего утра.

Элинор понаблюдала за девочками, недоверчиво разглядывая их натренированные фигуры и руки, на которых красовались мозоли.

«Не верю, что они простые беглянки… Да черт с ними… сейчас есть задача поважнее».

Воительница поднялась. Поправив ножны с Гладииром, она посмотрела вверх. Небо заливалось румянцем, который несло только встающее солнце. Первые лучи коснулись лица девушки, окрасив ее синие глаза красным.

На лапнике зашевелилась Марика. Заметив стоящую Элинор, она медленно поднялась, не забыв при этом толкнуть сестру. Ламия мигом открыла глаза, но встать не решилась.

- Светает, пора выдвигаться, - коротко произнесла Элин. – Завтрака не будет. Собирайтесь.

- Хорошо, - проговорила главная разведчица, завязывая шнурки кожаного нагрудника.

- Как только окажемся в Деви – разделимся.

- А где Ориас? – игнорируя слова воительницы, спросила Ламия.

- Мы разделились… неважно. Вас это не касается, - коротко ответила Элинор.

«Хм… Неважно… я и слышу, как дрожит твой голос, и поднялись нервишки, сестра королевы. Бросил тебя небось твой дорогой», - злорадно подумала Марика.

Элин закидывала остатки костра землей и травой, стараясь скрыть их следы пребывания здесь. Бросив последний клок травы, воительница скомандовала:

- Выдвигаемся!

 

***

 

Закинув руки за голову, кот лениво развалился на ветви векового дуба. Он издали наблюдал за Элинор и ее спутницами, которые не так давно проснулись. Отсюда Элин казалась еще более хрупкой, чем вблизи, хоть за этой хрупкостью и скрывалась третья мечница Деви, девушка выглядела в разы женственнее всех ее соплеменниц.

- Куда же ты без меня, воительница? – усмехнулся Ориас.

Развалившись еще вальяжнее, он свесил одну ногу. Его человеческая форма почти ни чем не уступала звериной, за исключением скорости и возможностью использовать клыки и когти.

- Костер-то ты замаскировала, а то, что трава примята после ночлега, ты не подумала? – засмеялся Лунный кот. – Животные не спят на лапнике, Элинор.

Ориас прикрыл глаза. Утренняя дремота нахлынула на него, пытаясь заставить уснуть после бессонной ночи. Легкий ветер взъерошил его волосы, бросив челку на лицо. Несколько волосков защекотали нос, от чего кот чихнул. Резкое движение нарушило равновесие Ориаса, и он слетел с ветки. Падая, Лунный кот успел принять звериный облик, и с легкостью приземлился на лапы.

- Черт, выругался он, вновь став человеком. – Все-таки хорошо, что за многолетнюю практику, я научился перевоплощаться мгновенно, - самодовольно проговорил Ориас. – А то пара сломанных ребер, могли бы нарушить все мои планы… Хм, интересно, а наша мысленная связь с Элин еще работает?.. Я мог бы этим воспользоваться…

Холодная роса намочила босые ноги Лунного кота. Пошевелив продрогшими пальцами ног, он задался вопросом:

- А где же мои сапоги?

Бросив последний взгляд в сторону опушки, на которой ночевала Элинор, Ориас спустился к ручью.

- О, сапоги! – обрадовался кот, разглядывая обувь на берегу ручья.

Зайдя в воду, он остановился. Ледяные потоки воды словно проникали под кожу, застав замереть и покрыться мурашками.

- Может ледяная вода поможет мне выкинуть из головы эту синеглазую чертовку?.. Подумать только, какая она была ранимая до смерти этого несчастного принца, и какой стала после… Словно две разные девушки, и обе прекрасны! – замечтался кот. - А-а-агр! – рыкнул он, вспомнив, зачем зашел в ручей. – Мне ничего не помогает! Она хуже Данниры… запала так глубоко…

Ориас обратился в зверя и, выпрыгнув на берег, бросился в чащу, пытаясь отогнать от себя все мысли. Гонимый гневом и злобой на самого себя, он рвал все живое, что попадалось ему на пути. Черная морда кота уже пропиталась кровью нескольких жертв, а металлический привкус крови вызывал еще более сильную жажду убивать.

Заметив впереди медведя, Лунный кот замедлился.

«Отлично», - промелькнула злобная мысль.

Переступая с лапы на лапу, Ориас готовился к прыжку.

Заметив кота, медведь оглушительно зарычал, а затем первым бросился на врага. Встав на задние лапы, он хотел обрушиться всем своим весом на Ориаса. Но тот в один прыжок достиг зверя и полоснул когтями по бурому брюху. Ловко отскочив в сторону, Лунный кот наблюдал, как медведь мечется и ревет от боли. Устав от кровавого зрелища, Ориас прыгнул, а острые, как бритва когти прошлись по горлу раненого животного. Багровая кровь брызнула в разные стороны, а медведь зашатался и рухнул. Его огромная туша несколько раз дернулась в судорогах, прежде чем замереть окончательно.

«Это было легко. Я сильнее любого животного, любого человека!» - гордо подумал Ориас.

В кустах рядом что-то зашелестело, и с негромким ревом из зарослей вышел медвежонок.

Лунный кот, слизывающий со своей лапы кровь, замер.

«Не медведь… медведица. Вот почему так яро бросилась – защищала медвежонка», - пронеслось у него в голове.

Малыш крутился у трупа медведицы, обнюхивая ее и скуля. Он положил голову на рваное брюхо матери и замер. Кровь пропитала его мордочку, заставив шерсть и усы слипнуться.

Ориас принял человеческий облик.

- Мне жаль, - произнес он в пустоту, зная, что зверь его не поймет.

Медвежонок, не отрываясь от медведицы, лишь дернул ухом.



Ziraell

Отредактировано: 09.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться