Пленница дорог

Глава 4

 Глава 4

 Вспоминая, сколько страждущих ушло на тот свет со спокойной душой, благодаря моему присутствию, запоздало почувствовала, что в лицо повеяло свежестью, а впереди забрезжил свет. Огонь затрепетал на сквозняке. Гвардеец остановился и повыше поднял факел.

    - Кажется, мы у выхода, мышка. Придется задуть факелы, мало ли кто там может поджидать,- он ткнул зашипевший факел в землю.- Жди меня здесь. Я разведаю. Если все в порядке, свисну.

   - Хорошо,- признавая правильность решения, загасила факел и, привалившись к стене, осталась ждать гвардейца.

Ожидая Гаролда, задремала. Разбудивший свист был едва слышен.

Чего это он? Выдохся совсем. Тоже мне личная гвардия князя! Задохлик какой-то. Только и дела, что тело красивое.

Подхватившись, стараясь не шуметь, пробиралась к выходу. Отчетливее слышался внешний шум. В лесу, куда вывел подземный тоннель, начиналось утро. Накрапывал теплый, летний дождик, шурша по листве, загнав лесных пернатых певуний в гнезда. Я прижималась к стене и внимательно осматривала выход. Нового знакомого след простыл. Сам смылся и меч мой умыкнул. Я горестно вздохнула, упрекая себя за доверчивость.

Может, не зря его настоятельница магией в кандалы сковала. Сразу видно было нечестный человек. Улыбками заморочил голову и был таков. А я дурочка уши лопухами развесила, понадеялась на честность. Может он и не гвардеец вовсе, а разбойник. Своих же обокрал, с него станется, а те его отмутузили и кинули умирать у обители.

 Оплакивая потерю меча, подарка от наставника, и давая себе слово найти воришку и проучить, по почти обвалившимся ступенькам осторожно выбралась из тоннеля. Огляделась, выход был замаскирован под  небольшой холмик посреди лесной прогалины. Ни дорожки, ни тропки. Меж темных стволов деревьев мелькнула водная гладь.

 Тут же захотелось пить, и дико зачесалась вспотевшая спина. Пройдясь пятерней по волосам, сморщилась, пальцы натыкались на мелкий сор и липкую паутину, с потолка земляного хода на голову и за шиворот сыпалось немало песка.

Пройдя к низкому берегу, пошла вдоль него, выискивая пологий спуск и прислушиваясь к тихим звукам леса. Ноги утопали в мягком мху, с листьев скатывались капли дождя, растекаясь по коже доспеха. Среди высоких лопухов, появился едва заметный спуск к воде. Зверье протоптало себе путь к водопою. Аккуратно спустившись, замерла и огляделась. Ни Гарольда, ни кого другого не видно и не слышно. Скинула мешок с одеждой, радуясь, что взяла сухую на смену, и после дождя будет во что переодеться. Сбросила доспех, помучилась с намокшей рубашкой, липнувшей к телу. Расплела косы и осторожно зашла в теплую воду. Долго плескалась, смывая с волос и тела песок, когда кожа уже скрипела от чистоты, побрела к берегу, радуясь окончанию дождя.

    - А ты ничего, если приодеть,- причмокнул губами наглый гвардеец, разглядывая в упор, разлегшись на прибрежном камне.

 Он видимо сам только вылез из воды. С длинных волос, мокрыми сосульками обрамляющих лицо капало на плечи.

    - Отвернись,- попросила, пытаясь прикрыть ладошками грудь, я схватила рубашку и прижала к себе.

 Надевать мокрое не хотелось. А до сухой одежды не добраться, руки заняты.

    - И не подумаю, – ухмыльнулся Гаролд.- После всего, что между нами было, ты как-то странно себя ведешь.

 Нашел, что вспоминать! Если бы не нужда, то в его сторону не посмотрела бы. Да и что там было? Поцелуи еще ничего, а остальное… так себе развлечение.

    - Ничего не было. Верни клинок и катись на все четыре стороны,- зло прошипела гвардейцу, чувствуя, как тело покрылось гусиной кожей от холода.

    - Не шипи, змейка. Я свое слово держу. Работа у князя тебе будет. Особенно с такой фигурой,- он снова чмокнул губами и нехорошо усмехнулся.

 На что этот дурень чернявый намекает? Как-то подвыпившая сестра Агнес рассказывала о своем прошлом, в котором она развлекалась с разными мужчинами, не отказывая себе ни в чем. Видно, после того, что случилось в каземате, этот прыщ решил, что я такая же. Ярость вскипела, и я в мгновении ока выхватила нож, спрятанный с внутренней стороны бедра на особом креплении. Лезвие воткнулось в сантиметре от головы гвардейца, срезав прядь темных волос.

    - Ты сдурела, Сури! Какого демона ты ножами швыряешься?- дернулся и охнул от боли Гаролд.

    - Это предупреждение. Еще один намек, и я твой болтливый язык пришпилю туда же,- вырвав нож, подхватила мешок и ушла одеваться за кусты, игнорируя возмущенное бормотание гвардейца.

 Одевшись в сухое и теплое, закрепила клинки и, заплетая косу, поднялась от воды и оглянулась. Гвардеец вновь исчез. Я даже вздохнула от облегчения, так мне надоел этот балабол. Грызя сухарик, шла вдоль реки, раздумывая, как быстро дойду до дороги, которую не единожды рисовал Проспер, требуя, чтобы я заучила план спасения наизусть. Как только доберусь до дороги, мне останется три дня пешего пути до Глияса, столицы княжества Риволы.

 Как рассказывали сестры и наставник, наш мир Дар, имел два континента. На том, что крупнее, разбитом на множество княжеств, жили люди. Другой, разделенный на три королевства, был меньше размерами, но с большим количеством магических источников занимали оборотни, драконы и шебитты или «несущие смерть». Последние были особенными существами, помимо человеческой ипостаси, они могли входить в астурс – особое состояние, при котором высвобождался весь имеющийся магический потенциал, дающий невероятные скорость, силу и мощь. Свою империю величали Таймерией, себя называли «сияющими». Яркие и быстрые, как разряды молний, носились они среди вражеских полков, выкашивая воинов десятками. Пользуясь своим преимуществом, шебитты постепенно отвоевали себе почти весь континент, захватив все плодородные земли, загнав драконов в горы, а оборотней в леса.



Светлана Титова

Отредактировано: 25.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться