Племя Надколотого рога

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

Вот, наконец, и настало мое время. Почти год в долгой очереди, и завтра я погружаюсь. Почти все из моей группы, полтора года назад присоединившейся к убежищу, уже погрузились. Остались только я и Захар. Есть, конечно, еще четверо, которые не могут погрузиться по состоянию здоровья, но они давно откололись от нас, счастливчиков. Завтра. Завтра я погружусь в сказку. Попаду в место, где нет голода и страданий, где тебя не пытаются убить, сожрать или заразить на каждом шагу. Место, где я смогу стать кем захочу, великим магом, метким стрелком, проворным наездником или даже королем. Но все это меня не прельщает. Я собираюсь стать воином! Я хочу, мечем и потом, слезами и кровью врагов проложить свой путь на вершину славы. Завтра я погружаюсь в мир виртуальной реальности. Завтра Infinitum откроет мне свои объятья.

Кто я здесь? Родившись за пару лет до начала последней войны, я провел на полях сражений все свое детство. Всю свою юность я пытался выжить, спасаясь от зубов мутантов, от когтей животных, от пули или рабского ошейника мародеров. Только год назад, через полгода после присоединения к убежищу, я научился бегло читать и писать. Нет, я и до этого мог почти без ошибок прочитать печатный текст, или даже нацарапать донесение, но мои каракули нельзя было назвать буквами. Убежище дало мне очень много. Тепло, кров, пищу, ощущение безопасности, и возможность пережить упадок цивилизации, а так же участвовать в ее восстановлении. Завтра. Завтра я погружаюсь…

– Ты где это летаешь? – из задумчивости меня вывел увесистый шлепок по плечу.

– Захар! Когда то ты сломаешь мне руку! – шутливо огрызнулся я на подошедшего друга.

– Хватит киснуть за стойкой. – начал наседать на меня Захар. – Смотри, каких цыпок я подцепил. Девочки из не погружаемых. И хотят повеселиться.

– Ты же знаешь мое отношение к этому? – спросил я укоризненным тоном. – Иди, развлекайся. Я еще немного посижу и потом подойду к вам.

Захар вернулся к двум симпатичным девушкам, сидевшим за одним из столиков в баре, где мы отмечали мои проводы. Я же снова попытался погрузиться в свои мысли. Ничего не получилось, и я направился к столику. Надо заметить, что многие девушки и женщины из тех, кто не погружался в виртуал, очень часто приходили в подобные заведения. И вызвано это было не природным зовом или похотью плоти. Погружались, только здоровые, способные давать потомство мужчины. Оставались в основном те, чье здоровье было нарушено в той или иной степени. Вот и приходили женщины, способные родить ребенка, в такие заведения, что бы проводить погружаемых и использовать шанс на здоровое потомство. И это было не прихотью, а суровым законом действительности.

Захар, чье погружение запланировано через неделю, вот уже почти месяц пользовался этим по полной, раз в неделю приходя сюда и получая желаемое. Мне же, было не понятно, как можно завести ребенка, и оставить его на волю случая?

– А это и есть тот самый Виски, о котором я вам рассказывал. – услышал я, как Захар представил меня подругам. – Это Эльвира, а вот эта блондиночка, которая мечтает с тобой познакомиться, Марта.

– Можно просто Вис. – представился я девушкам и присел на мягкое сиденье около Марты.

– Скажи, а это правда, что в детстве тебя похитили мутанты, и одна из них выкормила тебя своей грудью? – спросила хихикающая Эльвира. – Убежище построили прямо на месте города, в котором проживала моя семья, и мне никогда не доводилось увидеть мутантов.

– Когда мне было одиннадцать, меня действительно похитили мутанты, и мне даже пришлось прожить в плену у них почти четыре месяца. – ответил я как можно более шутливым тоном. – Но как вы должны понимать, совать грудь одиннадцатилетнему мальчику, больше похоже на домогательство, чем на вскармливание.

Захар и девушки прыснули со смеху, а я, натянуто улыбнувшись, налил себе пол стакана самогона, подаваемого в баре, и залил в себя. Ребята были уже изрядно навеселе, и мне, что бы ни уйти, обидев Захара, суждено было напиться.

***

Проснулся я от страшного похмелья. Голова болела, кружилась и раскалывалась на тысячу осколков одновременно. Во рту было противнее, чем когда я перекусил глотку чернобрюху. С трудом сев, я попробовал осмотреться. Комната, в которой я находился, была не моей. Сидел я на полу, около кровати, на которой мирно посапывала, как же ее, а, М.. Марта! Точно Марта.

Очень медленно, я поднялся на ноги, только сейчас заметив, что совершенно гол. С горем пополам, отыскав свои вещи, оделся, присел на край кровати и только сейчас посмотрел на часы. Почти девять утра. В одиннадцать у меня медосмотр перед погружением, а я в таком хламе. Вновь поднявшись, я прошел в туалетную комнату, где хоть немного привел себя в порядок, а затем оставив на столе в комнате записку с одним лишь словом «спасибо» и все оставшиеся у меня продуктовые талоны, шатающейся, неуверенной походкой вышел в коридор.

К13 У4 Е58 гласила надпись на стене. Да мне до своей комнаты, с этого уровня, полчаса добираться. Приняв неизбежное как наказание, я поплелся к себе. Сдав комнату и ключи коменданту коридора, я отправился в мед блок.

– Вы только посмотрите, какой живчик! – воскликнула докторша при моем появлении. – Наташенька, будь добра, приготовь свежеватель.

– Свежеватель? – непроизвольно вырвалось у меня.

– Он самый. – ответила доктор. – Надо же нам тебя освежить?

– Может тогда освежитель? – жалобно спросил я.

– Нет дорогой мой. Нет.

Описывать дальнейшие процедуры, которым меня подвергли, нет никакого желания. Скажу только, что через два с половиной часа, я свеженький как огурчик прямо с грядки, сидел в коридоре перед залом погружения.



GreatYarick

Отредактировано: 17.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться