Племенной скот

Font size: - +

Глава 3. Калинов мост

Яркий костер разбрызгивал искры. Они поднимались вверх, к ночному небу. Алена провожала искры глазами, смотрела, как плавно они кружат, как летят то быстрее, то медленнее. Ей казалось, что они улетают прямо в громадную высь и там, застывая, становятся колючими желтыми звездами. Алене даже взгрустнулось: она пожалела, что такие горячие земные вещи становятся такими холодными в небесной вышине.

– Бедные, – шепнула она, натягивая низ рубашки на согнутые ноги и крепко прижимаясь подбородком к коленкам. А потом и про себя подумала, что летит, как искорка, в холодную высь и застынет там, и останется навсегда в захватывающей дух дали, в саду-Ирии, с тоскою глядя на далекую теплую землю.

Вспомнился дом, сизый вечер, околица, плывущий в воздухе разговор, обрывки чужих слов, ветром приносимые с реки, родная улица, а там и Варфоломей в белой, ради нее надетой рубахе, такой близкий, простой и надежный...

Алена шмыгнула носом, втягивая нечаянную слезу, но тут вдруг что-то хрустнуло за ее спиной. Она обернулась: между деревьями, на фоне светлеющего неба мелькнуло что-то круглое – словно бы даже сутулое, – бугристое. Как будто змеиная голова...

– Ваня! – несмело крикнула она. – Ты?

Круглое и бугристое исчезло. Захрустели снова ветки. Никто ей не ответил.

– Ваня! – крикнула она чуть громче.

– Что? – Ванин голос ответил ей совсем с другой стороны, и сам Иван вышел из кустов, оправляя кафтан.

– Ничего, – ответила она: с его приходом лес снова стал нестрашным. – Показалось. Чего не привидится со страху! Темень же, да лес кругом.

Иван присел на бревно возле костра.

– Так ты говоришь, – продолжил он прерванный разговор, – что нет ее у Бабы-Яги?

– Нет, – подтвердила Алена и почувствовала себя виноватой: таким несчастным выглядел Иван. Его крупные карие глаза смотрели вниз, под крепкими скулами гуляли желваки, побледнели полные яркие губы, и даже каштановые, до плеч, кудри, казалось, перестали ловить ласковый отблеск костра.

– Ты, Вань, не грусти, – Алена потянулась рукой и дотронулась до его плеча. – Хочешь, я тебя обратно к ней провожу? Может, скажет, где твоя Василиса, а?

– А! – Иван обреченно махнул рукой. Уже который день бродил он по окрестностям, пытаясь найти Бабу-Ягу или напасть на какой-либо другой след.

– Что ж ты, сдаться решил? – нахмурилась Алена.

– Да нет, не буду я сдаваться. Я про другое думаю...

– Про что же?

– Так Василиса моя навья, и Финист твой – навья чистой воды. А откуда берутся они, как думаешь?

– Из сада-Ирия?

– Из сада, не из сада – не знаю, а что из одного они места – поклясться готов. Не много, думаю, таких мест на земле. Иначе все бы про них знали.

– Отчего ж? Может, из разных? Может, к Яге вернуться, спросить?

– К Яге? А веришь ли ты Яге? Я вот к чему, – Иван задумчиво тыкал в костер прутиком, – а ну как она скажет: "Передумала я. Отдавайте мне яблочко на тарелочке!" Или время упустим. Или еще чего.

– Боишься ее? – Алена несмело, снизу вверх, заглянула царевичу в глаза.

– Кого? – встрепенулся тот.

– Ягу.

– А, Ягу... Да, и ее боюсь.

– Отчего ж?

– Да ты бы знала, как посмотрела она на меня! Я ее спрашиваю: отчего, мол, невеста моя больна? А она мне: сам, мол, про то знаешь. А я разве ж знал? Разве ж знал? Я ж только об одном думал – чтоб мерзость эту зеленую сжечь. Чтоб невеста моя была нормальная, как Танька с Анькой у братьев. Я если б подумать мог, что вред такой – я бы..!

И Иван обреченно замолчал, пару раз остервенело ткнул прутиком в костер, обрушил прогоревшую головешку, и еще одна ватага искорок веселым хороводом ринулась прочь от родного костра. Потом он снова взглянул на Алену и сказал:

– Схожу с тобой в Ирий. Выручим Финиста твоего, а потом за Василису примемся. Глядишь, и Финист поможет. Он хоть стоящий?

– Стоящий, – подтвердила Алена, провожая тоскливым взглядом последнюю, поотставшую от других, оранжевую искорку.

 

Утром, наговорившись всласть и вздремнув часа два, они отправились в путь, то и дело сверяясь с волшебным блюдом. Идти стало гораздо веселее и, главное, не так страшно. У Алены появилась надежда: раньше она просто шла, совсем не думая о цели и конце пути. Теперь же посерьезнела и много размышляла, пытаясь представить, что ждет их впереди. Впрочем, ответа так и не нашла. Только мерцали у Алены перед глазами холодные звезды и теплые оранжевые искры. Они кружились хороводом, то складываясь в высоченные терема, то очерчивая причудливо изогнутые стволы деревьев Ирия-сада. Потом все погружалось в сумрак, и перед глазами снова была дорога.

На второй день Алена почувствовала, что от напряженных мыслей у нее сильно болит голова. Даже горизонт, украшенный нежной пеной облаков, зарябил черными точками. Алена зажмурилась и тряхнула головой, но точки так и кружили перед ее глазами, пока Иван, тронув ее за плечо, не спросил:

– Что это там? Не вороны?

И тогда Алена поняла, что это именно вороны кружат медленно и размеренно, не нарушая странного, неряшливого порядка. Черная шаль с синими дырами.

– А чего это они, а, Вань?

– Не знаю, – он пожал плечами. – Подойдем – увидим.

– А мне страшно как-то... – Алена сказала это шепотом, еле слышно, и пошла чуть сзади, словно хотела спрятаться за его широким плечом. Никогда еще не видела она столько ворон разом, и ей было страшно даже представить, к чему они собрались.

Ветер гнул к земле траву, по лугу расходились серебристо-зеленые волны, и в лицо бил сладковатый аромат. Сначала он был тонок – так пахнет рука, когда разотрешь стебель лекарственной ромашки, – потом сгустился, наполнился дымом сгоревшего дерева. А затем они увидели и первый сгоревший сруб. Он возвышался на четыре неполных венца, сожженная оконная рама торчала из него буквой Г, словно поднятая и застывшая в отчаянном жесте рука. Все остальное пылью, черным прахом покрыло землю кругом, осыпалось небольшими курганами, и ветер шевелил серый, будто поседевший от горя, пепел над остывшими углями. Алена прикрыла глаза, но Иван заметил: там, среди мягких волн пепла, среди черного блестящего на солнце угля, было и другое: округлое, плотное, пахнущее сладко и страшно.



Наталья Лебедева

#10588 at Fantasy
#4885 at Romance fantasy

Text includes: любовь, сказка

Edited: 13.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: