Пленница ночи

Размер шрифта: - +

Глава 11

- Уже выучили какой-нибудь танец? – спрашиваю у сестры, увидев на спинке стула чёрный купальник для танцев.
- Да! – она явно рада, что я задала этот вопрос. – Мы будем выступать на новогоднем утреннике. Ты же придёшь?
Смотрит на меня с надеждой, и я неосознанно киваю в знак согласия. Конечно, я приду на праздник сестры, несмотря на то, что ненавижу Новый год и всё связанное с ним.
- Покажи, чему вас учат, – прошу Таню и устраиваюсь поудобнее на полу.
Недолго думая, она становится передо мной в стойку: выпрямляет спину и ставит ноги в правильное положение.
- Мне нужна музыка, – вспоминает сестра.
Достаю из кармана телефон и думаю, какая аудиозапись больше подойдёт в данном случае. Первое, что приходит на ум, – это ремикс песни «Secret» группы The Pierces. Как только из динамика доносятся первые звуки, Таня начинает танцевать. Плавные и продуманные движения – кажется, будто она погружается в транс и отдаёт всю себя танцу. Должна признать: сестра отлично двигается. Возможно, если она продолжит и дальше заниматься, то в будущем сможет многого добиться.
- Когда несколько человек одновременно танцуют, то выглядит лучше, – говорит Таня, закончив танцевать.
- У тебя и в одиночку очень хорошо получается. Ты умничка, – решаю похвалить сестру.
Смущённо улыбается, берёт альбом для рисования и садится рядом со мной на пол.
- Тебе нравится танцевать? – спрашиваю у неё.
- Очень! Мария Антоновна хочет выбрать лучших и больше с ними заниматься. Сказала, что я её любимая ученица.
Глажу Таню по голове и даю совет:
- Тогда не бросай это. Может быть, это твоё призвание, – улыбаюсь.
Согласно кивает и с силой обнимает меня за талию.
У меня есть несколько свободных часов, и я решила провести их с сестрой. Но к семи мне нужно быть в магазине, если хочу получить работу. Надеюсь, получится обо всём договориться с начальницей, потому что это идеальный вариант для меня: ночная смена, хорошая зарплата и недалеко от дома.
Разворачиваю альбом для рисования, пока сестра уходит набрать воды. Я всегда любила рисовать, да и у Тани тоже есть к этому тяга, но обычно она просит меня нарисовать что-либо за неё. Рассматриваю рисунки в альбоме: половина из них – мои. В основном это ночь в чёрно-голубых тонах, луна, ночной вид города. Если бы Луиза увидела мои рисунки, в большинстве выполненные в чёрных цветах, наверняка усомнилась бы в моём душевном состоянии. Улыбаюсь от этой мысли. 
Первое время, когда я только стала ходить на приёмы к своему психотерапевту, она мне очень помогла. С каждым сеансом я ощущала себя всё лучше, и постепенно состояние, можно сказать, нормализовалось. Конечно, я всё ещё не избавилась от кошмаров, мучающих меня при длительном сне, но в остальном нет каких-либо психических расстройств и отклонений.
Таня возвращается в комнату с полной пол-литровой банкой воды и садится напротив меня. 
- Что будем рисовать? – спрашиваю у неё.
Задумывается над вопросом и закусывает губу. Переводит взгляд на меня и отвечает:
- Давай сову!
Улыбаюсь сестре и касаюсь рукой кулона, висящего на моей шее. Почему-то вспоминается мультик «Братец медвежонок» и тема тотемных животных. Может, сова – это мой тотем? Сдерживаюсь, чтобы не засмеяться от собственных мыслей. 
- Тогда сначала нужно нарисовать карандашом, – объясняю сестре.
Протягивает мне ластик и хорошо заточенный карандаш. Мысленно представляю себе конечный результат рисунка и делаю набросок.
- Вот здесь можешь начать рисовать красками луну, небо и звёзды, – указываю на правую сторону листа.
Таня садится ближе ко мне и хватает кисточку. Макает её в воду, а затем в синюю краску. Медленно и лёгкими мазками проводит линию вокруг того места, где вскоре будет луна. Постепенно зарисовывает всю отведённую ей часть синей краской и приступает к прорисовке следующего элемента.
Мне требуется немало времени, чтобы идеально изобразить сову. После того как рисунок карандашом закончен, беру тонкую кисточку и обвожу все линии чёрной краской. Глаза птицы решаю сделать голубыми вместо привычных жёлтых, а оперение оставить белым.
- Так красиво, – говорит Таня, посмотрев на мою часть рисунка.
- У тебя тоже хорошо получается. Нарисуй здесь ещё деревья, – указываю на край листа.
Сестра закатывает рукава кофты и сосредоточенно начинает выводить линии, похожие на ветки деревьев. Невольно в глаза бросаются синяки на её руках.
- Таня, это что такое? – беру её за руку.
Она тут же опускает рукава и отводит взгляд.
- Ударилась, – отвечает еле слышно.
- Ударилась или ударили?
Если кто-то посмел ударить мою сестру, то лучше ему не попадаться мне на глаза. Когда слышу неуверенное «ударилась», то сразу же встаю и выхожу из комнаты. Такие синяки появились, только если Таню с силой держали за руку, а это мог сделать лишь один человек.
Захожу на кухню и застаю бабушку за просмотром какой-то передачи.
- Почему у Тани вся рука в синяках? – даже не пытаюсь скрыть свой гнев и говорю на повышенных тонах.
Отмахивается от меня и продолжает пристально смотреть в телевизор. Не выдерживаю и нажимаю на кнопку, чтобы выключить зомбо-ящик.
- Александра! – кричит она.
- Откуда у Тани синяки? – повторяю свой вопрос, акцентируя внимание на каждом слове.
- Наверное, в школе с кем-нибудь подралась. Отойди от телевизора.
- Ты видела вообще её руки?!
- Видела, – берёт пульт и включает телевизор.
- Тебе что, совсем наплевать на внучку?! – меня раздражает её спокойствие.
- Как ты можешь такое говорить? Хочешь сказать, что я плохая бабушка? Я что, мало для тебя сделала? Какая же ты неблагодарная!
- Сейчас не во мне дело, а в Тане! Меня беспокоит, что она в синяках, а тебе как будто всё равно.
- Мы сами с этим разберёмся, – задирает подбородок и переводит взгляд обратно на телевизор, давая мне понять, что разговор закончен. 
Понимаю, что бесполезно продолжать эту беседу, поэтому возвращаюсь обратно в комнату. За время моего отсутствия Таня уже почти закончила рисунок, и выглядит он прекрасно.
- Танюш, если тебя кто-то обижает, скажи мне. Не бойся.
- Всё в порядке, не переживай, – произносит виноватым голосочком.
- Я не могу не переживать за тебя, – приседаю на корточки перед ней. – Мне нужно идти. Если тебя будут обижать, пожалуйста, сразу позвони мне. Хорошо?
Кивает и тянется ко мне, чтобы обнять. Целую её в макушку и поглаживаю по спине.
Прощаюсь с сестрой и, прежде чем уйти, захожу на кухню. Телевизор уже переключён на музыкальный канал, а бабушка занята приготовлением ужина. 
- Извини, – произношу я.
- Всё нормально, – отмахивается. – Ты права: я плохая бабушка.
Стирает со щеки медленно стекающую слезинку. Чувствую себя ужасным человеком. 
- Я этого не говорила.
- Я желаю вам с Танечкой только добра, – её голос дрожит.
Во мне вдруг проснулось непреодолимое желание обнять и успокоить бабушку. Я просто не могу стоять и смотреть, как она плачет. Подхожу к ней и обнимаю. Она практически сразу успокаивается и проводит ладонью по моим волосам.
- Ты уже собралась уходить? А как же ужин? – в её голосе появляется то беспокойство, которого я добивалась по отношению к Тане. 
Отстраняюсь и отхожу на несколько шагов в сторону выхода.
- Уже некогда, мне нужно идти.
- Хотя бы на пять минут задержись, я тебя покормлю.
- Не переживай, я покушаю дома.
- От Сашка! Вся в отца пошла! Его тоже за стол невозможно было усадить.
Воспоминание об отце больно кольнуло, но я выдавливаю улыбку и оставляю её слова без комментария. Прощаюсь и прошу закрыть за мной дверь.
Выйдя из подъезда, достаю из кармана телефон и смотрю на время. У меня ещё осталось полтора часа – успею заскочить домой перед тем, как идти на работу. 
Как только я захожу в квартиру, меня сразу же встречает Ангелина и зовёт за стол. Сбрасываю ботинки, снимаю куртку и иду в ванную, чтобы помыть руки. С кухни доносятся приятные ароматы и энергичная музыка.
Во время ужина Ангелина рассказывает весёлые ситуации, происходящие у неё на работе. В основном они связаны с коллегой, который подарил ей букет роз. Моё воображение нарисовало мужчину щуплым неуклюжим очкариком, и я поняла, почему Ангелина не воспринимает его всерьёз.
- Ну а как у тебя дела? Костя ещё не звонил?
- Нет, хотя он уже давно должен был прилететь, – вожу вилкой по картофельному пюре.
Упоминание о Косте отбило аппетит. Весь день я старалась не думать о том, что он мне так и не сообщил о прилёте, хоть и обещал. 
- Позвони его родителям, они-то должны знать, как он добрался.
- Они, наверное, ещё на работе. Позже позвоню и узнаю.
Доедаю свой ужин и смотрю на часы. Время пролетело незаметно, и через пятнадцать минут мне нужно быть уже в магазине. Благодарю Ангелину за ужин и как можно быстрее покидаю квартиру. 
Из-за гололёда у меня уходит почти десять минут на то, чтобы дойти до цветочного магазинчика. Он расположен на первом этаже многоэтажки. Большая и яркая вывеска с названием «Розита» привлекает внимание. Поднимаюсь по ступенькам и подхожу к двери. В глаза бросается табличка с надписью «Круглосуточно». Интересно, много ли покупателей приходит ночью? Вряд ли. Скорее всего, я буду выполнять больше функцию охранника, чем продавца. 
Вместе с открытием двери над головой звенит колокольчик. Это сразу же привлекает внимание, и ко мне навстречу спешит молодая девушка.
- Здравствуйте, Вам нужен букетик? – улыбается.
- Здравствуйте. Нет, я по поводу работы.
- Вы Александра?
- Да.
- Вера, – протягивает руку.
- Очень приятно, – улыбаюсь ей и отвечаю на рукопожатие. 
- Роза Михайловна! Насчёт работы пришли, – кричит Вера.
Из соседнего зала сразу же выходит блондинка средних лет. Обменивается со мной приветствием и просит пройти за ней. Следующие полчаса Роза Михайловна проводит небольшой экскурс по магазину и рассказывает, в чём заключается моя работа.
- Испытательный срок – две недели. Первое время будешь работать вместе с Верочкой. Она тебя всему научит.
Встречаюсь взглядом с Верой и вижу дружелюбную улыбку.
- Давай подпишем договор, и можешь приступать к работе, – продолжает хозяйка магазина.
Спустя десять минут все формальности улажены. Роза Михайловна передает эстафету Вере и уезжает домой.
- Здесь написаны все цены, – девушка даёт мне тетрадь, – а здесь – тревожная кнопка, – указывает на небольшую красную кнопочку под столом. – Охрана приезжает в течение нескольких минут.
- Надеюсь, это мне никогда не понадобится, – вырывается нервный смешок.
- Я тоже надеюсь, – улыбается.
Несмотря на то, что мы с Верой примерно одного возраста, между нами чувствуется неловкость. Но я уверена: со временем мы привыкнем друг к другу. Во всяком случае, это не гипермаркет с кучей народа. Здесь некому меня подставлять, да и работа более приятная.
Вера ненадолго уходит в соседний зал, и я остаюсь совершенно одна, только играющая по радио музыка хоть как-то разряжает обстановку. Обвожу взглядом помещение магазина и глубоко вдыхаю необычную смесь запахов различных видов цветов. Надеюсь, со временем у меня не атрофируется обоняние.
Сажусь на стул возле кассы и достаю телефон. Думаю, родители Кости уже должны приехать с работы, поэтому нахожу номер Анастасии Владимировны и нажимаю кнопку вызова. Звучит несколько длинных гудков, прежде чем она отвечает. После приветствия сразу же задаю волнующий меня вопрос:
- Анастасия Владимировна, Вы говорили с Костей?
- Да, Сашенька, он удачно долетел, всё хорошо. 
- Он обещал мне позвонить, но так и не сделал этого…
- У него, наверное, денег нет на счёте, чтобы позвонить. Устроится и позвонит. Я сама переживаю. 
Не сдерживаю тяжелый вздох.
- Не переживайте, всё будет хорошо, – решаю поддержать её.
- Да. Ты тоже не беспокойся, он позвонит.
Замечаю, как к двери магазина подходит парень.
- Хорошо. Анастасия Владимировна, мне нужно идти.
Прощаюсь с ней и завершаю звонок. Колокольчик над дверью оповещает о первом покупателе. Встречаю его с улыбкой и принимаю заказ на комбинированный букет из розовых орхидей и красных роз. Вера стоит рядом, даёт некоторые советы, но не вмешивается, предоставив мне возможность самой обслужить своего первого клиента. Сложив цветы вместе, обматываю их плёнкой и ленточкой в тон лепесткам орхидеи. Довольный результатом, покупатель расплачивается за букет крупной купюрой.
- Сдачи не надо, – улыбается мне, и я едва успеваю его поблагодарить, прежде чем он выходит из магазина.
- Хорошая работа, – хвалит Вера.
Дарю ей в ответ улыбку. Мне уже нравится моя работа. Не только из-за таких щедрых покупателей, но и за возможность проявить свою творческую натуру. Кажется, жизнь налаживается.
 



Кэтрин Коин

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться