Пламя судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 24 Маленький летчик

Глава 24 Маленький летчик


Всякая жизнь творит собственную судьбу.

А. Амьель

 

Саша и Надя много рассказывали друг другу о своем детстве, о том, как заболели. Это были непростые рассказы, но неизбежные.

Саше исполнилось восемь лет. Первого февраля он почувствовал себя плохо. Сначала появилась боль во всем теле, что часто бывает при гриппе. Но особенно сильной она была в спине и под лопатками. Ночью он стал задыхаться. Вызвали скорую. По дороге в больницу приступ прошел. Но в больницу все же положили на обследование. Ничего не обнаружили. Но боли не проходили. Мальчику назначили общее прогревание. Вот тут-то Саша и почувствовал себя летчиком. Его пристегнули ремнями и процедура длилась довольно долго. Он даже задремал. Потом не смог сам встать и дойти до палаты. Его отнесли. Постепенно он смог пошевелиться. Саша снова попытался встать. Но никак почему-то не мог надеть тапок на левую ногу. Он соскальзывал. В это время в его палату неожиданно пришла мама. Она надела белый халат и без разрешения прошла к сыну. Увидев, что с ним происходит что-то не то, она позвала врачей. Затем настояла, чтобы вызвали невропатолога.

Саша страдал, родители были в отчаяньи. Они узнали об известном профессоре, который в то время приехал в их город. Попали к нему на консультацию. У него был помощник, который писал диссертацию по такой проблеме, что у Саши. Из разговора с мальчиком, они выяснили, что за полгода до этого у него была травма, о которой он никому не сказал. Качеля-лодочка сильно ударила его по спине. Оба врача пришли к выводу, что на спинном мозге может быть опухоль. Решили улучшить состояние, а потом оперировать. Но становилось только хуже. Решились на операцию. Оказалась большая водянка. Откачали жидкость. Саше сразу стало лучше. Он не чувствовал боли. Однако и подвижность к нему не вернулась. Сделали пневмопункцию, чтобы рассасывались спайки после операции. Боль вернулась, а подвижность - нет. Повторная операция могла стоить  маленькому летчику жизни. Родители отказались. Приговор - привыкать к новой жизни.

Родители не знали, что с ним делать. А сам Саша считал, что вошел в штопор и погиб. К жизни его вернули книги, которые стала приносить соседка. Она сама вызвалась приглядывать за мальчиком, пока родители на работе. Книги открыли перед ним новый мир, где он не чувствовал себя больным и беспомощным. Это была свобода мысли, которая вернула Саше надежду, что жизнь еще возможна. Хотя она будет совсем другая.

Его отвозили на лето к бабушке в село. Там друг стал возить его в детской коляске, которую немного переделали. Он вернул Саше детство.

Постепенно Саша смог шевелить пальцами на руках. Радости родителей не было предела. Потом его стали каждый год отправлять в санатории. Влезали в долги, но сын получал лечение. Постепенно Саша понял, глядя на других, что сможет все. Он научился перекатываться, подниматься на руках и пересаживаться. Но до этого он каждый день делал упражнения, с которыми перед работой ему помогала мама. С него брали обещание, что днем он сделает весь комплекс сам. И он все выполнял. Но в душе Саша считал, что такие, как он, долго не живут. Лет пять...  Попав в санаторий, где были только взрослые, ему пришлось изменить свое мнение и поменять свою жизнь.

- Смотри, малец, - говорил ему один спинальник, указывая на очень пожилого мужчину в коляске. - Он живет так уже сорок лет. Я - тридцать пять. Поэтому не думай, что так быстро соскочишь с этого. Лучше думай, как ты будешь жить.

И Саша думал. Оказалось, что любимое детское занятие - рыбалка, вполне ему доступна и сейчас. Значит он не сможет быть летчиком или еще кем-то кому нужны ноги. Но есть много профессий, где нужна только голова. А с этим у него все в порядке. К нему приходят учителя, родители не дают поблажек и заставляют сдавать экзамены вместе со всеми.

- Ты правильно все решил, - говорили ему старшие товарищи. - Мозги у тебя варят будь здоров. Вот в этом направлении и работай.

Лет в шестнадцать он пожаловался им на то, что девушки не обращают внимание. У них и на этот случай был мудрый совет.

- Говори всегда, что тебе двадцать один год и отпусти усы.

Так Саша и сделал. Когда они встретились с Надей, ему было семнадцать, а ей двадцать.

Но у него уже был опыт и он очень уверенно сказал:

- Мне двадцать один, - и попытался лихо закрутить усы вверх, но они были слишком короткие.

Однако Надю покорили не усы и взрослость, а доброта и сила, которые исходили от этого юноши.

 

 



Розалия Цех

Отредактировано: 17.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться