Пленница Белого замка

Font size: - +

Обновление от 07.11.2015

Не факелы это были. Солнце, отразившись от шпилей и флюгеров, что в обилии усеивали крыши, запустило в комнату ворох бликов. Они меня и разбудили.

Сон - воспоминание. Почему приснился тот день? Наверное, потому что тогда тень Замка - на - Скале еще не нависла надо мной, а её краешек, который попытался омрачить радость, не воспринимался как нечто страшное. И, наверное, потому, что в те дни я в последний раз была счастлива.

Солнечный зайчик мазнул по виску, заставив зажмуриться. Я перекатилась на край кровати, встала и босиком подошла к окну. Сверкающие шпили действительно напомнили факелы, что в ту ночь освещали сад. Больше никогда я не испытывала такого восторга. Я вообще ничего не испытывала. Ни радости, ни страха, ни боли... Все было тогда в последний раз.

Прежде, чем закрыть ставни, я осмотрелась. Над городом полыхал кровавый закат. Алый, как кровь оленя на моих руках. Отец сдержал слово - охоту состоялась.

 

Адала облачает меня в темно-зеленое платье с широкой юбкой, и принимается укладывать волосы. Осторожно, стараясь не дергать, расчесывает пряди. Я изнываю от нетерпения. Казалось, горничная нарочно делает все очень медленно.

- Скорее! Там, наверное, уже собрались!

- Без вас не уедут, - гребень неторопливо скользил по волосам - И времени хватает.

- Ну, пожалуйста - быстрее!

Посмеиваясь над моим недовольством, Адала вплетает золотистую ленту и, подвернув косы вверх, закрепляет концы на висках.

- Уже?

- Нет. Еще цветы.

Жду, пока два изящных букета из шелка и жемчуга украсят прическу.

- Теперь все. Удачной охоты, маленькая госпожа.

Она всегда называет меня так. Пора положить этому конец.

- Я уже взрослая. Мне - десять лет.

- Прощения просим, - сопроводив слова легким поклоном, Адала выходит.

Но почему мне кажется, что почтительным наклоном головы прячется улыбка?

Тороплюсь я зря. Охотники только-только начинают собираться. Грумы приводят коней. Гнедого Вихря, отцовского мерина, держат чуть в стороне. Хозяин дома сядет в седло последним.

А Кэм... Под братом гарцевал жеребец редкой красной масти. Огненный, как листья рябины осенью.

- Улла, смотри, кого мне отец подарил! Это Неутомимый!

- Если вы будете так его горячить, то ваш Неутомимый не доберется и до ближайшей рощи, - старший грум проводит рукой по взмокшей лошадиной шее.

Кэм смущается, но коня успокаивает.



Лена Кутузова

Edited: 26.06.2016

Add to Library


Complain




Books language: