Пленница проклятого демона

Размер шрифта: - +

Глава 36

Раскалённое солнце било сквозь веки с такой силой, словно мне в глаза сыпался песок. Я открыла глаза – и закричала.

Зловонная пасть чудовищного размера распахнулась прямо перед моим лицом. Неведомый зверь взревел так, что у меня заложило уши. Время остановилось. Я могла разглядеть каждую трещину на кривом клыке, видела налёт на языке и озерцо слюны, и…

Видела, как челюсти раскрываются, чтобы… чтобы…

…Чтобы меня сожрать.

Я закричала – и сама не услышала своего крика из-за утробного рычания. Смрад делался всё отвратительнее. Я изо всех сил пыталась вскочить, сдвинуться, убежать, но какая-то чудовищная сила не давала мне пошевелиться, прижимая меня к раскалённой сухой земле.

У меня не было помощи, не было защиты – на мне не было даже одежды. Я могла только кричать – и я кричала, срывая голос, пока ноги вонзались всё глубже в землю.

Больше я не могла ничего. Я была одна, одна во всём чёртовом мире – и через секунду эта пасть сожрёт меня, чтобы растворить тело в едкой желудочной кислоте. Или разорвёт меня пополам, поглотив остатки навечно.

– Не надо, – прошептала я. – Пожалуйста.

Кончик огромного чудовищного языка высунулся – и лизнул меня с головы до ног, оставляя слизь на волосах и коже. Меня чуть не вырвало.

Передо мной вдруг метнулась тень. И в тот миг, когда челюсти неведомого зверя готовы были надо мной сомкнуться, я почувствовала твёрдую руку в своей руке – и открыла глаза.

 

Я вскочила с каменного мозаичного пола. Меня трясло. Я глотала воздух, бесполезно открывая и закрывая рот, и не замечала ничего вокруг, дрожа от облегчения. Оказывается, когда неведомая тварь не перекусывает тебя пополам, это может здорово украсить тебе день.

А ещё я всё, всё помнила. Каждую секунду своего кошмара.

– Как? – выдохнула я, глядя на Церона. – Как… как это возможно?

Его лицо плавно теряло выражение чудовищной сосредоточенности. Секунда, другая – и оно приняло своё обычное выражение, спокойное и внимательное. Чем-то Церон сейчас напомнил мне Тень.

Похоже, у Тени был тот ещё учитель. И мне страшно было представить, что будет, когда Тень начнёт пользоваться его уроками.

– Ты слишком рано проснулась, – с явным недовольством заметил Церон. – Впрочем, достаточно для первого раза, я полагаю. Что тебя разбудило?

Я пожала плечами. Что я ему скажу? «Какая-то тень»?

Тень…

Я расширившимися глазами посмотрела на Тень, который с отрешённым видом разглядывал мозаику на полу.

…Ведь это был он, да? Он спас меня в последний момент, а Церон ничего не заметил.

А потом я подняла взгляд и увидела лицо Конте.

На нём была такая свирепая решимость, что в эту секунду я знала: его не остановят ни демоны, ни решётки, ни раненая рука.

Он спасёт меня. А я спасу его.

Я слабо улыбнулась ему. «Со мной всё в порядке», – произнесла я одними губами.

Конте рывком дёрнул головой, будто отрицая моё право быть в порядке после того, что я только что пережила. Я проследила за направлением его взгляда. Если бы этот взгляд мог убивать, он бы размазал Тень о скалы. Чёрт, если я его не остановлю, Конте наверняка скажет что-нибудь…

Поздно.

– Ты, – с ненавистью выдохнул Конте, глядя на Тень. – Ты вот так же измывался над ней ночами? С единственной только разницей, что она ничего не помнила?

Тень не удостоил его ответом.

– Я желаю с ним драться, – отрывисто сказал Конте. – Сейчас.

Тень поднял бровь:

– У тебя нет оружия. Ты будешь драться без меча? С раненой рукой? Может быть, тебе и руки не развязывать?

– Не время для твоих дурацких шуточек, – процедил Конте.

Тень подошёл к нему вплотную. Я едва слышала его голос, лишь читала движения губ. Демоны же не слышали его вовсе.

– Забавно, – тихо-тихо промолвил Тень. – Когда-то в Гильдии Клинков один глупый мальчишка любил произносить те же самые слова, вспоминая тебя. «Не время для твоих дурацких шуточек, Конте». Увы, никакого Конте рядом не было, и защитить того мальчика было некому. Не мне же, в самом деле, было этим заниматься?

Он взглянул на свою катану и провёл ладонью по рукояти.

– У него была одна-единственная стоящая вещь, – задумчиво произнёс Тень. – Его меч. Но Ниро почему-то считал, что самым ценным, что у него было, была братская любовь. Знаешь, мне кажется, он до последнего верил, что ты за ним вернёшься.

Лицо Конте исказилось.

– Я придушу тебя голыми руками, – прошипел он. – Клянусь тебе. Я даже не остановлюсь перед тем, чтобы зарезать тебя во сне. Плевать на честь, плевать на что угодно. За то, что ты сделал с Закладкой и моим братом, ты достоин самого чёрного проклятия. Жаль, что моя кровь для этого не подходит.



Ольга Силаева

Отредактировано: 09.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться