Плен.

Размер шрифта: - +

Плен.

Миг проходит, как сотни столетий, запуская в лабиринт без воды,

Исключает счастливый обратно путь, толкая в пропасть войны.

Расскрывает ужасные тайны мира, учитывая слабость души,

Разрывает на части от слез и не дает уйти от этой беды.

Хрустнула ветка. Вдали послышались голоса военных. Мы беззвучно пробирались через лес все ближе к вражеским воротам. Утром двоих из нашего отряда захватили в плен. Наполнив сердца надеждой, что они еще живы, мы направились к месту, где обычно держали пленных - самом центре их цитадели. Мы наивно полагали, что сможем  их спасти, так как там были десятки или даже сотни вооруженных солдат, но не попытаться - значило бы оставить своих собратьев  на верную смерть.

Сквозь ветки можно было различить охранный пункт. На посту стояли двое. Николас натянул тетиву и выстрелил из лука. Промах. Стрела попала в решетку, за которой мирно разговаривали стражники. Я стиснула зубы и закрыла глаза. Как же так, провал с самого начала.

Стражники сразу оглянулись и смогли через ветки заметить одного из нас. Они резко вытащили мечи и побежали в нашу сторону, яростно крича: -Все сюда!

Страх не успел запасть в наши души, и мы тут же приготовились драться. Николас убрал лук и оголил меч, встал в стойку защитника, готовый встречать своих врагов. Когда двое добежали, он заслонил меня и стал отбиваться. В то же время я отошла на пару шагов назад и выстрелила одному из них в грудь. Он упал замертво прямо передо мной. Николас тоже окончил схватку, и вот второй лежал в пяти метрах от меня. Подняв их оружие, мы побежали к открытой решетке. К выходу уже бежали еще двое. Я видела как яростно Николас взял на себя обоих, и не давал им приблизиться ко мне. В один миг стражник за его спиной высоко поднял свой меч, готовый вонзить его прямо в грудь, но я его опередила, достала свой меч из ножен и пронзила врага насквозь. В его взгляде читалось удивление, и он медленно упав на колени, склонил голову. Руки мои дрожали. Я никогда ранее не владела мечом, и носила его в ножнах на всякий случай. Я впервые убила кого то своими руками, а не стрелами, и он этого колени мои тряслись. Я опустилась рядом с недавно убитым мужчиной на колени, отпустила рукоятку меча и посмотрела на свои руки, которые не получалось унять от дрожи. На глазах выступили предательские слезы, а голос вовсе пропал. В это время Николас успел повергнуть второго, и повернулся ко мне, чтобы помочь встать и успокоить.

Он схватил меня за руку, насильно поднял и потащил дальше. Ноги у меня были ватные, а в глазах потемнело. Я услышала шаги еще нескольких стражников и потеряла сознание. Лишь перед этим почувствовав, как кто-то взял меня на руки и потащил в сторону.

 

***

Очнувшись, я увидела около себя Николоса, настороженного, с оружием в руке. Справа от меня вальяжно сидели две девушки, увешанные камнями и ярко накрашенные. Я резко отпрянула в сторону. Не став задавать глупых вопросов, я встретилась глазами со своим спасителем. Он кивнул и знаком попросил молчать. Я сглотнула и стала осматриваться по сторонам в поисках зацепки, где мы можем быть. Нас окружали деревянные брусья, похожие на то, из чего были сооружены дома наших захватчиков.

Недалеко от нас послышались голоса. Я пригляделась в отверстие между брусьями и смогла различить окружение. Я сильно удивилась, так как увидела знакомые деревья. Мы находились совсем не там, где я ожидала. Вокруг был лес, наш родной лес. По другую сторону был будто заброшенный лагерь. Вдалеке я смогла рассмотреть идущую к нам толпу людей. Я резко пригнулась и испуганным взглядом кивнула Николасу. Девушки ничуть не испугались и продолжали пялиться на меня. Одна из них вдруг сказала во весь голос: - Ну и чего вы добиваетесь?, - я набросилась на нее, чтобы закрыть ей рот. Она с негодованием вырвалась и стала шуметь еще больше.

В тот же миг одна из окружавших нас стен упала. И мы оказались лицом к лицу с видимо их вожаком. Он был весь разукрашен красной и белой краской. В ушах у него были большие круглые серьги. На шее громоздилась тяжелая цепь, обвешанная костями и зубами.

Он улыбнулся и процедил: - Так-так-так. Кто у нас тут, - другая из девиц стала яростно махать руками и показывать на меня: -  Вот она! Та, которую ты искал. Она еще хотела выдать меня, забери ее! Я не сделала ничего плохого.

Сердце замерло. Я слышала о варварах в наших лесах, крадущих девушек для утехи. Ими часто совершали обмен со стражниками на продукты или вещи.

Я отпустила девушку, которой пыталась заткнуть рот и попятилась назад, шепча про себя: - Нет, пожалуйста, только не в рабство. Вожак мне улыбнулся и также льстиво процедил: - Какое рабство, о чем ты, дорогая? Мне сразу не понравился его взгляд. Он был полон яда.

Николас наконец понял, что мы в беде и попытался атаковать его, но стоящий справа телохранитель ростом под два метра широкий как шкаф одним замахом руки вырубил его, ударив по голове деревянной дубинкой, от чего он упал на землю без чувств.

Глаза мои еще больше наполнились ужасом. Я отчаянно попятилась назад. Руки аборигенов уже потянулись ко мне. Я отчаянно сопротивлялась, но им удалось меня связать. Веревки обжигали кожу, волосы были растрепаны, одежда местами порвана. Я пыталась отбрыкиваться, но мне связали еще и ноги. В тот же миг тот же великан одним движением руки закинул меня за спину на плечо вниз головой и куда-то понес. Кровь наливалась в голову и я почувствовала, как меня начинает тошнить. От того, что я увидела, от того, что испытала, и в страхе от того, что будет дальше. Последнее, что я запомнила перед тем, как мой вгляд потускнел, это довольно потирающего руки вожака, который отдалялся, но в ехидной его улыбке читалось, что мы еще скоро увидимся.



Adeli Ya

Отредактировано: 20.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться