Плейбой для феи

Размер шрифта: - +

Глава 4

- Зефирка! Ой, я не могу, - хохотал Дэвид, это конечно было весьма нетактично, но какой тут такт, когда всё — приехали — теперь точно — он повредился рассудком.

- Мы издревле наблюдаем за людьми, помогаем им, не всегда, лишь в определенных случаях. И поэтому берем в имена то, что им нравится. Всем ведь нравится зефир, - высокопарно заявила фея.

- На самом деле, нет. Многие не любят сладкое. Я скорее предпочту солёную рыбу. У вас есть фея Селёдка? - не мог остановиться Дэвид.

«Повезло, так повезло. Безумие, но зато вон какое веселое», - пытался сохранить он остатки здравомыслия и сарказма. Думая, если и сошел с ума, то интересно, от чего именно. Некачественные сигареты? Так вроде всегда такие курил, в последней пачке штуки три остались — такого эффекта раньше не было; вино последний раз пил несколько дней назад, на званном ужине, и то скорее — пригубил. Может, на работе, что в еду\воду подмешали?

«Карл Фловерсон — он давно меня подсидеть хотел. Сердился, что лучшие контракты мне достаются, - размышлял Дэвид. - Так, ты работай, как я, а не прохлаждайся ночи напролет в барах».

Соперник-Карл вполне мог сотворить нечто подобное. Он не раз приходил утром в темных очках, пряча покрасневшие глаза. Один раз Карла чуть не выгнали — заявился в середине рабочего дня, кричал и обвинял всех, что те недооценивают его, чуть не разбил фотоаппарат Рона, замахнулся на девушку-ассистентку — Дэвид тогда успел один его удар перехватить. Ох, и поднялся же тогда скандал в прессе. Все таблоиды об их «драке» писали, смакуя подробности, особо умные даже приписали теорию, что у обоих мужчин был роман с той самой ассистенткой. Не сразу всё утихомирилось. Карла потом на принудительно-добровольное лечение отправили.

Зато продажи одеколона, съемки рекламы которого шли в тот день, знатно подросли. Маркетологи не растерялись — велели синяк, что Дэвид получил, красиво обработать, подчеркнуть, костюм соответствующий подобрали, и выпустили те рекламные фото со слоганом: «Аромат для настоящих бойцов».

Карл после лечения вернулся смирный и покладистый. Второй шанс ему дали. Но это не отменяло того факта, что зависать по ночам он не перестал, разве что делал это теперь реже, и, конечно, не отменяло того, что с Карла станется раздобыть «волшебных пилюль», незаметно подсунуть их Дэвиду. И вот результат — сидит, крыльями машет.

Задумавшись, Дэвид даже перестал смеяться.

- Успокоился? - хмуро окликнула его фея.

Мужчина развел руками в извиняющемся жесте.

 

«У него очень странный способ справиться со стрессом. Не удивительно, что старшие феи, перед тем как явиться недолго_живущему, очень старательно выбирают кандидатуру. Наблюдают, присматриваются по несколько лет. Даже живут среди людей, маскируясь под них. Конечно, с развитием информационных технологий, выбор стало намного проще делать.

Но мне сейчас придется иметь дело вот с этим. Хмм, надо будет потом воспользоваться его компьютером, изучить, что за тип этот Дэвид Стронг. А пока нужно сказать ему правду, но частичную».

 

- Мы существуем, - повторилась фея. - И уже очень давно посещаем ваш мир. Чаще приходим к детям, так как им потом проще забыть. Реже являемся избранным. Ведь на самом деле мы очень любим недолго_живущих, и нам хочется не только присматривать и оберегать вас, но хоть изредка выходить на контакт, чтобы между нашими мирами была тонкая связывающая нить. У меня тоже была миссия, но не всё прошло гладко. Поэтому я оказалась здесь. Завершив миссию, я должна была позвать золотые врата, но пока они не слышат. Что ты собираешься делать со мной, Дэвид Стронг?

Вопрос поставил Дэвида в тупик.

- Не знаю, - откровенно признался он. - Ничего, наверно. Если честно, я считаю тебя галлюцинацией. По слухам, агентство, с которым я сейчас сотрудничаю, готовится заключить один весьма выгодный контракт на рекламу. И модель, которая в итоге будет представлять его, получит крупный гонорар. Мои шансы весьма высоки. Но, сама понимаешь, мир шоу-бизнеса: некоторые не гнушаются грязными приёмами. Наверно, мои конкуренты рассчитывали, что увидев, кхм, нечто, я в ужасе выбегу на улицу, вызову полицию и прочее. Поэтому, - Дэвид пересел на диван и откинул голову на спинку, - я просто тихо посижу и подожду, пока отпустит. Потом удивлюсь, зачем на окно клейкую ленту прилепил, морскую свинку заведу, чтобы клетка не простаивала.

 

«Ох, как же мне повезло! Спасибо, милая Судьба! Теперь мне остается немного восстановить силы. Надеюсь, ночи как раз хватит. Я смогу позвать врата и ускользну к себе. А Дэвид на утро решит, что это были галлюцинации…

Ой, нет. Он же тогда может пойти и предъявить претензии тем самым конкурентам.

Так, значит, Дэвид – модель. Сейчас припоминаю, кажется, я даже видела у лесного сатира Гольфа постер с его изображением. Точно! Только там у Дэвида синяк нарисованный под глазом был, поэтому я сразу и не узнала, да и видела мельком. Гольф говорит, у того одеколона с постера — запах приятный, как будто настоящий морской бриз.

Зефира, стоп, обратно. Если Дэвид начнет предъявлять претензии — это не хорошо. Это может очень плохо сказаться на его имидже, а насколько знаю, оно весьма важно для моделей. Я и так разбила этому человеку окно, чуть не повредила психику, пусть и не по своей вине. Но я в ответе за него».

 

- Эй, Дэвид. Человек-модель-Дэвид, - услышал он.

Дэвид к тому времени успел прикрыть глаза и погрузиться в легкую дремоту. Он даже понадеялся, что всё прошло, но нет. Галлюцинация с крыльями опять дала о себе знать. Вздохнув, он всё же посмотрел на фею.

- Да, Мармеладка? - устало поинтересовался мужчина.

- Зефирка! Меня зовут Зефирка! Или Зефира, кому говорю!



Анна Елагина

Отредактировано: 20.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться