Пленница проклятого демона

Размер шрифта: - +

Глава 16

У Тени был такой вид, словно он хотел прибить Эреба его же собственной маской.

– Что-то мне подсказывает, что глава Триумвирата так бы не поступил, – пробормотал Конте. – Он бы просто приказал Тени перерезать мне горло.

– О, я ещё прикажу! – расхохотался Эреб. – Но, пожалуй, чуть позже. Я слишком наслаждаюсь моментом.

Мы с Вепрем переглянулись. Конте бросил быстрый взгляд на Вепря, потом на меня. Нам не уйти. Их слишком много, и они слишком сильны. У Конте, конечно же, найдётся порция вербены для четверых демонов, стоящих в дверях, – но этого недостаточно. Когда дело дойдёт до драки, мы погибнем. Все трое.

А потом на лице Конте появилась улыбка. Медленная, спокойная, уверенная. И моё сердце подпрыгнуло.

– Я рос в Подземье, – светски заметил он. – Ни разу не видел солнце. Представляешь, как я был ошеломлён, когда оказался здесь? Первые дни я ходил хмельной от счастья.

Эреб непонимающе уставился на него, словно с ним заговорил призрак. Глаза Тени сощурились.

– Но в залах Подземья царит свет, – Конте кивнул на люстру. – Мириады огней… они светят так ярко и прекрасно, но под этими огнями лишь интригуют и убивают. Как печально, что здесь, в мире людей, всё повторяется.

Он развёл руками:

– Пришла пора внести некоторые перемены, не находите?

– Не смей! – успел крикнуть Тень, но поздно. Конте перекувырнулся, оттолкнулся от перил, выхватывая меч, – и перепрыгнул на люстру в невозможном, невероятном прыжке.

И ударом неимоверной силы рассёк цепь, крепящую люстру к потолку. Чёрные крылья взлетели за плечами Конте, бросая огромную тень по всему залу, – и гигантская люстра закачалась, готовая упасть.

Тень метнулся к Эребу, но не успел. Люстра рухнула прямо на демона, погребая его под собой. Эреб забарахтался, опрокинутый на кровать, – и Конте воспользовался моментом. Миг – и лезвие его меча оказалось прижатым к горлу Эреба.

– Мои люди уйдут прямо сейчас, или в Триумвирате станет на одну маску меньше, – холодно произнёс Конте. Крылья за его спиной исчезли. – Ты можешь отдать своего хозяина на корм воронью, но оставшиеся маски уничтожат тебя за предательство, не так ли? Даже если будут втайне тебе аплодировать. Избавиться от надоевшего конкурента чужими руками всегда приятно, но ты призван защищать Триумвират, приятель. И выбора у тебя нет. Отпусти Вепря и Закладку – сейчас. У тебя две минуты.

– Ты наивный идиот, если считаешь, что… – начал Тень.

Лезвие в руке Конте нажало сильнее. На шее Эреба появилась кровь, и он тихо, тоненько застонал. Халат распахнулся, и все увидели, как по роскошным шароварам растекается мокрое пятно.

– Одна минута, – спокойно констатировал Конте. – Потом мы с тобой и с этим демоном остаёмся втроём, ты провожаешь меня за ворота, а я оставляю тебе твоего нанимателя в целости и сохранности, как бы противно мне ни было. Итак, ты признаёшь своё поражение или поиграем в гляделки у свежего трупа?

– Послушай его, – просипел Эреб. – Тень, сделай… как хочет он.

Тень сделал один-единственный жест.

– Убирайтесь. Все вы. Оставьте арбалетчиков в конце коридора на случай, если те двое соберутся атаковать.

Демоны молча исчезли, все до единого. Никто даже не попробовал возражать. Никто не издал ни звука.

Мы остались впятером.

Наступило молчание. Тень странно смотрел на Конте.

– Твои предки-демоны тобой бы гордились, – наконец произнёс он.

– Зато я ими не горжусь, – с горечью произнёс Конте.

Из горла Тени вырвалось шипение.

– Ты из древнейшего рода, который был опозорен людьми, – холодно произнёс он. – Мерзавца, подобного тому, каким был твой отец, ещё надо поискать. Жаль, я не смог отрезать ему голову собственноручно.

Взгляд Конте упал на катану.

– Эта катана, – хрипло сказал Конте, – была моей семейной реликвией. Откуда она у тебя?

Глаза Тени сузились.

– Я вырвался из грязи и заставил даже демонов считаться с собой, – с тихой угрозой произнёс он. – А вот ты лишился всего. Должно быть, ты хочешь получить эту катану назад? Такое драгоценное воспоминание… о младшем брате? О да, я знаю о твоей семье, Конте Мореро, потому что твой отец причинил немало горя моей. И я не успокоюсь, пока не отомщу.

– У тебя был младший брат, – выдохнула я. – Конте, ты никогда не говорил мне!

– В другой жизни, – глухо сказал Конте. – И я так и не узнал, что с ним сталось.

Тень медленно потянул из ножен катану. Глаза Конте расширились.

– Понимаю, почему ты никому не рассказывал о нём, – с насмешкой произнёс Тень. – Я помню минуту, когда он перестал дышать. Жалкий хнычущий мальчишка, цепляющийся за остатки своей человечности. Убить его было жестом милосердия.



Ольга Силаева

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться