Пленница ночи

Размер шрифта: - +

Глава 8

- Расскажи, как у тебя дела? Что-нибудь произошло со времени последней нашей встречи?
Напротив меня сидит молодая мулатка с длинными тёмными волосами, завязанными в конский хвост. На коленях у неё лежит большой блокнот, в который она собирается что-то записывать. Мне всегда было интересно, что именно она записывает. Но за всё время, пока она является моим психотерапевтом, девушка ни разу не показывала свои записи. Как ни странно, но мне нравится посещать её. Каждый раз, выходя из кабинета Луизы, я чувствую небывалую уверенность в себе, лёгкость и желание жить. 
- Произошло много всего. На самом деле, я даже не знаю, с чего начать.
- Попробуй мысленно выстроить цепочку всех событий, - улыбается и поправляет свои элегантные очки.
Прокручиваю в голове каждый день последней недели и начинаю свой длинный рассказ: о результатах электроэнцефалографии; желании Тамары Степановны помочь мне с отменной опекунства; о ссоре с бабушкой и поисках нового жилья; о Жанне и Сергее; о Косте и его участии в программе обмена студентами.
- Правильно ли я поняла: тебя расстроило, что Костя собирается уехать?
- Да. Я знаю, что это глупо и эгоистично, но он единственный, кто помогал мне справиться с потерей родителей. Не считая тебя, конечно, - решаю уточнить, чтобы не обидеть Луизу. 
- Мне понятны твои чувства. Все нуждаются в человеке, который будет для них опорой, на которого можно положиться и не бояться, что он оставит тебя наедине с собой. Конечно, когда есть такой человек, его очень трудно отпустить. Поэтому твои эмоции логичны и совершенно понятны.
Её голос настолько нежный и приятный на слух, что всегда успокаивает меня. Она без особого труда может ввести кого угодно в транс. 
- Что ты почувствовала в тот момент, когда Костя сообщил тебе эту новость?
Задумываюсь над её вопросом.
- Сначала я удивилась, потом почувствовала обиду за то, что он не рассказал мне сразу, а потом…страх и одиночество.
- Тебя испугало то, что ты можешь его потерять?
- Да.
- И что же было дальше?
- Я пошла на крышу, любовалась видом, а потом увидела человека на крыше соседнего дома. Тогда у меня появилось ощущение, что я не одинока. 
- Что было дальше?
- Некоторое время мы просто смотрели друг на друга, а потом он ушел.
- Ты видела его раньше?
- Да, до этого я видела его из окна. Он кое-что совершил, и теперь у меня это не выходит из головы. 
- Что же он сделал?
Вспоминаю события того вечера и пересказываю всё Луизе. Она внимательно слушает и делает пометки в своём блокноте. 
- После того случая ты почувствовала какие-либо изменения? Может, ухудшился сон или появилась рассеянность?
- Я не могу перестать думать о том человеке. Мне всё время кажется, что вижу его в каждом прохожем. И я действительно стала меньше спать.
- Тебе снятся кошмары или ты подолгу не можешь заснуть?
- Долго не могу заснуть.
- Ты перестала принимать таблетки? – внимательно смотрит на меня.
Тяжело вздыхаю и виновато смотрю на своего психотерапевта. Я ненавижу таблетки, и даже то, что они помогают мне заснуть, не меняют этого факта. 
- Они закончились, и я не купила новые, - оправдываюсь.
- Тебе нужно снова начать их принимать, иначе могут возникнуть проблемы, и вряд ли это поможет выиграть суд.
Одно упоминание о суде заставляет меня подальше засунуть свою нелюбовь к таблеткам. Ради того чтобы избавиться от бабушкиной опеки, я готова проглотить любую гадость, которую мне подсунут.
Спустя полчаса я покидаю кабинет психотерапевта. Спускаюсь на первый этаж и выхожу из здания. Чувствую вибрацию телефона и достаю его из кармана. Это Костя.
- Привет, - отвечаю на его звонок.
- Привет. Ты дома?
- Пока нет, но скоро буду. А что?
- Подъеду где-то минут через двадцать, привезу картины.
- Артур уже сделал? Так быстро?
- Да, было немного заказов, так что…
- Здорово. Тогда жду тебя.
- Ок, - коротко отвечает и отключается.
Смотрю на экран телефона – на часах шесть вечера. Мне не терпится увидеть картины.  Думаю, они будут прекрасны. Надеюсь, Ангелине они тоже очень понравятся. 
Прокручивая в голове разговор с Луизой, задумываюсь о суде. А если комиссия не согласится с тем, что у меня нет никаких отклонений? Вдруг они решат в пользу бабушки, и она всё равно останется моим опекуном? Нужно позвонить Тамаре Степановне и узнать, есть ли какие-нибудь новости.
Достаю телефон и ищу номер своего врача в списке контактов. Найдя, нажимаю кнопку вызова и жду, когда мне ответят. После третьего гудка собираюсь завершить звонок, но не успеваю отключиться.
- Здравствуй, Сашенька, - отвечает мой врач.
- Здравствуйте, Тамара Степановна. Вы заняты? Я только хотела спросить, как обстоят дела с судом.
- Я подала заявление. Теперь остается только ждать.
- Спасибо большое. Надеюсь, всё получится.
Заканчиваю разговор с Тамарой Степановной, только когда подхожу к остановке. Мне всегда нравилась эта милая и добрая женщина: очень напоминает мою вторую бабушку (по маминой линии). Она была такой же добродушной, отзывчивой и искренней со всеми. 
Всё время, пока я еду домой, на повторе играет песня «WhenI'mSmall» группы Phantogram. Я услышала её этой ночью, и она мне сразу понравилась. Я люблю спокойную музыку, которая помогает отвлечься от бытовых проблем и отпустить свои мысли в полёт. 
Когда подхожу к подъезду, замечаю, как во двор заезжает Костя на машине отца. Останавливаюсь перед входом и дожидаюсь, пока он припаркуется. Странно, но после беседы с психотерапевтом я совершенно спокойна по отношению к Косте. Даже слишком спокойна. Я не чувствую того, что чувствовала раньше при встрече с ним. Наверное, я смирилась с его отъездом, и это повлияло на мои чувства.
- Привет, - выходит из машины и улыбается мне.
Делаю несколько шагов навстречу Косте и целую его в щёку.
- Артур сделал картины немного больше, чем ты заказывала, - предупреждает меня.
Обходит машину и открывает багажник. Вижу, что задние сидения сложены, и всё свободное пространство занимают картины.
- Немного? Да они огромные, - смеюсь.
- Еще скажи, что ты не рада, - смотрит на меня с ухмылкой.
- Ты же знаешь, - дарю ему улыбку, - тебе помочь?
- Не надо, они нетяжелые.
Костя аккуратно берет одну картину и достает её из багажника. Спешу к подъезду, чтобы открыть и придержать дверь. Сегодня приходится изменить своим правилам и воспользоваться лифтом, чтобы подняться на нужный этаж.
Достаю из рюкзака ключи от квартиры и, открыв дверь, пропускаю Костю вперёд. В прихожей нас встречает Ангелина и обменивается с Костей приветствиями.
- Картины сделали немного больше, чем я просила, - делаю вид, что мне неловко, хотя внутри всё ликует.
- Мне не терпится их увидеть, - потирает руки Ангелина.
- Вы будете в восторге, - подмигивает Костя и аккуратно ставит картину под стеной. 
Возвращаемся к машине за вторым полотном и через несколько минут мы уже снова в квартире. За всё это время мы с Костей не проронили ни слова. 
Одна картина значительно отличается размерами от другой. Я подозреваю, что та, которая больше, – для моей комнаты. Оба полотна завёрнуты в бумагу, поэтому мы не можем увидеть их. 
- Снимайте скорее бумагу, - не скрывает своего нетерпения Ангелина. 
Становлюсь рядом с ней и наблюдаю, как Костя разворачивает картины. Плавные и аккуратные движения – и вот нашему взору открывается снимок розового заката. Перевожу взгляд на Ангелину и по её глазам вижу, что ей очень нравится. 
- Какая красота, - полушёпотом произносит девушка и подходит к картине, чтобы рассмотреть её поближе.
- Помочь повесить? – спрашивает у неё Костя.
- Я самостоятельная девушка, - гордо поднимает голову, - просто занеси её в мою комнату.
Открывает перед ним дверь в свою спальню и указывает, где поставить. Подхожу ко второй картине и начинаю освобождать её от бумаги. Внутри теплится чувство, как будто мне подарили то, о чём я очень давно мечтала. Разрываю пергамент и смотрю на полотно. Передо мной яркое и насыщенное фото ночного города. Я даже не могла представить, что это будет насколько красиво. Одно дело видеть это наяву или на экране монитора, но совсем другое – когда это напечатано в таком большом размере.
- Я передумала, - говорит Ангелина у меня за спиной, - меняемся.
Костя начинает смеяться.
- Сколько я должна за картины? – спрашивает Ангелина у него.
- Нисколько, - улыбается он, - уже всё оплачено.
Ангелина переводит на меня взгляд и смотрит с подозрением.
- Это не я, - отвечаю на её немой вопрос и смотрю на Костю.
Он подмигивает и, сделав шаг ко мне, притягивает меня к себе, нежно целует в лоб и шепчет мне на ухо:
- Это мой подарок на прощание.
Обхватываю его за талию и утыкаюсь носом в шею.
- Спасибо, - оставляю поцелуй на щеке и отстраняюсь.
- Ну, раз со всем разобрались, то я пойду готовить ужин, - говорит Ангелина и направляется в сторону кухни, - не хочешь с нами поужинать? – спрашивает у Кости, прежде чем завернуть за угол.
- Нет, спасибо. У меня ещё есть кое-какие дела.
Остаёмся с ним наедине.
- Тебе помочь повесить? – спрашивает, указывая рукой на картину.
- Да.
Через пять минут прямо напротив моей кровати красуется огромный снимок ночного города. 
- Хорошо вписалось, - замечает Костя.
- Согласна, - не могу перестать любоваться картиной.
Повисает неловкая тишина. Вижу, что Костя хочет что-то сказать или же ждёт чего-то от меня, поэтому решаю заговорить первая.
- Уже купил билет на самолет?
- Да, - поднимает на меня взгляд.
- Послезавтра?
Кивает.
- В 14:30.
- Я поеду с тобой в аэропорт, - выдавливаю улыбку.
Делает шаг ко мне и обнимает. 
Не знаю, сколько времени мы так стоим, но отстраниться нас заставляет звонок Костиного телефона.
- Это мама. Мне надо ехать.
- Хорошо.
Провожаю его до двери и целую на прощание в губы. Как только закрываю за ним дверь, на меня сразу же накатывает тоска. 
После ужина с Ангелиной она просит меня помочь ей повесить картину в её спальне. До сегодняшнего дня я еще ни разу не была в её комнате. 
Вся комната выполнена в белых и персиковых тонах, поэтому нежно-розовый закат на полотне отлично вписывается в общую цветовую гамму. Большая кровать, трюмо, шкаф и комод – всё белого цвета. Комната очень красивая, уютная и поистине женская. 
Замечаю на комоде фотографии в рамке. На некоторых снимках Ангелина с какой-то девушкой. Подозреваю, что с сестрой. Судя по фото, они были очень дружны, но их что-то заставило прекратить общение.
- Где лучше повесить? – спрашивает у меня Ангелина, отвлекая от фотографий. – Над кроватью или над комодом? 
- Мне кажется, что над кроватью будет хорошо смотреться.
- Тогда иди сюда с молотком.
Один гвоздь в стене – фотоснимок повешен, и мы обе любуемся новым элементом интерьера.
- У нас осталась ещё одна комната без картины, - говорит Ангелина.
- Намёк понят, - смеюсь.
Подхожу к двери и решаю спросить:
- Это ты Косте сказала другие размеры?
Загадочно улыбается и кивает в знак согласия. Дарю ей в ответ улыбку.
- Спокойной ночи, - говорю, прежде чем выйти из комнаты.
Захожу в свою спальню и падаю на кровать. Когда смотрю на стену перед собой, не могу сдержать улыбку. Мне действительно подарили то, о чём я давно мечтала. 
 



Кэтрин Коин

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться