Пленённые любовью

Размер шрифта: - +

Солнце, Земля и Луна

Лиза Сибиренко

"Пленённые любовью"

Глава 11

Солнце, Земля и Луна

 

Мало кто знал, и даже не знали подруги, но больше всего на свете я мечтала побывать на концерте «Арии». Вчера моя мечта почти осуществилась, я побывала на квартирнике, где исполняли известные песни этой замечательной рок-группы. Что уж говорить, я даже ни разу не была на мини-концертах, где выступает небольшое количество музыкантов. Среди таких юных талантов был Серега – друг Сэма и Дюхи, неординарный и одаренный молодой парень. Серега не только умел играть на аккордеоне, но еще отлично справлялся с гитарой и обладал красивым басистым голосом. Его необычный внешний вид хорошо подошел на роль Кипелова, все потому что Серега отрастил волосы длиной до плеч.

Вообще, он хорошо подготовился к концерту. У входа нас встречал кричащий плакат «Квартирник для настоящих арийцев. Вместе мы переживем этот Армагеддон». К девяти часам все музыканты были уже на местах – целый квартет в черных футболках с изображением «Арии». На вид это были взрослые парни восемнадцати-двадцати лет, возможно, кто-то из них уже учился в универе или работал, но это не мешало ребятам собирать такие концерты. У одного черноволосого парня была барабанная установка, и было слышно, что он чувствует ритм и знает толк в игре. Серега держал гитару в руках и исполнял роль вокалиста, справа от Сереги стоял симпатичный блондин с гитарой. Этот блондин показался мне знакомым, возможно, я его видела на дне рождения Сэма. Слева от Сереги стоял темноволосый парень, державший скрипку. Никогда не думала, что услышу её вживую.

Мы с Сэмом пришли сюда далеко не первые. В комнате в 25 квадратных метров собрались не менее тридцати зрителей, со стрижеными головами по последней «моде». Одна девушка, крашенная в розовый цвет, сделала себе прическу ирокез, и теперь она возвышалась над другими присутствующими головами.

Подростки, недавно звеневшие от смеха и болтовни, стали свистеть и аплодировать; вот уже квартет заиграл первые аккорды, зазвучал завораживающий голос вокалиста, исполняющий песню «Воля и разум».

«Всё, во что ты навеки влюблен,

Уничтожит разом

Тыщеглавый убийца-дракон!

Должен быть повержен он!

Сильнее всяких войн

Воля и Разум».

Все присутствующие качали головами в ритм играющей музыке.

- Тебе нравится, – чуть слышно крича, спросил Сэм.

- Конечно, мне нравится, – ответила я, поцеловав Сэма в щеку, и дальше продолжила качать головой.

Внезапно на предпоследнем припеве начались непонятные движения, кто-то начал толкаться и врезаться друг в друга.

- Что это, – прокричала я Сэму.

- Это «слэм».

- Но я думала, так делают на больших концертах.

- Здесь тоже иногда.

В этой непонятной толкучке мне оттоптали ноги, и каким-то образом я оторвалась от Сэма, Дюхи и Алены и оказалась у стены комнаты, где было спокойнее.

- Бред какой-то, – зло пролепетала я, поправляя волосы.

- Что, Лиля, чуть не растоптали крылышки, – прозвучал голос Ильи.

- Еще пара таких внезапных встреч и я начну думать, что ты следишь за нами, – сказала я.

- Скорее слежу за тобой, – улыбнулся Илья.

- Не надоело еще? Отстань от меня! Ты мне не нравишься!

Я снова собралась возвращаться в середину комнаты, но Илья схватил меня за руку и прижал к стене. Его лицо было так близко, что я почувствовала запах алкоголя, исходящий от него; от неожиданной наглости Ильи я не могла пошевелиться. Он смотрел озверевшим взглядом, таким, что бежал мороз по коже. Илья, с осторожностью знающего охотника, приблизился к моему лицу и, когда я поняла, что сейчас произойдет: стоит ему поцеловать меня, стоит коснуться моих губ – и наступит настоящая катастрофа. Не теряя ни секунды, я со всей силы ударила Илью в живот и оттолкнула.

Дальше все было, как в тумане. Я пробивалась сквозь толпу подвыпивших жутких подростков в середину комнаты, где находилась так называемая «сцена». Внутри меня бушевало негодование: «Пусть только придет в школу этот Ильюшка. Я ему устрою! Надо же, эликсира храбрости напился, фу, мерзость!» – меня передернуло от отвращения. Я надеялась, что никто из присутствующих ничего не заметил, а особенно, Сэм. Больше всего на свете мне не хотелось сейчас ссор и разборок, тем более, чтобы Сэм подрался с Ильей.

За все время, пока я стояла в углу комнаты, успела закончиться песня «Воля и разум». Теперь музыканты исполняли другой хит «Арии» - «Беспечный ангел» с более лиричной мелодией и словами.

- Где ты была, – спросил Сэм, когда я подошла к нему.

- Мне мама звонила, – соврала я, немного переживая по этому поводу. Не могла же я рассказать ему правду. Они с Ильей и так не в лучших отношениях. Хотя, я считала Сэма близким человеком, но все равно не могла ему ничего сказать. Остатки неугомонного вечера я провела в скверном настроении, нет, никто этого не заметил – ведь я не подавала виду, но внутри меня все будто упало.

В начале одиннадцатого Сэм провожал меня домой. Огни ночного города сверкали ярче обычного, или мне так казалось, но было в этом мерцании что-то волшебное. Мы шли вдоль эспланады – местной Пермской достопримечательности, разглядывая Драмтеатр с его величественными белыми колоннами.



Елизавета Сибиренко

Отредактировано: 12.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться