Пламя цвета изумруд

Размер шрифта: - +

Глава 7

– Эй, – Мэдли подошла неслышно, напугав меня, пока я смотрю на тьму возле задней двери. – Прошло больше часа. Он уже не вернется?

– Я просто подумал, вдруг он сможет вернуться, – я пытаюсь оправдаться за то, что не могу отойти отсюда.

– Он много для тебя значит, да?

– Я знаю его с одиннадцати лет. Остальные ушли из моей жизни. Если у него не получится… – даже думать об этом было больно.

– Твой призрак, Гидеон, – Кристалл с криком бежит из гостиной, – он вернулся.

Мы с Мэдли бросаемся за ней. Дух старается отдышаться у порога.

– Гидеон, ты в порядке? – я кидаюсь к другу.

– Да, насколько можно было ожидать.

– Я пытался призвать тебя, но связь…

– Исчезла, я знаю-знаю, но она вернулась. Я почувствовал.

– Ты был свободен?

– Кевин, там нет свободы, – с сожалением произносит призрак. – Послушай, в моей жизни были грехи, но в Сумраке есть сущности, которые меня не любят. Мне повезло, что я смог выпутаться.

– Это энергетическое поле толстое? – Гордон задает самый важный вопрос. – Мы сможем пройти?

– Не получится. Это не энергетическое поле, не оболочка. Тот, кто сделал это, окружил всё здание Сумраком. Мы во всех смыслах в аду!

Сказать, что новость потрясла – ничего не сказать.

*********

Кристалл стоит у холодильника, разглядывая прикрепленные магнитики и фотографии, когда я  подхожу.

– Это не я, – она разворачивается лицом ко мне.

– Что?

– Ты же это пытаешься понять? Не я ли перетащила этот дом в Сумрак? Это можно было сделать только изнутри. Ты знаешь Гордона, Мэдли и Лиа. Хэмиш и я для тебя незнакомцы, значит, это один из нас.

– Не исключаю.

– Ничего, – соглашается Кристалл. – Я думаю, что это – ты, – с вызовом заканчивает она.

– Ты думаешь, что это я? – какое нелепое предположение.

– Лиа тебя не любит, – начинает перечислять она, – Гордон вечно тебя стережет. А Хэмиш, я и Джинхёк – мы никто, нами можно жертвовать.

– Я не убиваю людей.

– Ты убил дядю! Роберта Раскина. Черной магией.

– Что ты знаешь об этом? – мне неприятно говорить об этом, но дозорные подробности из первых рук мне бы пригодились.

– На тебя есть дело, – рассказывает Кристалл. – С ним знакомят всех дозорных. Ты – пример, как не надо делать, и тот, за кем надо присматривать. Может, я и пушечное мясо, но ты – подозреваемый!

Я молчу. Нет смысла объяснять каждому, кто меня подозревает и обвиняет, что смерть дяди была случайностью, стечением обстоятельств, и черную магию применять я не планировал. Дядя умер от своего собственного орудия, которое он приготовил против других. Всё случилось внезапно и неотвратимо, как упавший на голову кирпич. Моей вины в этом не было, что и доказало слушание Инквизиции. Да, орудие дяди содержало элементы черной магии, и да, это оружие было в моих руках, когда оно убило дядю, но это не было умышленным убийством. Мне не за что винить себя, поэтому я всё еще жив.



Элла Милярець

Отредактировано: 19.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться