Платье для королевы

Размер шрифта: - +

Глава 10.

Жизнь в деревне шла своим чередом. Звуки удара молота о наковальню из кузни сливались с лаем собак, плеском водяной мельницы, детским смехом. Люди спешили по своим делам кто куда, особо не обращая внимания на тех, кто рядом. Но, все же, были и те, кто узнавали виконта, кланялись, приветствовали его, а вместе с ним и баронессу Аделл Уайт. Они просто молча шли рядом, периодически Гарнет обращал её внимание на то или иное строение, рассказывая, что это, или о людях, которые там обитали. Аделл пришлось признать: первое впечатление, что виконта интересует лишь война и оружие, оказалось ошибочным. Он многое знал о людях, которые жили в этой деревне, многие любезно приглашали его к себе, и даже могло на мгновение показаться, что он — превосходный правитель своих земель. Впрочем, Аделл уже привыкла к тому, что первое впечатление очень часто оказывается ошибочным, поэтому сейчас не торопилась с выводами. Гарнет не собирался знакомить её со старейшинами деревни, а повел девушку к лучшей таверне в этом месте. Хозяин встретил их так любезно, словно сам король пожаловал в его скромное заведение. На постоялом дворе еще никого не было, поэтому они заняли стол в эркере, а обслуживать их бросился сам хозяин таверны. Аделл осторожно села на лавку, оглядываясь по сторонам, пытаясь рассмотреть в деталях украшения в таверне в виде связанных пучков трав под стенами и на потолке. Она очень редко бывала в подобных местах, так как отец это не совсем одобрял, а старалась не сильно ему противоречить, хотя временами так хотелось узнать, чем живут простые люди, без титулов.

Аделл не расслышала, что сказал виконт трактирщику, и переборов отчего-то появившееся смущение, девушка задала вопрос, все еще не понимая, зачем они сюда пришли.

— Милорд, простите, но что мы здесь делаем?
— Вы ушли из замка без трапезы, а я точно не могу сказать, сколько мы проведем времени в этой деревне, — произнес он, пытаясь говорить с ней не так холодно, как обычно со всеми. — Однако, если вы позволите, я хотел бы поговорить о другом.
— О чем же? — выпрямилась Аделл, сложив ладони на коленях и ожидая любого не самого приятного вопроса о прошедшем дне, а именно о том, что произошло в библиотеке.
— О вашем оружии. Откуда оно у вас?

Девушка едва ли не вздохнула с облегчением. О своей шпаге она могла говорить часами, лишь бы это не оказалось какой-то уловкой, чтобы отыскать слабые места хозяйки клинка. Но, раз он предложил ей уроки боя, все должно быть не так мрачно, сколь могла надумать Аделл. Все же, виконт не враг ей в прямом смысле этого слова.

— Её мне привез отец из Испании, в качестве подарка, — слегка улыбнулась она, окунувшись в воспоминания. — Он явно надеялся на то, что я буду хранить её под стеклом как дорогой подарок, и велеть слугам смахивать с неё пыль повсеместно. Однако случилось вовсе не так. Шпага была не такой тяжелой, как тренировочные мечи воинов отца, наоборот легкая в сравнении, изящная, не такая длинная. Мне сразу захотелось научиться управляться с ней, к тому же, это было поводом забросить вышивание и шитье.

К столу подошел трактирщик и поставил на него два медных кубка и кувшин с разбавленным вином и тут же разлил его, подав один кубок виконту, а другой его спутнице.

— Признаю, не каждый день встречаю баронессу, которая отдает предпочтение оружию, — он взял в руки кубок и поднял его, словно пьет за её здоровье.
— Что уж говорить о мужчине, который благоволит этому… — девушка подняла голову, взглянув в глаза виконту. — По правде сказать, вы удивили меня подобным предложением. Простите меня за такие слова, но подобным поступком вы хотели принести свои извинения, или же вам есть какой-то прок от этого?

На долю мгновения Гарнет растерялся. Она смотрела ему прямо в глаза, не отводя взгляд, с какой-то еще детской наивностью и честностью. Так на него еще не смотрела ни одна женщина, ни девушка. Пожалуй, Аделл была красивой… Она не походила на изнеженных графинь, которые проводили день ото дня в обществе фрейлин, без умолку болтая о каких-то совершенно глупых вещах. Как Флоренса, которую хотели когда-то выдать за него. Но тогда виконт Ателард решил, что это не самая достойная партия для его сына, так как их сторона мало что бы получила впоследствии брака. Гарнет, который куда больше интересовался войной и сражениями, оставил этот вопрос полностью на отца, так как ему было совершенно неважно, кто будет сидеть в большом зале его замка, пока он проливает кровь на ратном поле. Зная о том, сколь высоки шансы Гарнета Барна получить титул графа при успешном исходе войны, было немало желающих женить на нем своих дочерей. Имя же Аделл Уайт появилось у него на слуху отнюдь не так давно. И сейчас мужчине было даже немного жаль, что цена такой девушки оказалась не так уж и велика — почти вся земля барона и еда для их армии. Конечно, сейчас все силы были брошены ради победы, и этим никого не удивишь.

— Я повторюсь, миледи, но я делаю это потому, что, возможно, однажды ваша шпага спасет вам жизнь. Да и было бы неплохо, чтобы вы имели постоянно при себе еще одно оружие, помимо красоты, — произнес он, и тут же добавил. — Более действенное, в определенном плане.

Трактирщик поставил перед ними три глиняных тарелок: одна с несколькими кусочками горячего пирога, на другой был сыр, а на третьей овощи.

— Вы думаете, что я способна убить человека? — полушепотом спросила Аделл, дождавшись, пока трактирщик уйдет, даже как-то упустив тот факт, что виконт только что
— Каждый способен, — пожал плечами Гарнет. — Зависит от ситуации.

Девушка задумчиво пригубила вино, обдумывая слова, сказанные виконтом. Первая мысль была сродни той, что он явно её принимает невесть за кого, и что в страшном сне убить человека — это что-то невозможное. Однако тут же зародилась мысль, а что если бы Алете угрожала опасность, разве она не бросила бы все силы на то, чтобы помочь сестре?.. Едва ли подумав об этом, Аделл подняла голову и их взгляды с Гарнетом пересеклись. Аделл и виконт поняли друг друга без слов. После трапезы они покинули таверну, продолжив прогулку по окрестностям. Жемчужиной их дня оказался подъем на холм, с которого открывался потрясающий вид на деревню и реку у его подножья. Девушка едва не задыхалась от восторга, созерцая бескрайнее небо, поля, крыши домов и зеркальную водную гладь. Ветер растрепывал её длинные волосы и подол платья, но она не делала никаких попыток уложить локоны в первозданную прическу, которую сделала ей Беатрис.

— Здесь потрясающе, милорд, — вздохнула она, опустившись на колени в траву. — Я давно не видела такой красоты!
— К сожалению, нам пора возвращаться, миледи, — как-то отстраненно произнес он, глядя на девушку.
— Что? — удивилась Аделл, поворачиваясь к нему. — Но почему?
— Дождь будет, миледи, — он кивнул на запад, где начинали собираться темные тучи.
— Разве мы не сможем переждать дождь здесь? — девушка поднялась на ноги, хотя уходить отсюда ей не очень-то хотелось.
— Можем, — кивнул Гарнет, — но я хочу отправить гонца к мастеру по фехтованию на шпаге до захода солнца, чтобы вы смогли начать свои занятия уже завтра.

У неё не было другого выбора, кроме как согласиться. Он помог Аделл спуститься с холма, а затем они забрали с придорожного трактира своих лошадей, и к замку они возвращались куда быстрее, чем ехали к деревне. Виконт оказался прав: собирался дождь, и непогода настигла их буквально под стенами, так что одежда не особо намокла. Однако дождь мгновенно превратился в ливень, и Аделл была весьма рада тому, что им посчастливилось успеть прежде, чем разыгралась буря. Намного приятнее сидеть у камина перед огнем в сухом платье, чем пережидать ливень где-то в таверне, моля бога, чтобы он поскорее закончился. Наблюдая за ливнем из окна, девушка невольно вздрогнула, когда увидела, как по дороге из замка скачет человек на лошади и в плаще. Все-таки виконт суровый человек — выгнать гонца в непогоду к мастеру по фехтованию…

Конечно, мало кто не заметил того, что вернулась Аделл в замок после прогулки с Гарнетом Барном в гораздо лучшем расположении духа, чем было утром. У Беатрис явно были свои мысли на этот счет, но девушка их даже под страхом смерти не озвучила, иначе бы эта самая смерть наступила куда скорее, от рук виконта. Она лишь изредка бросала немного завистливые взгляды на баронессу, которая мечтательно смотрела в окно. Ей давно нравился Гарнет Барн, насколько может нравиться хозяин своей прислуге. Беатрис вовсе не страшилась его шрамов, лишь догадываясь о том, сколько их скрыто под одеждой. Но не ей быть той леди, которая все это узнает, да и не только это… Вытряхнув из головы навязчивые мысли, Беатрис улыбнулась и подскочила к Аделл, которая продолжала сидеть в глубоком кресле.

— Миледи, пока вы отсутствовали, пришло письмо от портного, который готовит вам платье, — она стала перед ней, держа в руках свернутый в несколько раз лист бумаги. — К нему был еще один лист, ваш мастер просил дать ответ как можно скорее.

Аделл получила письмо и, бегло прочитав его, недовольно вздохнула. Мужчина желал уточнить, не будет ли она против определенных украшений, а ей хотелось лишь поскорее разобраться с этим всем. Заприметив то, что у девушки слегка испортилось настроение от прочитанного, Беатрис всполошилась.

— Миледи, что-то не так?
— Все нормально, — пробормотала Аделл и кивнула в сторону письма, которое положила на край стола. — Просто никому ненужные глупости.
— Но… Я думала, это насчет вашего платья, — растерялась девушка.
— Так и есть, — кивнула Аделл, чем вконец запутала свою горничную.
— Мне казалось, что свадьба — самый важный день для любой женщины…
— О, ты очень сильно ошибаешься, Беатрис, — произнесла Аделл и вдруг улыбнулась, отчего в её глаза загорелись странные огоньки. — Самый важный день будет завтра.

И засыпала она в раздумьях о том, что же будет завтра, с нетерпением ожидая наступления рассвета, а так же, почти в последние мгновения до того, как сон полностью овладел ею, Аделл успела подумать о том, что это был, пожалуй, лучший день, проведенный в обществе своего будущего мужа.
 



Мария Рэд

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться