Платок

Font size: - +

Платок

Платок 

Трактир, в котором ожидал встречи со своим эскортом торговый представить троллей Карст был так себе. Портовый городишко тоже ничем особо не выделялся. Запах тины, рыбы и солёной морской воды смешивался со странными ароматами южных пряностей, за которыми его собственно и послали. 

Не смотря на молодость Карст уже несколько раз бывал в человеческих городах, и везде ему казалось слишком блекло и ущербно, по сравнению с его родными поселениями, где даже самые скромные дома были украшены замысловатой резьбой и цветной росписью. 

Его лицо было наполовину прикрыто ярким цветным платком с родовой вышивкой его клана, как и положено благопристойному представителю рода троллей. Выразительные тёмные глаза, радужки которых практически сливались со зрачками, мрачно поблёскивали поверх дорогой покрытой затейливыми узорами ткани, он с интересом оглядывал помещение трактира. 

Сегодня в трактире было много народу. Моряки с недавно пришвартовавшегося торгового судна праздновали первый день на суше. Много пили и шумели, о чём-то спорили, короче, веселились на славу, щедро расплачиваясь с трактирщиком и его помощниками. 

Карст мог понять их радость от пребывания на твёрдой и надёжной поверхности, в море качка и вообще нет земли. Острова так и вовсе насмешка. Тролли могли вынести многое, но эта непрекращающаяся качка… Это же нечто невообразимое! Лучше закопаться в землю и лежать там неделю, чем провести день на самой спокойной воде. И тут Карст уже не понимал, как люди умудряются плавать по бездонному морю на своих утлых деревянных посудинах под названием корабли, добровольно и без какой-либо гарантии отдавшись на волю коварной стихии? Бесконечная солёная вода, которую и пить-то нельзя, под названием море – эта непредсказуемая водная стихия, где обитают отвратные жуткие твари непонятные жителю подземелий. Зыбкость против надёжности камня. Землетрясения и камнепады конечно не в счёт, хотя и они часто провоцируются подземными водами. 

Хотя Карст с детских лет заметно выделялся из толпы своих одногодков добронравием и выдержкой, он, как и вся его раса, обладал довольно жёстким и неуступчивым характером. В человеческом мире раса троллей славилась своей необщительностью и презрительной грубостью, люди их откровенно недолюбливали, тролли отвечали полной взаимностью. Но Карсту люди нравились своей относительной мягкостью и лёгкостью в общении, ибо даже самые жестокие их представители не могли сравниться с теми демонами, что порой властвовали в темных душах троллей. Он был открыт миру, любопытен и достаточно контактен в отличие от большинства своих соплеменников. Потому и посылали его заключать всевозможные торговые сделки в том числе и деликатного свойства 

Оправдывая надежды начальства на его уникальные способности договариваться с людьми, он успешно провёл сделку по закупке большой партии пряностей и теперь дожидался сопровождения для отправки товара в обоз. 

За пару часов в одиночестве проведённых за стойкой бара, Карст уже порядком соскучился и основательно «нагрузился», беспрестанно потягивая крепкий дурманящий напиток через длинную соломинку, позволявшую пить, не снимая платка. Вот тут-то к нему и подсел коренастый рыжебородый моряк с огромной кружкой своего пенного пойла. Он был сильно нетрезв и явно искал себе компанию. Видимо, решил Карст, большинство его спутников уже свалились под столы. Морячок придвинулся вплотную, намеренно задев его крутым плечом и, кажется, попытавшись прижаться. 

– Ну чо, браток, выпьем? – он потряс своей огромной кружкой, едва не расплёскивая содержимое. 

Карст согласно кивнул и приподнял свою посудину в виде приветствия. 

- Ты это, тролль что ли, что в наморднике тут сидишь? Да? - поинтересовался человеческий экземпляр, сверля его смешливым взглядом голубых глаз. 

Карст прищурился недобро покосившись на соседа по барной стойке. Не понравилась ему эта тема, но он вежливо промолчал, продолжая всасывать напиток через соломинку. Однако, бородач не унимался, посмеиваясь все норовил заглянуть ему в глаза, игнорируя или просто не понимая ответного тяжёлого взгляда. 

- Вот никак не пойму, как вы умудряетесь такие здоровенные мужики даже в задрипаном портовом трактире с зашторенной мордой сидеть и какую-то сладенькую бурду глотать? Ещё и из через трубочку, манерно так, как хлыщ какой-то бульварный… прям курам на смех! - продолжал рассуждать подвыпивший матрос. 

- Какое тебе дело, рыжий? – пробурчал Карст снова искоса взглянув на нахального соседа. 

- Да лан. Давно хотел спросить, это из стеснительности или потому что у вас, как говорят, клыки словно у вепрей на полладони выпирают? 

- Нарываешься, человек? - Карст усмехнулся и снова присосался к своей пижонской трубочке, опущенной в кубок с напитком. 

- Да зачем мне это? Праздник у нас, с хорошей выгодой сходили, деньжат заработали. Вот хочу по случаю счастливого возвращения хорошенько напиться, да все никак не удаётся. Молодцы мои кто-куда растеклись, - он беспечно помахал рукой. – А тролли, говорят, по этому делу дюже выносливый народ. Давай, кто кого перепьет? 

- Да пошёл ты. Чего ради мне с тобой, человек, соревноваться? Да хоть бочку поставь вашего пойла, а голова у меня всяко крепче. Не интересно. 

Но приставучий мужик, все никак не отлипал и пытался разговорить немногословного парня с вычурной тряпкой на физиономии. Вот так и подмывало заглянуть под эту занавесь. И до того это желание стало у него несносным, что видимо решил с другой стороны к Карсту подъехать. Затребовал у бармена ещё одну кружку пива взамен опустошённой и продолжил гнуть своё. 

- Ну, ты это, послушай, что говорю-то! Мы вот с товарищами поспорили. Одни говорят, что под этим расшитым намордником вы свою необыкновенную красоту прячете, а другие, наоборот, настаивают, что вы уродливые, хуже глубинной каракатицы. 

- Так принято, – отрезал Карст. – И не лезь ко мне, нам нынче запрещено убивать людей. Не хочу неприятностей. - Он недовольно огляделся, наконец-то почувствовав, что за ними внимательно наблюдают. Мысленно выругался, сетуя на собственную беспечность. Оказывается, к их разговору прислушивалось уже довольно много народу. Тролли тут были редкими гостями и подобный интерес был вполне предсказуем. 

Оценив его последнюю фразу, произнесённую как им показалось, весьма пренебрежительным тоном, народ заволновался. Загулявшие матросики, кто ещё стоял на ногах, стали ближе подтягиваться к барной стойке в предчувствии нового развлечения 

- Ну, лады, не хочешь лица показывать,- право твоё! А мы уж нафантазируем сами, - раздалось откуда-то. Послышались смешки, Карст сохранял спокойствие. Он вообще славился выдержкой. 

- А вот, говорят, что тролли сильны и умелы в бою, – подхватил ещё один из подошедших парней, - В это я охотно верю. Но вот в море я их что-то ни разу не встречал. Кишка на это дело тонка что ли? Воды не переносите? 

- Прям как кошки, те тож воду не любят, - выдал очередное предположение один из только что подошедших к стойке матросов. 

- Неее…они, наверное, растаять боятся! - воскликнул молоденький стройный морячок, со сбившимся на сторону синим шейным платком из-под которого выглядывала загорелая ещё мальчишеская шея. Юноша во все глаза таращился на впервые увиденного им тролля. 

«Как в зверинце разглядывают» - Карсту захотелось придушить наглого хлюпка этим жалким куском хлопковой ткани, болтавшимся на его тощей шее, а предыдущего оратора-кошатника просто сразу пристукнуть. 

Ждать своих, сидя в этом трактире казалось ему неплохой идеей. Хотелось посмотреть на людей в их естественной, так сказать, обстановке. Прежде он их редко встречал в таких количествах в одном месте, и, судя по странной реакции моряков, его вид им тоже был в новинку. 

- И чего вам всем от меня надо? – вежливо спросил он, оглядывая уже довольно приличную компанию незаметно подтянувшуюся к стойке бара где он расположился. 

- Покажи, что у тебя под платком, - сунулся ближе лохматый загорелый до черноты верзила, больше смахивавший на разбойника, чем на матроса. – Мож и правда у тебя клыки кабаньи? 

– Али струхнул малеха? Так мы тебе поможем! - Потянулся лапищами к его лицу другой краснолицый здоровяк с курительной трубкой в пасти. 

- Убери грабли, а не то нос из затылка выскочит, - смотря исподлобья мрачно предупредил его Карст, отставил свой кубок с «соломинкой», демонстративно сжал руку в солидный кулак, больше походивший сейчас на кузнечный молот, и предупреждающе зарычал. К сожалению, в общем гуле этого практически не было слышно тугоухим людишкам. 

- Да, ну… страшно то как! – загоготал мужик, размахивая своей потухшей трубкой, его смех тут же поддержали другие. Народ хотел веселиться. - А ну-ка, ребятки, посмотрим, кто кого? 

- Эээ… брава! - Вдруг поднялся на ноги рыжий моряк, что первым подошёл к необычному для этого места гостю, и повернулся к столпившимся людям широко раскинув руки и как бы стремясь заслонить Карста собою. - Я ж хотел только выпить с парнишей. А вы уже сразу лапищи загребущие свои тянете. Как не родные! Идите уже! Дайте спокойно посидеть! 

- Да мне не сложно уложить их тут всех, - поднялся Карст во весь рост и повёл шеей разминаясь. Внушительные габариты, холодный взгляд черных глаз и богатые одежды, отделанные металлом, вызывали уважение. Теперь даже цветастый платок закрывавший его лицо не выглядел забавным, а смотрелся как обещание гибели всякому, кто косо посмотрит. 

Тем не менее, нахальный лохмач ловко подскочил к Карсту и бесстрашно сорвал платок, обнажив перед всеми строгие, неожиданно правильные, даже благородные черты молодого тролля. Яркие губы идеально очерченного рта медленно искривились в нехорошей улыбке, обнажая белые ровные зубы. Низким спокойным голосом Карст произнёс: 

- А вот за это вы мне заплатите, – в его глазах вспыхнула нешуточная ярость. Обнажить лицо перед толпой пьяной хамоватой матросни. Худшего оскорбления нельзя было и придумать! 

- Да чего ты паришься? Симпатичная же мордашка! – смеясь верзила помахал похищенным платком, шутливо дразня Карста. – Я бы в тебя точно влюбился, если бы ты не был таким букой! 

- И я! И я! – хохотали его подвыпившие приятели, одобрительно кивая, а кто-то жестами даже показывал, как именно полюбил бы этакого свеженького красавчика, внезапно представшего перед ними. – Давай с нами! Тута наверху и комната свободная имеется! 

Судя по бешенству, отразившемуся на лице молодого тролля он не оценил ни их «щедрого» предложения, ни грубых комплиментов. 

Выпад Карста был молниеносен - дерзкий похититель платка пушечным ядром отлетел в толпу своих товарищей опрокидывая некоторых на пол, а его пёстрый трофей неведомо как оказался в руке у разъярённого тролля. Платок с родовыми знаками снова прикрыл его лицо, хотя уже не в силах был скрыть истинные намерения - разнести здесь всех и всё! Но закалённые в походах бравые морские волки быстро пришли в себя от запущенного в них необычного снаряда и с боевыми воплями всей гурьбой ринулись в рукопашную... 

- Что тут происходит?! – прерывая буйное веселье в трактир с шумом и грохотом ввалилась стража, которую ранее поспешил позвать предусмотрительный хозяин заведения. А следом за ними вошли и несколько троллей, тот самый эскорт, которого дожидался Карст. Пышно разодетые и с такими же прикрытыми расшитыми платками лицами они являли странное и угрожающее зрелище, хотя оружия и не обнажали. И морячки, будучи не дураками и верно оценив ситуацию, ворча, стали быстренько расходиться, а кто и расползаться, по своим углам, прихватив с собою наиболее упёртых. 

После недолгого разбирательства стражники покинули трактир весьма довольные щедрыми отступными перекочевавшими из кошелька одного из новоприбывших троллей в их карманы. Стража не тронула ни Карста, ни его противников, и это никого не удивило, ибо был строгий указ не допускать конфликтов с троллями. Войны ещё и с королём троллей никому не хотелось. Даже таможенный досмотр товаров, вывозимых ими из порта, всегда проводился весьма поверхностно, не говоря уже о прочих послаблениях в угоду политике. 

Через несколько часов полностью укомплектованный обоз гружёный драгоценными пряностями и прочим редкостями, контрабандой привезёнными с Милагроссы, уже покидал окрестности небольшого портового городка. Охраняемый свирепыми отлично вооружёнными всадниками-воинами он направлялся вглубь континента. В одной из больших прочных телег с плотным пологом, уютно «упакованные» в кандалы и с удобными кляпами во рту лежали вповалку почти протрезвевшие задиры из трактира. И можно было с уверенностью сказать, что ни на корабле, ни на родном берегу их больше не увидят. Им предстояло долгое путешествие подальше от моря и новая жизнь в стране троллей. Ибо по законам одного из кланов, которому принадлежал Карст, только с его личного согласия кто- то мог безнаказанно видеть его открытое лицо. Естественно, что любоваться лицом своего уже или хозяина, или супруга можно было и не спрашивая. Но это уже другая история. 


13.01.17



Никки Тейлор

#22325 at Fantasy
#6377 at Adventure fantasy

Text includes: тролли

Edited: 26.04.2017

Add to Library


Complain