Платье для королевы

Размер шрифта: - +

Глава 27.

Гарнет впервые вел себя подобным образом. Схватив Беатрис за предплечье, он грубо толкнул её в первые же открытые двери в коридоре. Также впервые виконт видел на её лице столь неподдельный страх и глубочайшую растерянность, которая бывает только у человека, который искренне не понимал, как же его уличили во лжи. В комнатке горел в подсвечнике горело всего несколько свечей, но Гарнету света пламени вполне было достаточно. Он едва ли сдержался, дабы не выбросить Беатрис из окна, или не разрубить одним взмахом меча. Прижав её к стене, виконт попытался вспомнить, сколько лет Беатрис уже жила с ними в замке. Сколько лет этот человек прислуживал им, передавая ценную информацию врагам?

— Как давно ты служишь Крайтону? — Повторил свой вопрос Гарнет, глядя в побледневшее лицо Беатрис. — Мой тебе совет — ответь прямо сейчас.
— Вы меня убьете, — прошептала она, закрыв глаза. — Лучше убейте меня, виконт.
— Это было слишком хорошим исходом событий для тебя.

И в следующее мгновение девушка была готова признаться во всех своих смертных грехах, лишь бы этого все случилось с кем-то, но не с ней. Он завязал ей рот длинным куском полотна, чтобы если Беатрис вздумала закричать, её никто не услышал. Она пыталась вырваться, но цепкие руки виконта держали оба её запястье крепче веревки с узлами. Гарнет знал, что будет делать дальше, как добьется ответов на свои вопросы, и когда он поволок Беатрис за собой в потайные двери этой комнатки, девушка поняла, куда её тащат. В темницу, в подвал. Там, где никто никогда не появляется. И если виконт убьет свою служанку, то тело найдут совсем не скоро… С тех пор, как в замок пришла Аделл Уайт, Беатрис не видела Гарнета в подобном состоянии. Она не думала, что когда-то найдется человек, который сможет разозлить настолько сильно и то, что этим человеком окажется она.

Грубый кусок полотна пропитался потом, слезами, и Беатрис давно бы рассказала Гарнету обо всем, что только слышала, но мешала повязка. Плеть уже не один раз соприкоснулась с её спиной, отчего ткань платья пошла полосами. Она потеряла счет времени, которое провела в сырой и холодной камере. Единственная мысль, которая как мантра вертелась в её голове — мысль о смерти. Сейчас это было единственным желанием Беатрис: просто умереть. И пусть горит в адском пламени Крайтон Хемфвел с Гарнетом, Аделл и со всеми их погибшими родственниками. Девушка все это время жила одной лишь целью, надеясь, что Крайтон сдержит свое слово и женится на ней, если она поможет ему в одном деле. Крайтон много раз встречался с ней под покровом ночи, говорил приятные речи, убеждая девушку, что только если он получит титул, то только тогда он сможет заключить с ней брак. Убеждал в том, какая семья Барнов на самом деле бесчестная, как они шли по трупам к своим целям, и что их необходимо остановить. Сейчас ей стало все равно…

— Так что, сейчас ты будешь говорить?

Сквозь пелену боли прорезался голос Гарнета, и в это же время мужчина сорвал с её лица повязку. Беатрис невольно вскрикнула, задохнувшись почти что свежим воздухом — таким ей сейчас показался затхлый воздух в темнице. Тяжело дыша, почти что на выдохе, девушка произнесла:

— Больше двух лет… Крайтон Хемфвел…

Он схватил её за волосы, приподняв тело Беатрис над каменным, холодным полом.

— Зачем?

От его шепота она вся содрогнулась, и слезы с новой силой потекли из глаз. Девушка до сих пор не понимала, почему про Гарнета Барна ходила молва как об очень жестоком человеке. И сегодня ей пришлось убедиться в правоте этих слухов на собственной шкуре.

— Он обещал, — хрипло произнесла она, — обещал жениться…

Медленно, запинаясь, Беатрис поведала виконту обо всем, что знала. Обо всем, что говорил ей Крайтон Хемфвел, ибо терять ей уже было нечего. Она для себя уже решила, что сегодня умрет. Выслушав её слова, Гарнет отпустил волосы девушки, отчего та вновь упала на пол и, не скрывая своего отвращения, лишь произнес:

— Он бы не взял тебя в жены, даже убей ты меня собственноручно. Для полной мести ему нужна только Аделл.

Беатрис ничего не ответила. Она не желала ни оправдывать себя, ни противиться судьбе, так и оставаясь лежать на холодном полу в исполосованном платье. Кровь местами на коже уже запеклась, но некоторые раны еще кровоточили. А ей уже не хватало даже сил на то, чтобы звать на помощь.

— Просидишь здесь до тех пор, пока я не вынесу вердикт, — холодно сказал Гарнет, подходя к решетчатой двери. — Даже не сомневайся: к тебе никто не придет, если я так не велю.

С этими словами он ушел, оставив её в полнейшем одиночестве. И сейчас, закрыв глаза, лежа на сыром полу темницы, Беатрисс лишь думала о том, что будь проклят тот день, когда она последовала за Крайтоном Хемфвелом.

По ощущениям не прошло и нескольких часов, как дверь в темницу с характером вновь отворилась. Девушка слабо приподняла голову, в полумраке разглядев силуэт Гарнета Барна. Виконт смотрел на неё на протяжении нескольких мгновений, прежде чем заговорил.

— Ночью я был за шаг от того, чтобы убить тебя, — замогильным голосом произнес он. — Но я передумал. Я знаю, что твой дед болен, и я дам тебе денег на лучшего лекаря, которого ты только сможешь найти. Взамен ты будешь сообщать мне о каждом шаге Крайтона Хемфвела и все, что только узнаешь о нем. И будешь рассказывать ему только то, что велю я. В противном случае, сначала умрет вся твоя семья… Я доходчиво объяснил?
— Я согласна, сир, — вздохнула Беатрис, прекрасно понимая, что выбор у неё весьма невелик. — Клянусь.
— И об этом никто не должен узнать. Поняла?
— Да, сир.
— Вставай, ты должна вернуться к работе на рассвете.
 



Мария Рэд

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться