Платье для королевы

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Когда-то давно, когда Аделл была еще маленькой, отец брал её с собой на турниры. Для неё рыцарский турнир всегда ассоциировался с чем-то замечательным, с праздником, так как их обычно и проводили во время церковных праздников, но тогда она мало обращала внимание на то, как именно он организован. Аделл нравилось, что поблизости арены для сражений зачастую всегда была ярмарка, людей на такое зрелище сходилось невероятно много, и им приходилось брать с собой походный шатер, где она обычно засыпала под военные истории своего дяди, который всегда участвовал в рыцарских турнирах. А еще ей нравилось, что к каждому турниру ей покупали новое платьице, ведь никто не хотел ударить лицом в грязь перед соседскими баронами, виконтами или даже графами.

С замиранием сердца она смотрела, как развеваются на ветру плащи конных рыцарей, когда копья вот-вот должны ударить в нагрудник, или же в забрало шлема. Но особо ей нравилось, когда победитель турнира мог выбрать королеву любви и красоты. Очень часто Аделл представляла, как какой-то неизвестный, мужественный и сильный рыцарь выбирает её, и от этих мыслей на губах девочки всегда появлялась улыбка. Ей всегда нравились турниры, но этот, который проводился в честь её помолвки, был ненавистным. В этот день она, невероятно красивая, безразлично наблюдала за тем, как немного дальше от их поместья достраивают ристалище, как уже гостеприимно распахнули свои шатра торговцы, и зазывали к себе народ. Как медленно прохаживались гости турнира вдоль места для сражений, поощряя своим вниманием бродячих жонглеров, без которых не обходился ни один турнир. Сейчас это все её совершенно не радовало, хотя в любое другое время, девушка уже сбежала бы туда, в компании своих сверстников, которые помогали на кухне готовить яства на прием.

Она не противилась, когда за ней пришел отец, дабы сопроводить на церемонию открытия турнира. Аделл покорно отстояла вместе со всеми торжественную мессу возле алтаря, где их встречал местный священник из церкви. И с благословения божьего они начали турнир. Девушка отправилась вместе с отцом и младшей сестрой на почетное место для знатных гостей на трибуне, ожидая начала действий. Няньки с самого утра советовали ей улыбаться, ведь это помолвка, нельзя предаваться печали, но Аделл стоически терпела это все, чтобы ничем не навлечь на себя подозрения. Она знала, что все высокопоставленные гости должны прибыть к началу турнира, и когда её познакомили со всеми, сердце девушки встрепенулось. Виконт не приехал. А вместе с ним, к тому же, не хватало еще некоторых гостей, но их отсутствие совершенно не волновало Аделл. У неё появилась призрачная надежда, что виконт передумал брать её в жены, он не прибудет, или же сбился с пути, и помолвка откладывается. Она бросила обеспокоенный взгляд на отца. Тот, кажется, тоже волновался насчет этого, но Аделл не дала ему понять, что это её так же беспокоит, и уделила все свое внимание ристалищу, где главный герольд уже объявил о начале турнира.

Все рыцари, которые участвовали в этом действе, образовали колонну во главе с герольдом и судьями, и въехали на ристалище, миновав трибуну с благородными гостями. Аделл почти безучастно наблюдала за тем, как на турнирном поле разворачивалось состязание оруженосцев, чтобы отличившихся в битве, прямо здесь же посвятить в рыцари и допустить их к участию в самом турнире. Она лихорадочно размышляла, что могло бы помешать ему прибыть к началу, или же он решил явиться под конец, или вообще прибыть к завтрашнему дню, когда будет состязание рыцарей, чтобы самому принять участие — девушка разрывалась между десятками мыслей, снующими в её голове. И ни одна из них не была успокаивающей.

Когда закончились состязания между оруженосцами и посвящение в рыцари победителей, был уже глубокий вечер. Высокопоставленные гости поднялись со своих мест и отправились следом за священником в поместье барона для продолжения праздника, а люди более простого сословия ушли в сторону огромного шатра, где барон велел поставить столы с яствами для оруженосцев рыцарей, музыкантов и прочего люда. Аделл поднялась с трибуны и направилась за отцом, держа за руку сестру, как вдруг увидела дочь соседнего барона, с которой они часто виделись на приемах, и бегло сообщила, что подойдет поприветствовать её, умчалавшись к девушке. Её отец смотрел вслед, видел, как она подбежала к Джорджине, а затем отвернулся и поспешил с Алетой к поместью.

— Ох, Аделл, — улыбнулась Джорджина подруге, — ты такая красивая сегодня! Не сомневаюсь в том, что тебя завтра выберут королевой любви и красоты!
— Это мы еще посмотрим, — в тон ей ответила Аделл, и вдруг взглянула куда-то за спину девушки, — о, я вижу там кое-кого… встретимся чуть позже на приеме.

Откланявшись, она поспешила слиться с толпой, которая направлялась к праздничному шатру, а затем побрела в сторону сада, где уже надежно спрятанная за деревьями и кустами, девушка выдохнула. Её план удался, по крайней мере, первая его часть. Она сумела сбежать из-под надзора отца и улизнуть в сад, где еще вчера спрятала свой плащ, чтобы не замерзнуть ночью. Вытащив одеяние из пышного куста, Аделл набросила его на плечи, отряхнув от мелких листьев, а затем спрятала волосы под капюшоном. Девушка понимала, что это, пожалуй, единственный шанс сбежать, ибо непонятно, что будет дальше.

— Я не буду жертвой, — прошептала сама себе Аделл, завязав плащ на шее. — Я не желаю для себя такой жизни.

Она пустилась бегом по саду, обходя поместье, чтобы незаметно проскользнуть по отвесному мосту к лесу. Девушка еще не знала точно куда податься, но оставаться на месте уж точно не собиралась, и вечер, постепенно превращающийся в ночь, любезно принял её в свои объятья.
 

***



Прием был почти в самом разгаре, когда барон спохватился — его дочь куда-то исчезла. Её не было ни в зале, ни в одной из комнат ни в шатре для людей низших сословий. Вместе со слугами даже малая Алета искала сестру, переживая за неё как никто другой. Единственное, что хоть немного успокаивало барона, так это то, что виконт Гарнет Барн так же отсутствовал на приеме, но кто знает, когда он прибудет? Барон Верджил знал, что его дочь весьма своенравна, но даже он не мог предположить, что она просто так сбежит… Он расспросил Джорджину Нейлс, но девушка ответила лишь то, что Аделл подошла к ней, а затем тут же убежала к кому-то другому, и после этого её никто не видел.

— Она не могла вот так взять и исчезнуть? — гневно спросил он у пробегающего мимо прислужника. — Разыщите её, пока не прибыл виконт!

Барон был уверен в том, что Аделл не смогла далеко убежать, так как ни одна из лошадей из конюшни не пропала, как ему сообщили, и он распорядился отправить людей с собаками, которых использовали для охоты, чтобы найти её. Но Верджил пригрозил, что если хоть один волос упадет с головы его дочери, то виновник лишится головы непосредственно. Как бы она себя ни повела, барон не мог допустить, чтобы Аделл пострадала. Он уже мысленно выстраивал план действий, как себя вести с виконтом и что ему говорить, если его дочь не смогут найти к его прибытию…
 



Мария Рэд

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться