Пленница некроманта

Размер шрифта: - +

Глава 19

Как ни странно, звуки музыки не прекратились. Я потянулась, потерла глаза и попыталась определить источник звука. Судя по всему, действительно играл орган, точнее, кто-то играл на органе, но играл где-то недалеко. Хотя установить точное расположение чего-либо в Вермиеле представлялось маловозможным – сейчас оно в одном месте, через полчаса в другом…

Я высунулась в окно, ежась под свежими порывами ночного ветра. Короткие пряди волос лезли в лицо, заставляя вспоминать коварный поступок близнецов и злиться. Причем не сомневаюсь, что уж они-то считали оставить меня без волос действительно отличным решением – ну а что, нет волос – нет проблем с прической.

Картина снаружи была идиллическая – небо с редкими облаками, полная луна насыщенного красного цвета, и башенные шпили Вермиела, вздымающиеся на её фоне… И все это под чарующие звуки органной музыки, которые стали слышаться чуть громче. Я опасно наклонилась, пытаясь определить, где именно играл орган и заметила в соседней башне светящееся окно. Кому это там не спится? Ночь на дворе!

Я отправилась в ванную, пытаясь не обращать внимания на музыку. Умываться под звуки органа в свете свечей было весьма… гротескно, что ли. Дрожащие в отражении воды тени распаляли воображение, рисующее зловещие картины позади меня.

Спать мне не хотелось, так что я вернулась в комнату, и стала убираться, складывать разбросанную ранее посуду и сметать локоны. Инспекция сундука принесла приятное открытие – вся моя одежда была на месте! И даже книга бытовых заклинаний лежала так, как я ее и оставила. Ага, паучиха соврала мне из вредности, чтобы побесить. Я быстро переоделась в платье, опасаясь, что оно плод моего воображения и вот-вот исчезнет. К сожалению, в книжке не обнаружилось никаких заклинаний для роста волос, да и вообще для создания каких-либо адекватных причесок. Только заклятие для мытья головы, которое я опробовала один раз и потом месяц не могла избавиться от жира в волосах.

Таинственный музыкант не прекращал извлекать зловещие мелодии из инструмента. В итоге любопытство меня пересилило, и я решила пойти и посмотреть лично, кто мешает людям по ночам спать. К счастью, дверная ручка вернулась на место и Вермиел не препятствовал моему перемещению по замку.

Со свечой в руке я лавировала среди коридоров замка, пока не вышла к изящным резным дверям. Из-за приоткрытой створки лился желтоватый свет свечей. Я на цыпочках подкралась к дверям и заглянула внутрь. Глазам моим открылась невероятная картина.

В конце не очень большого, судя по обстановке, музыкального зала в темных тонах возвышался орган, уставленный свечами, воск от которых стекал прямо по инструменту живописной композицией. На скамейке перед ним сидел мужчина в спутанном белом парике и потертом камзоле старинного фасона, которые не носил никто уже лет триста. Движения музыканта были слегка дерганные, будто ему доставляло невероятное усилие нажимать клавиши и педали инструмента. Я подалась вперед, пытаясь рассмотреть его, и в тот же момент мужчина обернулся… Точнее, повернулась лишь его голова, под таким углом, под которым шея нормального человека давно бы уже хрустнула и сломалась. На меня уставились два горящих внутри глазниц черепа зеленоватых огня. Музыкант, извлекающий столь впечатляющие мелодии из инструмента, был давно и бесповоротно мертв…

Я вскрикнула, пошатнувшись от неожиданности и больно ударившись об створку плечом. Из комнаты послышался знакомый смех… Ах, ну понятно, кто тут развлекается по ночам, оживляя мертвецов и заставляя их плясать, то есть играть, под свою дудку. Потирая ушибленное место, я вошла внутрь музыкальной комнаты.

Некромант полулежал на низкой кушетке, сложив руки на груди. Его темная мантия спадала на пол красивыми складками. Мужчина, смежив глаза, наслаждался музыкой.

Сначала я хотела его окликнуть, интересуясь тем, что здесь творится, но мне стало неловко прерывать игру скелета, который вернул голову в обычное положение, и теперь из под его костяных пальцев вылетала какая-то незатейливая мелодия.

-Присаживайся, полукровка, раз пришла, – лениво проворчал Эрте, не открывая глаза. Свободное место было лишь на стуле возле него – остальная мебель и большинство инструментов были прикрыты чехлами от пыли. Присмотревшись я поняла, что комнатой не пользовались, видимо, очень давно – толстые слои пыли и паутина повсюду не оставляли сомнений.

Я присоединилась к некроманту и несколько минут мы слушали завораживающую игру мертвого музыканта. Музыка была настолько красива, что пару раз я даже шмыгнула носом, не в силах сдержать нахлынувшие чувства. Скелет действительно был мастером своего дела.

-Маркус Эдеус собственной персоной… Прекрасный был композитор, – пояснил некромант, когда скелет закончил играть и встал, чтобы поклониться нам. Как благодарные зрители, мы с некромантом изящно ему похлопали.

-Я слышала о нем… Он был довольно молод, когда … Ну это. Отчего он умер? – спросила я, без разрешения потянувшись к стоящей у диванчика бутылке, в которой еще плескалось на дне вино. В горле пересохло, а бежать на кухню за водой не хотелось. Бокалов рядом тоже не наблюдалось, и я старалась не думать о том, что до меня из нее пил сам хозяин замка, а это все непрямой поцелуй, и вообще… Но пить хотелось сильнее, чем следить за соблюдением приличий.

-Отравили… Вино, – пояснил некромант с некоторой долей ехидства в голосе. Кэрриан соизволил поднять веки и теперь наблюдал за тем, как я пью. Я тут же поперхнулась под его взглядом и в ужасе уставилась на бутылку, из которой я только что допила последние капли. С некроманта станется накачать туда яда для вкуса и так и пить – помнится, свои зелья, даже смертельные, он предпочитал пробовать самому, а этого темного мага вообще никакая зараза не берет. – У тебя новая прическа? Довольно оригинально. Хотя, несколько… лохмато.



Мила Моконова

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться