Пленница проклятого демона

Размер шрифта: - +

Глава 35

Мир померк.

Конте был жив – но он был всё равно что мёртв. Единственный законный потомок императорского рода, кроме самого императора Адриана, да ещё и полукровка… Церон никогда его не выпустит. Наоборот, отрубит Конте голову с особенным удовольствием.

Конте стоял между четверых стражей, пошатываясь и явно едва держась на ногах. Его руки были связаны сзади, а у горла один из стражников твёрдой рукой держал изогнутый острый меч. Здоровенная ссадина на виске и синяк на подбородке – самое малое, что с ним сделали. Исчезла знакомая куртка, рубаха была разодрана, и под бурыми пятнами крови на животе светлели повязки. Конечно же, Церон хотел оставить ценного пленника живым – пока не настанет время его казнить, торжественно и с помпой.

Конте увидел меня, и на бледном лице проступила улыбка:

– Привет, Закладка. Чертовски плохо здесь кормят, а?

– Ужасно, – в тон ему отозвалась я. – А по портному и вовсе плачет виселица.

Конте ухмыльнулся:

– Ну, по тебе не сказал бы.

– Довольно, – прервал его Гирен. – Тень, должен признать, твой план оказался блестящим.

Тень поднял бровь:

– Мой план? Конте Мореро поймали вы.

– Накануне рейда на убежище, помнишь? Ты предложил устроить облаву на целителей и дать им знать, что если они попытаются укрыть хоть одного охотника, пощады не будет.

– Припоминаю что-то в этом роде, – холодно произнёс Тень. – Правда, тогда я думал, что мы с Конте Мореро встретимся в бою, и целитель ему уже не понадобится. Так вы поймали его только потому, что он был ранен?

– А ты как думаешь? – Конте сплюнул, не обращая внимание на меч у горла. – Если бы я хоть сколько-нибудь держался на ногах, ты бы уже валялся в своей спальне с перерезанным горлом, благо теперь я знаю, где она.

– Поверить не могу, что этот грязный наёмник – внук императора, – брезгливо произнесла Венде.

Конте изобразил намёк на иронический поклон.

– Знаю, вы все ужасно мне завидуете, – легко произнёс он. – Но, может быть, признаем, что это – досадное недоразумение, и я просто зашёл не в ту дверь? Знаете, если бы я был внуком императора, уверен, в детстве мне бы хотя бы намекнули.

– Ваша мать изо всех сил оберегала вас двоих, очевидно, чтобы вы не набрались ненужных идей, – бросил Тень. – Впрочем, судя по твоей туповатой физиономии, она могла бы и не трудиться.

– Судя по твоей туповатой физиономии, готов поверить, твоя даже не старалась, – отпарировал Конте.

По губам Церона скользнула усмешка. Венде смерила Конте ледяным взглядом:

– Я предлагаю казнить его на ближайшей церемонии. Пусть все охотники увидят, что каждый, кто выступит против нас, обречён.

– Многовато для тебя, Венде, – хмыкнул Гирен. – Хочешь, чтобы на твоём вступлении в должность казнили последнего из внуков императора и принесли в жертву его девчонку?

– А почему нет? Разве я это не заслужила?

Я невольно перевела взгляд на Церона. Из всего Триумвирата он единственный был скромно одет в чёрное. Но это лишь придавало ему более угрожающий вид.

– Я думаю, мы все сойдёмся в одном, – негромко проговорил он. – Конте Мореро должен умереть. Но вот как, когда и через что я заставлю его пройти перед казнью… Это куда интереснее, правда?

Он бросил взгляд на Тень. Тот стоял абсолютно неподвижно.

Церон усмехнулся и перевёл взгляд на меня:

– Подойди.

Конте дёрнулся.

– Отрубите ему палец, если она ослушается, – не меняя тона, произнёс Церон.

Я похолодела: в руке одного из стражников появился острый нож. Словно кто-то толкнул меня в спину, я быстро подошла к Церону.

– Пытайте сколько влезет: ни я, ни Закладка не выдадим вам наших людей, – презрительно бросил Конте. – Может, вы и перекупили Альберта, которого я знал двенадцать лет, – не знаю уж, чем вы ему угрожали и что посулили. Но вы можете резать нас друг у друга на глазах: своих мы не выдадим.

– Конте, – прошептала я. – Сейчас не время.

– Совершенно верно, – кивнул Церон. – Думаю, безымянный палец на левой руке ему больше не понадобится.

– Пока не отрубайте, – холодно вмешался Тень. – Я всё ещё хочу увидеть его в бою.

Церон с усмешкой кивнул:

– Хорошо. Просто полосните по ногтю как следует.

Забыв о Цероне, я кинулась к охранникам:

– Не смейте!

Поздно. Сверкнул нож, и Конте зашёлся криком, падая на одно колено. Мигом позже двое охранников заступили мне дорогу.



Ольга Силаева

Отредактировано: 09.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться