Планета Карни

Глава 15 В замке.

      Лишь взошло солнце, а Ваню, беззаботно спавшего и видевшего во снах родной дом друзей Землю, уже будила какая-то незнакомая горилла, что самое удивительное это была самка.

 – Подъем, воин идем, проведу тебя в столовую – непринуждённо и успокаивающе говорила она.

 Все еще зевая и встряхивая головой прогоняя остатки последнего сна, Ваня понял, что надежды проснуться дома не оправдались, и ничего не оставалось как идти за этой любезной обезьяной. Он вышел из небольшой спальной комнаты в очень длинный коридор, идущий видимо вдоль всей стены крепости, метров на сто, повсюду в этом коридоре суетились и толкались обезьяны, идущие к выходу. Это были в основном гориллы, однако попадались и шимпанзе, все выходили из похожих комнат, откуда по одному из других по два и даже по нескольку из одной комнатушки. Эти спальные комнаты располагались вдоль всей стены, объединённые одним длиннющим коридором. Ваня хотел было найти Самуила, но его активно, то подталкивала, то тянула разбудившая горилла. И в конечном итоге он оставил эти попытки, в особенности, когда вышел во двор крепости. И хотя светило было еще недостаточно высоко, тем не менее, обезьян во дворе было, наверное, около сотни, они суетились как муравьи каждый занятый своим делом. Хотя большинство шли к южной стене крепости, где располагалась столовая, правда, не имеющая возможность вместить всех внутри. Вследствие чего обезьяны вынесли с десяток длинных крепких столов во двор и сейчас расставляли на них продукты. Ваня толи от неожиданной суеты толи от такого количество разумных обезьян пребывал в легком шоке, уже не замечая появившейся небольшой группы Орангутангов и особенно громадных павианов, также державшихся обособленно. Столы расставляли непросто вряд, а в форме вытянутого полукруга окружая стоявший в центре один из столов. Ваня был в растерянности, не зная, что делать куда идти и с кем говорить, он просто сел, где остановился, не обращая внимания на всю суету вокруг. Из этого состояния его вскоре вывел Самуил, взяв Ивана за руку, он быстро и четко сказал.

 – Что непривычно, первый раз среди своих, пошли со мной покажу твое место.

 Иван вздрогнул от неожиданности, но при виде Самуила прибодрился, даже обрадовался, и, не противясь, поплелся за ним.

 – Что это будит к чему этот ажиотаж? – спросил Ваня.

 – Герцог имеет что-то сказать, видимо важное – ответил Самуил, подводя его к небольшой группе горилл.

 – Это майор, зовут Макс, с ним группа, таких как ты, вчера прибывших. Сегодня на весь день он занимается вами, а мне надо в другое место – быстро проговорил Самуил и не дожидаясь новых вопросов особенно от Вани скрылся в толпе.

– Привет – неуверенно сказал Ваня – я Иван, чем займемся майор.

 Макс от такого приветствия недовольно посмотрел на Ваню, оценивающе рассматривая его сильное тело и крупные размеры. И он, а тем более и любой из вновь прибывших были заметно меньше Вани, и это несколько смущало бывалого примата. Ибо Майор был гориллой в возрасте, на что указывала и значительно посеребренная спина и немало боевых шрамов на лице и теле.

 – Сначала послушаем, что скажет Герцог, завтрак, потом в оружейную посмотрим на ваши знания и способности – наконец собравшись с мыслями, ответил майор.

  Волнение от ожидания Герцога все нарастало, уже давно расставили столы и еду для предполагаемого завтрака, а Герцог не торопился. Ваня уже успел привыкнуть к такому количеству обезьян и сейчас с интересом и любопытством изучал все вокруг. В начале хотел было пересчитать всех обитателей, но сбился на шестом десятке, прикинув, что, в общем, тут явно больше сотни приматов нескольких видов. Большинство были гориллы практически всех возрастов, за исключением самых маленьких, и всех размеров. Вторыми по численности он определил шимпанзе, многие из которых терялись в толпе и окружении более крупных горилл. Громадных павианов и рыжих Орангутангов было не больше десятка. И если длиннорукие Орангутанги были известны Ване и от того не интересны, то гигантские павианы сильно впечатляли. Однако понимая, что сейчас ему вряд ли кто-то объяснит, что это за вид, Ваня стал присматриваться к еде. В основном на столах в изобилии присутствовали фрукты и зелень, ананасы, бананы, разные цитрусовые, фиги салаты, листья. Также в достатке имелись птичьи яйца, варенные, жаренные, сырые, корнеплоды и лишь кое, где варенное птичье мясо.

  В этот момент среди всех присутствующих прошёлся возглас одобрения, так как наконец-то из замка вышел Герцог и направился через толпу к центральному столу. Обезьяны расступались, все кто сидел, встали, большинство в приветствии подняли лапы вверх и по всем рядам столпившихся обезьян пронеслось толи негромкий рев, толи храп, толи гул удивления и восхищения – уо- больше всего напоминали эти возгласы. А удивляться было чему, ибо Герцог шел не один, в окружение своего рода охраны, из нескольких мощных и рослых самцов. Однако эти возгласы восхищения явно вызвали не они, а один огромный примат, идущий радом с Герцогом и гордо смотрящий на всех с высока.

  – Мать моя елки палки — это же снежный человек! – также поднимаясь на задние лапы пораженный таким зрелищем только и смог воскликнуть Ваня.

 Громадная человекообразная обезьяна, стоя на задних лапах, возвышалась почти на два с половиной метра, и была больше и сильнее любой даже самой крупной гориллы. При таком росте он весил наверно под пол тонны, во внешности нечто среднее между гориллой и орангутангом, и если структурой и цветом шерсти гигант явно напоминал орангутанга, то сильным и мощным телом был больше похож на гориллу.



Сергей Восмеркин

Отредактировано: 22.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться